free web hosting | free hosting | Business Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
ХАИМ-НАХМАН БЯЛИК
СТИХИ
Из книги "33 века еврейской поэзии"

К ПТИЦЕ

БЛАГОСЛОВЕНИЕ НАРОДА

ИЗ ПЕСЕН ЛЕТА

ЛЕТО УМИРАЕТ

ПОСЛЕДНИЙ

Как сухая трава, как поверженный дуб...

НАД БОЙНЕЙ

Приюти меня под крылышком...

ЗА МОРЕМ


К ПТИЦЕ Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод Я.Либермана
  Мир тебе, птица, ты снова вернулась,
  К окну моему издалёка.
  Как сердце мое по тебе стосковалось,
  Как было ему одиноко!
  Спой-расскажи мне, моя дорогая,
  О грезах людских и мечтаньях.
  Ужель даже в теплых и ласковых странах
  Живут и плодятся страданья?
  Встречала ли ты моих братьев в Сионе
  И нет ли мне вести-привета?
  Им счастье даровано, мне – боль и беды,
  Но знают ли братья об этом?
  Но знают ли, сколько противников злобных
  Стеною меня окружает?
  Спой же мне, птица, о крае, где вечно
  Осень не наступает.
  Не шлют ли привет мне плоды молодые,
  В долинах набравшие силы?
  Утешен ли старец Сион иль, как прежде, –
  Руины ему да могилы?
   Шарона земля и Ливана вершины
  Дают ли душистую мирру?
  Проснулся ль отец кипарисов и кедров,
  Являя красу всему миру?
  Роса на Хермоне , как жемчуг, ложится
  Или слезами сочится?
  Струится ли светлый поток Иордана,
  Высится ль гор вереница?
  Спускаются ль с неба тяжелые тучи,
  Предвестники горя-печали?
  Спой, птица, о крае, где пращуры наши
  Жизнь и смерть познали.
  Не вянут ли мирты, взращенные мною ,
  Как сам я теперь увядаю?
  Когда-то и я был цветущим и сильным,
  О том лишь, увы, вспоминаю.
  О чем шепчут листья кустов придорожных,
  Ответь-расскажи, моя птица;
  О давних изгнаньях, о новых надеждах
  На то, что страна возродится?
  А братья мои, те, что пашут и сеют,
  Какие поют они песни?
  Обресть бы мне крылья и перенестись бы
  В край роз и миндаля чудесный!
  А что расскажу тебе я, моя птица?
  В чем ты ожидаешь признанья?
  Не песни, а плач от меня ты услышишь,
  Стоны и причитанья.
  Поведаю я всем известную повесть
  О тяжкой судьбе на чужбине,
  О бедах несчетных былых и грядущих,
  О зле, торжествующем ныне…
  Оставь же меня и лети, дорогая,
  В пустыню лети или в горы.
  Для пения создана ты, не для плача,
  Для счастья, а не для позора.
  Не стон наш с тобою излечит больного,
  Не он зарастит мою рану.
  От слез только сердце, как мятые травы,
  Глаза застилает туманом.
  Кончаются слезы – нет больше надежды,
  Но боль – без конца, без начала:
  Мир тебе, птица, и дай Бог, чтоб радость
  В песне твоей звучала.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ НАРОДА Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод Я.Либермана
  Мои братья, да будут сильны ваши руки
  Землю родную обнявшие нежно!
  Да возвысят ваш дух песен пахаря звуки
  С вами сегодня народа надежда!
  Нам дороги ваши упорство и вера,
  Слезы и пот на измученных лицах.
  Подобно росе на заре, непомерны,
  Вновь они нам помогают родиться.
  Навеки святыми останутся слезы,
  В жертвенный кубок излитые вами,
  И каждая капелька пота, как роза,
  Полная крови, добытой шипами.
  Пускай вы лишь первые камни сложили,
  Труд ваш никто не сочтет бесполезным.
  Дорогу в грядущее вы обнажили –
  К светлому дому под кровлей железной.
  Терпеньем богаты, мы просим: неспешно,
  Но навсегда возводите строенье.
  И будет: мы – малый народ, но безбрежны
  Толпы, глядящих на нас с удивленьем.
  Отставшие, что ж вы ряды растянули?
  Разве рабы вы, Израиля дети?
  Сомкнитесь друг с другом, что спины согнули?
  Станьте тверды, как никто в целом свете!
  Довольно скорбеть! Что с того, что нас мало?
  Пусть перед вами предстанут герои!
  Со дней Зрубавела земля не видала,
  Чтобы вершил наш Иаков такое!
  Позор тем, кто числит свой труд благородней!
  Камень на камень, ступень за ступенью!
  И громом раскатится слово Господне:
   Встань и взойди ! Вот твой путь во спасенье!

