free web hosting | website hosting | Web Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
ИОСИФ НЕДАВА
ЗЕЕВ ЖАБОТИНСКИЙ. ВЕХИ ЖИЗНИ

ИСТОКИ

ЮНОСТЬ В ОДЕССЕ

МОЛОДЫЕ ГОДЫ

САМООБОРОНА

ГЕЛЬСИНГФОРСКАЯ ПРОГРАММА

ПРОПАГАНДИСТ СИОНИЗМА

КОНСТАНТИНОПОЛЬ

БОРЬБА ЗА ИВРИТ

ЕВРЕЙСКИЙ ЛЕГИОН

ИЕРУСАЛИМ, 1920

АРЕСТАНТ КРЕПОСТИ АКО

В СИОНИСТСКОМ РУКОВОДСТВЕ

БЕЙТАР И ГА-ЦОАР

НА СИОНИСТКИХ КОНГРЕССАХ

ПРИГОВОРЕН К ИЗГНАНИЮ

ПРОЦЕСС СТАВСКОГО

НОВАЯ СИОНИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ПРОТИВ «РАЗДЕЛА» И «СДЕРЖАННОСТИ»

ЭВАКУАЦИЯ

НАВСТРЕЧУ ВООРУЖЕННОМУ ВОССТАНИЮ

ИТОГ

ЕГО СИОНИСТСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ


ИСТОКИ 

  Жаботинский был одним из отцов сионизма, благодаря которым произошли глубокие изменения в национальном самосознании еврейского народа. Влияние его учения в государстве Израиль ощущается до сих пор. Будущий третий президент Израиля Залман Шазар писал о нем в некрологе: «...Жаботинский обладал тембром того легендарного храмового инструмента, который звучал сотней звуков. Он был мыслитель и политик, мечтатель и журналист, писатель и переводчик, поэт и божьей милостью оратор, полиглот, владевший десятками языков, и знаток мировой литературы. Все это богатство он отдал своему народу. С того дня, как он стал служить сионизму, а он считал это дело святым, он забыл о «посторонних» занятиях, посвящал дни и ночи лишь одному – служению сионизму и скончался, служа ему». Когда он появился в русской литературе, ему предсказывали большое будущее, но он без сожаления расстался с литературной деятельностью в начале своей писательской карьеры. Максим Горький восторгался его поэтической силой, другой русский писатель – Михаил Осоргин – сетовал, что «национальные еврейские дела украли Жаботинского у русской литературы». Сам же Жаботинский никогда об этом не жалел. Правда, иногда, в часы отчаяния и разочарования, он «угрожал» отходом от всякой общественной деятельности, бегством в «хрустальную башню» литературного творчества, но такие настроения проходили быстро. Он разочаровался в политических лидерах и в их приверженцах, которые бездумно следовали за ними, но не в самой сионистской идее, навсегда захватившей его. Ей он отдавал все свои силы. С того дня, как он примкнул к сионистскому движению, Жаботинский не видел смысла в служении другим идеям. Он посвятил всего себя возделыванию нашего национального сада. Лишь в родных духовных ценностях он находил наибольшее удовлетворение. В своей последней книге «Фронт войны еврейского народа», говоря о советской попытке задушить возрождение иврита, он писал: «Я, знающий половину произведений Пушкина наизусть, готов в любой момент отдать всю современную русскую поэзию за семь букв из еврейского квадратного алфавита».
  Хотя основной вклад Жаботинского в сионизм связан с укреплением военной мощи, он считал себя прежде всего последователем Герцеля, т. е. сторонником политических действий. Создание же еврейской военной силы было в его глазах всего лишь политическим средством для достижения благородной цели. Он всегда отдавал предпочтение политическим решениям, подкрепленным убежденностью и высокой моралью. Проникшись сознанием того, что «мир в основе своей добр» и человечеством все еще управляют гуманизм и правосудие, он верил, что сионизм в конце концов найдет свое воплощение. Надо только внедрить в души народа, самого гонимого и самого преследуемого, веру в то, что его требования справедливы. Эта вера будет настолько сильной, что преодолеет любые барьеры и откроет любые двери. Он понимал сионизм как революцию и прежде всего видел необходимость изменить умонастроение еврейского народа. Он был убежден, что наш народ достигнет цели не пресмыкательством, а борьбой, и цель сионизма – извлечь еврея из гетто, а гетто изгнать из еврея.
  Жаботинский категорически отрицал диаспору, не принимал тип еврея, проникнутый духом диаспоры, хотя такой тип и вызывал его жалость. Познакомившись поближе с выходцами из народа, он быстро оценил скрытую в них могучую силу и верил, что из них можно выковать настоящих борцов. Он не признавал униженную формулу «Кто мы такие и что мы можем?», знал недостатки и слабости, типичные для личности отдельного еврея: отсутствие родины согнуло его спину и исказило его понятия, но как коллектив еврейский народ в основе своей сохранил исконную силу. Поэтому он способен совершить национальную революцию.
  Новаторские и революционные взгляды Жаботинского не всегда признавались даже его союзниками – такова судьба первопроходцев. Оригинальный мыслитель чаще всего опережает свое время, кроме того, не всегда просто преодолеть инертность масс. Жаботинский никогда не был конформистом и не следовал по проторенной дорожке. Своими гневными речами он порой восстанавливал против себя даже своих соратников. Сам Жаботинский признавал, что, где бы он ни выступал, его неординарные мысли постоянно вызывали горячие споры. Он был не простым, трудным человеком, даже для своих единомышленников. Почему же он вызывал споры и ссоры на еврейской улице? Чем объяснить его бескомпромиссность и оригинальность? Свойства эти характерны для пророка, и Жаботинский действительно был прорицателем. Журналист и писатель Пьер Ван-Паассен однажды попросил Жаботинского определить понятие «гениальность». «Гений, – сказал Жаботинский, – это тот, кто видит и чувствует то, что произойдет через десять лет». Этим свойством обладал и сам Жаботинский. В письме молодому, впавшему в отчаяние еврею из Южно-Африканского Союза он писал 27 ноября 1938 года: «Твое поколение увидит чудеса и сотворит чудеса. Пусть не дрогнет твое сердце от массовых убийств; все, все силы жизни и смерти должны быть отданы одной цели: еврейскому государству и великому переселению в Эрец-Исраэль. Я думаю, что в ближайшие десять лет, по очень осторожной оценке, еврейское государство не только будет провозглашено, оно станет фактом, скорее всего даже меньше чем через десять лет…»
  Эти мысли не результат мистических провидений, а логический вывод из развития событий в геополитической совокупности.
  В упомянутом выше некрологе Залман Шазар сказал, что Жаботинскому «было предназначено стать первым голосом в хоре возрожденного Израиля. Было предназначено, но не исполнилось». Так ли это? Возможно, что до конца жизни он не был «близким для большинства его собратьев», но будучи пионером в революционном движении, он и не стремился к власти при помощи аппарата. Он был слишком страстен, чтобы спокойно рассуждать о структуре политических сил, чтобы выжидать удобный момент, сосредотачиваться на маневрах и сделках, создавая для себя сферы влияния. Ему было трудно принимать участие в органах «государства в пути». Он усматривал в них черты делячества, а это претило ему. Его не удовлетворяли умеренные шаги типа «капля камень точит». «Не любил я сионистские конгрессы, кроме шестого, первого для меня, – писал он в книге «Повесть о моей жизни» (1936). – Я всегда терялся в них, как чужой, и теперь я боюсь, что меня, может быть, заставят участвовать в них еще не раз». Вместо того чтобы заниматься мышиной возней сионистского «парламентаризма», он предпочитал обращаться через головы официального руководства к молодежи, призывал ее расшатывать существующие основы, изменять застывшие формы, возобновлять героические традиции Израиля, «плевать» на законы и запреты, не имеющие морального оправдания, восставать против общепризнанного.
  Жаботинский умер и не смог увидеть своими глазами обновленный независимый Израиль, но его революционный дух живет. Он придает народу силы в борьбе и строительстве, укрепляет надежды на будущее.