ИЗ ПЕСЕН ЛЕТА Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод Я.Либермана
  Мой друг и товарищ милый,
  Уже целых три недели
  Дожди разъедают мне душу,
  Совсем они нас одолели.
  Как только горячий таммуз
  Достиг своей середины,
  Сменило обличие лето,
  Прорвалась небес паутина.
  Ох, как надоел мне нудный,
  Назойливый дождь без просвета
  Стучит и стучит он мне в уши,
  Когда же кончится это!
  Бренчит по соломе на крыше
  И окна приоткрывает.
  И к скорби земли несчастной
  Мою тоску добавляет.
  Хлеба промокшие гнутся
  В дождями напоенном поле,
  Колосьями клонятся долу,
  Как сирота от злой доли.
  Деревья, налитые влагой,
  Уныло ветвями качают.
  Как будто от горькой печали
  С них капли-слезинки стекают.
  В блестящие гладкие струйки
  Сбегаются капельки эти,
  Вонзаются копьями в землю,
  Мгновенье – и нет их на свете.
  Мой друг, я, конечно же, знаю,
  Во благо дожди в это время.
  Жнецу они шепчут: «Уж скоро!»,
  Колосьям: «Да зреет в вас семя!»
  Я знаю, что хлеб, как награда,
  Даруется смертному небом,
  Как доброе слово Господне,
  За то, что ленивым он не был.
  Что станут прозрачными гроздья
  В зеленых лесах винограда,
  Лишь сбудутся их упованья
  И дождь принесет им прохладу.
  Что нежности много и ласки
  Земля может дать своим детям,
  Когда ее груди налиты
  Дождинок искрящимся светом.
  Что снова покажется Солнце;
  Наполнив живительным соком
  И груши с желтеющей кожей,
  И яблоки с розовым боком.
  Но жаль мне, как было когда-то
  В весенние дни первоцвета;
  Что красота быстротечна.
  С дождями кончается лето.

ЛЕТО УМИРАЕТ Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод С.Липкина
  Пред смертью лето ярко увядает,
  Кровь пурпура горит над самым краем
  Туч предвечерних, листья опадают
  И шепчут: «Умираем, умираем».
  И сад осиротел, и лишь блуждают
  Печальные мечтатели без цели,
  И ласточкам последним сострадают
  И шепчут: «Улетели, улетели».
  Осиротело сердце. Вот и осень
  С вопросом приближается к окошку:
  «Ты обувь починил? Пальто заштопал?
  Готовь дрова и запасай картошку!»

ПОСЛЕДНИЙ Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод З.Жаботинского
  Всех их ветер умчал к свету, солнцу, теплу,
  Песня жизни взманила, нова, незнакома;
  Я остался один, позабытый в углу
  Опустелого Божьего дома.
  И мне чудилась дрожь чьих-то крыл в тишине
  Трепет раненых крыл позабытой Святыни,
  И я знал: то трепещет она обо мне,
  О последнем, единственном сыне…
  Всюду изгнана, нет ей угла на земле,
  Кроме старой и темной, молитвенной школы, –
  И забилась; сюда, и делил я во мгле
  С ней приют, невеселый.
  И когда, истомив над строками глаза,
  Я тянулся к окошку, на свет из темницы,
  Она никла ко мне, и катилась слеза
  На святые страницы.
  Тихо плакала, тихо ласкалась ко мне,
  Словно пряча крылом от какого-то рока:
  «Всех их ветер унес, все в иной стороне,
  Я одна… одинока…»,
  И в беззвучном рыданьи, в упреке без слов,
  В этой жгучей слезе от незримого взора
  Был последний, аккорд скорбной песни веков,
  И мольба о пощаде, и, страх приговора…

* * * Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод З.Жаботинского
  Как сухая трава, как поверженный дуб,
  Так погиб мой народ – истлевающий труп.
  Прогремел для него Божий голос с высот
  И не внял, и не встал, и не дрогнул народ,
  Не проснулся в нем лев, не воскрес исполин,
  И не вспрянул в ответ ни один, ни один…
  И когда, живы духом, из дальней земли
  На Господний призыв ваши братья пришли
  Не сбежался навстречу борцам у ворот
  Весь, от моря до моря, ликуя, народ,
  И для верных своих не нашлось у него
  Ни пожатья руки, ни кивка, ничего…
  В шумной давке глупцов пред чужим алтарем
  Утонул Божий голос, заглох Его гром.
  И, поруган плевками холопских потех.
  Замер Божий глагол под раскатистый смех…
  Так истлел мой народ, стал, как жалкая пыль,
  Обнищал, и иссох, и рассыпался в гниль.
  Не родится меж вами, в день кары большой,
  Муж деяний и жизни, с великой душой,
  Чей огонь проникал бы, как молния, в грудь,
  И глаза, как звезда, озарили ваш путь, –
  Рыцарь правды и грезы и дерзкой борьбы,
  С беззаветной враждой против рабьей судьбы –
  И с великой, как скорбь, и огромной, как срам,
  И, как море, бездонною жалостью к вам,
  Чтоб ярилась, бушуя, в нем буря Любви,
  И клубился пожар ненасытный в крови,
  И над вами гремел его голос сквозь тьму:
  Подымись! Созидай! –
  Не родиться ему…
  Так погиб мой народ… Срама жаждет он сам,
  Нет опоры стопе, нет мерила делам.
  Сбились люди с дороги, устали бродить,
  И пропала в веках путеводная нить.
  Рождены под бичом и бичом вскормлены,
  Что им стыд, что им боль, кроме боли спины?
  В черной яме чужбин копошася на дне,
  Воспарит ли душа над заботой о дне,
  Возвестит ли рассвет, возведет ли престол,
  Завещает ли веку великий глагол?
  Раб уснул и отвык пробуждаться на клич,
  Подымают его только палка да бич.
  Мох на камне руин, лист увядший в лесу
  Не расцвесть им вовек, не зови к ним росу.
  Даже в утро Борьбы, под раскатами труб,
  Не проснется мертвец, и не двинется труп…