ЮНОСТЬ В ОДЕССЕ 

  Зеев (Владимир) Жаботинский родился 18 октября 1880 года в Одессе, в зажиточной семье. Когда ему было шесть лет, умер его отец – служащий Российского общества мореходства и торговли, занимавшийся закупкой и продажей пшеницы по всему Приднепровью. Одесса была главным зернохранилищем Малороссии (так в то время называлась Украина), и Евгений Григорьевич Жаботинский управлял делами целого «царства», По словам сослуживцев, это был гениальный человек, обладавший феноменальными способностями. Среди свойств, унаследованных Жаботинским от отца, можно назвать отношение к деньгам: он всегда считал их не целью, а средством для достижения. В книге «Повесть о моей жизни» Жаботинский пишет, что как-то отцу сказали, будто его помощники обворовывают его, на что он ответил: «Кто ворует у меня, тот беднее меня». Может быть, он и прав, замечал впоследствии сын, именно эта философия перешла ко мне по наследству.
  Мать Жаботинского, Ева Марковна Зак, была младшей из двенадцати детей в семье преуспевающего торговца из Бердичева. От нее Зеев унаследовал стойкость в борьбе с жизненными бурями. Она два года отчаянно сражалась за жизнь своего мужа, больного раком, заложила и продала все имущество, показывала его лучшим врачам в Германии, но все усилия были тщетны. После смерти супруга заботы о пропитании семьи легли на ее плечи. Она открыла небольшую лавочку письменных принадлежностей и на скромные доходы от нее вырастила детей.
  Образование Жаботинского началось с детского сада в Берлине, но с тех юных лет остались лишь неприязнь к немецкому языку и смутное воспоминание о «церемонной» встрече с кайзером на улице в Эмсе…
  В семь лет мальчика отдали в частную школу, а через несколько лет он был принят в гимназию. Надо сказать, что несмотря на способности и феноменальную память, юный Жаботинский не любил учиться. Его угнетала палочная дисциплина в гимназии, все его существо восставало против режима послушания, царившего в ней. «Не счесть числа скандалов и конфликтов, которые были у меня с чиновниками от российской педагогики», – писал впоследствии он. В конце концов его выгнали с последнего экзамена за то, что он передал соседу перевод латинского текста…
  Все, что Жаботинский усвоил в молодости, он усвоил вне школы. Его верными друзьями были книги. Раньше, чем ему исполнилось 14 лет, он знал наизусть Шекспира в русском переводе, Пушкина и Лермонтова (позднее он мог цитировать наизусть лучшие произведения мировой литературы в оригиналах). Читал он, конечно, сочинения Толстого, Чехова и Горького. И все же, будучи воспитанным на русской литературе и русском языке, он чувствовал себя в них чужим. Ему было чуждо болезненное копание в собственной душе. Он был человеком простым, открытым, с ясным мышлением. По душевному складу Жаботинский был южанином, жителем Средиземноморья, с его ясным небом, аквамариновым горизонтом. Ведь его родная Одесса – часть этого многокрасочного мира.
  Многие черты одесского быта навсегда оставили следы в душе Жаботинского. Он побывал во многих городах в годы скитаний, но сердце было отдано лишь одному – Одессе. Этот портовый город навсегда очаровал его. В романе «Пятеро» он воздвиг ему вечный памятник, и спел песню, пронизанную неизбывной тоской. И каждый раз в воспоминаниях об Одессе звучали струны его сердца. Его влекли ее беззлобные шалости, ее веселые обычаи, ее жизнелюбие. Он чутко прислушивался к каждому удару пульса Одессы.
  В молодые годы его связь с еврейством была довольно слабой. Ему не хватало «внутреннего общения» с ним. Хотя он и читал заупокойную молитву по отцу, а набожная мать тщательно соблюдала кошерностъ и субботу, его не привлекали религиозные обычаи, казавшиеся ему искусственными. Евреев в Одессе было много (треть населения), были среди них и светила еврейского просвещения, но Жаботинский не искал их общества. Он как бы растворился в космополитическом мире многонационального города, где наряду с евреями жили греки, армяне, украинцы, турки и другие жители юга России.
  Но он никогда не был чужим в еврейском мире. В возрасте 8 лет он начал изучать иврит у известного писателя И. X. Равницкого. Его привлекали Библия и новая еврейская поэзия, которые стали для него источником гордости за свой народ. В 10 лет он стал сочинять стихи. Позже перевел на русский библейскую «Песнь песней» и стихотворение И. Л. Гордона «В морской пучине». Он послал переводы в журнал «Восход», но их не опубликовали. Он заинтересовался Талмудом (позднее, живя в Иерусалиме, пытался изучить его поглубже), но так и не смог приобщиться к кладезю его мудрости.
  Однако понимание особого предназначения своего народа укоренилось в Жаботинском с детства. «Мне было дет семь или даже меньше, – пишет он в книге «Повесть о моей жизни», – когда я спросил у матери, будет ли у нас, евреев, в будущем свое царство. И она ответила: «Конечно, будет, дурачок». – С тех пор и до сего дня я не спрашивал больше, мне этого было достаточно…
  В молодости Жаботинский много писал. Это была своего рода разрядка для его творческих сил. Но журналы не спешили предоставить ему свои страницы. Его первая статья появилась в одесском журнале «Южное обозрение» в августе 1897 года. Автору еще не было 17 лет. Статья называлась «Педагогическое замечание» и содержала острейшую критику системы школьных оценок.
  Перед ним раскрылись двери в литературу и он уже не видел смысла «мучиться» в гимназии. Аттестат зрелости его тоже не интересовал. Вскоре он принес известному русскому писателю Федорову свой перевод на русский язык поэмы Эдгара По «Ворон». Федоров не только одобрил перевод, он назвал переводчика восходящей звездой на небосклоне русской литературы. По просьбе Жаботинского, писатель порекомендовал газете «Одесский листок» послать его корреспондентом за границу. Газета не имела своих представителей в Берне и Риме. Таким образом весной 1898 года молодой Жаботинский выехал в Берн, полный уверенности, энергии и творческих замыслов.
  Жаботинский был рад на время уехать за границу, но он никак не предполагал, что за несколько лет вдали от родины завоюет своим пером такую популярность.