НАД БОЙНЕЙ Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод З.Жаботинского
Это же стихотворение в переводе В.Брюсова
  
  Небеса! Если в вас, в глубине синевы,
  Еще жив. старый Бог на престоле
  И лишь мне он незрим, – то молитесь хоть вы
  О моей окровавленной доле!
  У меня больше нет ни молитвы в груди,
  Ни в руках моих сил, ни надежд впереди…
  О, доколе, доколе, доколе?
  Ищешь горло, палач? На! Свой нож приготовь,
  Режь, как пса, и не думай о страхе:
  Кто и что я? Сам Бог разрешил мою кровь,
  В целом мире я – будто на плахе.
  Брызни, кровь моя, лей, заливая поля,
  Чтоб осталась навеки, навеки земля,
  Как палач, в этой красной рубахе…
  Если есть Высший Суд – да свершится тотчас!
  Если ж я в черных муках исчезну,
  И тогда он придет, слишком поздно для нас, –
  То да рухнет престол его в бездну,
  Да сгниет ваше небо, кровавая грязь,
  И убийцы под ним да живут, веселясь
  И глумясь над Десницей возмездной…
  И проклятье тому, кто поет нам про месть!
  Мести нет, слишком страшны страданья:
  Как за детскую кровь казнь отмерить и счесть?
  Сатана б не нашел воздаянья…
  Пусть сочится та кровь неотмщенная в ад,
  И да роет во тьме, и да точит, как яд,
  Разъедая столпы мирозданья…

* * * Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

  Приюти меня под крылышком,
  Будь мне мамой и сестрой,
  На груди твоей разбитые
  Сны-мечты мои укрой.
  Наклонись тихонько в сумерки,
  Буду жаловаться я;
  Говорят, есть в мире молодость –
  Где же молодость моя?
  И еще поверю шепотом:
  И во мне горела кровь;
  Говорят, любовь нам велена –
  Где и что она, любовь?
  Звезды лгали; сон пригрезился
  И не стало и его;
  Ничего мне не осталося,
  Ничего.
  Приюти меня под крылышком.
  Будь мне мамой и сестрой,
  На груди твоей разбитые
  Сны-мечты мои укрой…

ЗА МОРЕМ Х.-Н.Бялик Стихи и Поэмы

Перевод Б.Камянова
  Есть в дальних морях
  Островов череда,
  Известна лишь птицам
  Дорога туда.
  Из чистого золота
  Те острова,
  Но как к ним добраться
  Не знает молва.
  На тех островах
  Безмятежно живет
  Народ великанов –
  Могучий народ.
  Нет в мире народа
  Честней и мудрей,
  И царь их умнее
  Всех прочих царей
  Заморские дива
  В садах мудрецов
  Там райские птицы
  Выводят птенцов
  Есть в дальних морях
  Островов череда,
  Известна лишь птицам
  Дорога туда.

  Стихотворение написано под влиянием «Ветки Палестины» М.Лермонтова
  Шарон – равнина на восточной стороне Средиземного моря.
  Хермон – гора на севере Палестины.
  Не вянут ли мирты… – В этой строфе восемнадцатилетний поэт демонстрирует слияние своего «я» с древним еврейским народом.
  Благословение народа – стихотворение, некогда оспаривавшее у «ХаТиквы» («Надежда») роль национального гимна.
  Зрубавел – предводитель первого отряда евреев, возвратившихся в Иерусалим из вавилонского плена (Перв. Езд., 2:64-70; 3:1-13).
  Встань и взойди! – перефразированное «Встань, пойди» (Быт.,28:2). В оригинале слову «взойди» соответствует слово «алу», от которого произошло слово «алия» («восхождение»), сегодня употребляемое в смысле «возвращение в страну отцов».
  Таммуз – месяц, соответствующий июню-июлю; середина таммуза (17 число) – переломный день в еврейском календаре. В этот день, по преданию, Моисеем были разбиты скрижали Завета, сломлена защита Иерусалима (проломлены его стены вавилонянами) и т.п.
  … Святыни… – в оригинале Шехины (см.прим. 79 к гл.1).
  Небеса!…молитесь хоть вы О моей окровавленной доле! – фраза, восходящая к эпизоду из Талмуда (Вавил. Талмуд, трактат « Авода зара», лист 17а), в котором большой грешник Элеазар Бен Дордия просит заступиться за него перед Богом землю и небеса. Аналогичную просьбу, как отмечает мидраш, высказывал и Моисей, не желая умирать, не войдя в Землю Обетованную.