МОЛОДЫЕ ГОДЫ 

  По дороге в Берн Жаботинский впервые соприкоснулся с гетто. «Еврейский ландшафт» произвел на него тягчайшее впечатление. «Перед ним раскрылась безрадостная картина еврейской провинции. В Одессе он почти не встречал евреев с традиционными пейсами и в лапсердаках, не сталкивался с такой удручающей бедностью. Особенно подавлял его рабский быт: старые евреи снимали шапку, разговаривая на улице с «барином», со своими угнетателями они смело «расправлялись» за их спинами, боясь открыто восстать против позорных традиций. На станции Тернополь он увидел другую картину: десяток евреев, не обращая внимания на присутствовавших, в том числе железнодорожных служащих и полицейских, окружили раби и смело болтали с ним о своих делах. Чувство стыда и гордости боролись в душе молодого журналиста. «Я опустил голову и молча спрашивал себя: это ли мой народ?» Своим острым умом он оценил глубину еврейской трагедии. Что суждено моему народу в будущем? Этот вопрос приводил его в отчаяние.
  В Бернском университете Жаботинский поступил на юридический факультет. Он быстро включился в жизнь «русской колонии», состоявшей из трех сотен молодых людей, в большинстве своем евреев. Некоторые из них бежали от притеснений и полиции, некоторых не приняли в российские университеты из-за «процентной нормы». В клубе «колонии» спорили о мировых проблемах: путях изменения политического режима в России, сущности революции, социализме и сионизме и прочих «измах». Однажды туда приехал доктор Нахман Сыркин. В своем докладе он призывал к объединению сионизма с социализмом. Поскольку говорили о еврейских проблемах, Жаботинский тоже осмелился высказать свое мнение.
  Семнадцатилетний худощавый юноша с растрепанными волосами, необычным лицом, на котором выделялись умные глаза, и выступающим вперед подбородком буквально поразил слушателей оригинальностью своих мыслей. Он назвал себя сионистом, отметил ненависть, окружавшую еврейский народ в Европе и предсказал ему « Варфоломеевскую ночь». – «Единственный путь к спасению, – заявил он, – это всеобщая репатриация евреев в свою страну».
  Собрание было буквально взорвано. Большинство присутствовавших сочло Жаботинского явным антисемитом. Когда же он сообщил Шарлю Раппопорту, ставшему позднее одним из руководителей французских коммунистов, что он еврей, тот ему не поверил. Жаботинского удивила буря, которую вызвало его выступление. Ведь он сказал только правду. Он не знал, что произнес пророческие слова и что нет смысла пытаться дать вещам логическое объяснение. «Наш народ унаследовал от греков их логику, – сказал ему через много лет в Мадриде ближайший соратник Герцля Макс Нордау, – Еврей покупает зонтик только после того, как он схватит воспаление легких».
  На том же собрании в Берне Жаботинскому стало ясно, что он по свой сути «возмутитель спокойствия», что его слова не оставляют слушателей равнодушными. И он не дает людям впасть в спячку.
  Речь в Берне была его первой сионистской речью. Призыв к полной репатриации евреев он повторит через 40 лет, отстаивая идеи сионизма, за что удостоится еще более бурной реакции: люди чуть не забросали его камнями…
  Есть какая-то символическая связь между этим первым выступлением в Берне и поэтическим творчеством Жаботинского: в то лето он опубликовал в журнале «Восход» свое первое стихотворение «Город мира» (он имел в виду Иерусалим).
  Осенью 1898 года Жаботинский переехал в Рим, чтобы продолжить учебу, и прожил там три года – может быть, самые счастливые годы его жизни. В Италии он сформировался как личность. «Если есть у меня духовная родина, – писал он, – то это Италия». Он в совершенстве изучил итальянский язык и его наречия. Именно в Италии он научился ценить все хорошее и красивое в жизни. Его учителями в университете были люди, оставившие след в своей эпохе, – Антонио Лабриола и Энрике Пери. Формально они читали философию, историю и уголовное право, но правда, которую они открыли ему, повлияла на него намного сильнее, чем преподаваемые ими предметы. Они привили ему любовь к человеку, веру в доброту человечества, заложили в нем святой принцип Либерализма. Позднее он напишет: «Мечта о порядке и справедливости – общечеловеческая мечта, сотканная из жалости, терпения, веры в честность человека». Частично Жаботинский усвоил взгляды анархизма, ставящего человека в центр бытия. Вначале Бог сотворил личность – такова была суть его учения. Потом он вывел вторую формулу – вначале Бог создал нацию. Он не усматривал здесь какого-либо противоречия: личность добровольно склоняется перед нацией, но власть ни в коем случае не должна принуждать личность к послушанию. Человек может идти выбранной им дорогой – это его право. Задача общества – не угнетать личность, оно обязано помочь ей, когда она оступается. От наших предков, сочинителей Мишны – наиболее древней части Талмуда, – Жаботинский усвоил мысль, что каждый человек – царь, и его надо соответственно уважать. Поэтому он питал отвращение к любым проявлениям диктата; он был демократом до глубины души.
  Вскоре после переезда в Рим Жаботинский перешел на работу в газету «Одесские новости». Из Рима он регулярно посылал свои фельетоны под псевдонимом «Альталена», которые вскоре стали популярны особенно в среде российской интеллигенции. Написанные легким и отточенным пером, полные остроумных и ярких афоризмов, они свидетельствовали о незаурядных способностях автора. Темы их были разнообразны и касались в основном вопросов литературы и искусства, иногда политики. Описываемые им повседневные мелочи итальянского быта полны какой-то непередаваемой прелести. Создать эти зарисовки мог лишь опьяненный жизнью, влюбленный в Б-жий мир человек.
  Одновременно он публиковал свои статьи в газете итальянских социалистов «Аванти», а в одном из журналов напечатал переводы рассказов Чехова и Горького.

САМООБОРОНА 

  Из Италии Жаботинский вернулся в «новую» Россию. Это был 1901 год. В воздухе стоял запах мятежа. Все было охвачено революционным духом: действовали подпольные партии, звучали революционные лозунги. К своему удивлению он обнаружил, что стал одним из самых популярных фельетонистов в стране, особенно в кругах интеллигенции. Когда редактор «Одесских новостей» Хейфиц предложил ему стать сотрудником газеты с окладом 120 рублей в месяц (в то время деньги немалые), он не устоял перед соблазном. Отказался от карьеры юриста и остался в Одессе.
  Осенью того же года Жаботинский впервые испытал свои силы как драматург. Городской театр поставил его пацифистскую пьесу «Кровь», в которой он протестовал против войны вообще, и англобурской в частности. Пьеса не имела большого успеха, как и последовавшая за ней через год пьеса «Ладно».
  Поскольку у «Альталены» был широкий круг почитателей, редактор предоставил ему возможность писать все, что он хотел. Он будоражил у читателей совесть, раздражал их своими сентенциями, нарушал их душевное спокойствие. В сущности он принадлежал к радикальному лагерю, проповедовавшему изменение режима и общества. Так или иначе он должен был привлечь к себе внимание властей.
  В начале 1902 года, в полночь, полиция нагрянула к нему на квартиру и устроила обыск – искали запрещенную литературу. Обнаружили несколько брошюр, которые послали на проверку – не содержится ли в них «оскорбление престола». Жаботинский без суда был заключен в тюрьму, но вскоре освобожден. Он вспоминал, что был арестантом камеры 52, расположенной в крыле «политических». В книге «Повесть о моей жизни» он писал: «Семь недель, проведенных мной в этой тюрьме, стали одним из самых приятных и дорогих мне воспоминаний».
  1903 год стал поворотным в жизни Жаботинского. Он все еще был «вундеркиндом» Одессы, его носили на руках, но перед ним встал во всей своей мрачности еврейский вопрос. Начало его сионистской деятельности в России связано с идеей самообороны. В канун пасхи 1903 года распространились слухи о предстоящем еврейском погроме. Жаботинский немедленно стал действовать. Он послал письма десяти наиболее известным деятелям Одессы и предложил им организовать отряд самообороны. К своему большому удивлению, ни от кого из них он ответа не получил. Впервые в жизни он столкнулся с еврейским равнодушием, вызванным страхом, с одной стороны, и беспечностью, с другой: были еще люди, верившие, что можно надеяться на полицию, которая не допустит погрома. Жаботинский ненавидел позорное понятие «еврей под покровительством». Он решил действовать самостоятельно. Случайно ему стало известно, что в Одессе уже существует ядро самообороны, и он немедленно присоединился к нему. Вместе с несколькими молодыми людьми он собирал деньги и приобретал оружие. В одном из подвалов печатали на гектографе прокламации. «Их содержание было очень простым, – писал позже Жаботинский, – два параграфа из уголовного кодекса, в которых ясно сказано, что тот, кто убивает в целях самообороны, свободен от наказания, и короткий ободряющий призыв к еврейской молодежи – не подставлять шею под нож».
  Но погром, который ожидался в Одессе, разразился в Кишиневе: 47 человек были убиты и сотни ранены, Весь просвещенный мир возмутило это злодеяние, еврейство впало в оцепенение. Газета «Одесские новости» получила денежные пожертвования и одежду для пострадавших, и Жаботинский был послан раздавать их в места кровавой расправы. Там он увидел своими глазами результаты резни и там же впервые встретился с лидерами русского сионизма (Усышкиным, Темкиным, Бернштейном-Коэном и другими) и поэтом Бяликом, выразившим свое гневное обвинение в поэме «В городе убийств» (по соображениям цензуры, она была переименована в «Немировское дело»). Вскоре Жаботинский перевел эту поэму на русский язык. Перевод, сопровождавшийся предисловием переводчика и прокламацией самообороны, был распространен среди всех еврейских общин России.
  Хотя Жаботинский и утверждал, что «события нас ничему не учат, они являются результатом ненормального положения народа и следствием неспособности видеть вещи правильно», погром все же не прошел для него бесследно и способствовал сближению с сионистским движением в России.
  Когда он вернулся в Одессу, его друг Шломо Зальцман предложил ему от имени сионистского общества «Эрец-Исраэль» поехать на Шестой сионистский конгресс в качестве делегата от этого общества. Он согласился, хотя ему не хватало полтора года до 24 лет – возраст, который по уставу давал право быть избранным в делегаты.
  Этот конгресс в Базеле был последним, в котором участвовал Герцль. Именно на нем было обнародовано предложение найти страну взамен Эрец-Исраэль, вызвавшее буквально бурю негодования. Позднее Жаботинский признавался, что сионистские конгрессы его никогда не привлекали, но впечатление от этого первого, в котором участвовал, он сохранил в сердце, как самую дорогую память. Его очаровало яркое выступление Герцля. Впечатляли его страстная убежденность идеолога и величие лидера. И тем не менее, как и большинство делегатов из России, Жаботинский не допускал мысли о сионизме без Сиона. Он был среди 177 голосовавших «против» и вместе с ними покинул в знак протеста зал, когда было принято решение создать комиссию для изучения британского предложения о территории в Восточной Африке. Он присоединился к оппозиции, которую тогда возглавил еще не знакомый ему доктор Вейцман [1]. Но этот порыв был стихийным, а в глубине же души Жаботинский преклонялся перед Герцлем и готов был идти с закрытыми глазами за «последним главой израильской диаспоры».
  На всю жизнь сохранил Жаботинский память о драматическом выступлении Герцля перед восставшими после исторического голосования «сионистами Сиона». Именно Жаботинский увековечил «речь примирения» Герцля, записав ее после заседания. В его ушах до самой смерти звучала клятва вождя, произнесенная на другой день перед всем конгрессом: «Если забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука…»
  Всего один раз Жаботинский поднялся на трибуну конгресса. Он решил поддержать Герцля: российские делегаты подвергли лидера критике за то, что он поехал в Петербург и вел там переговоры с министром-антисемитом Плеве, считавшимся главным идеологом Кишиневского погрома. Жаботинский выступил на стороне Герцля. Зал загудел, многие требовали, чтобы Жаботинский покинул трибуну. Герцль подошел к молодому оратору и мягко сказал ему: «Ваше время истекло…»
  Только эти слова услышал Жаботинский из уст лидера. По иронии судьбы их сказал учитель ученику, наследнику и продолжателю его пути в сионизме. Время Жаботинского тогда не истекло, оно начиналось: звезда одного лидера заходила, другою поднималась.

ГЕЛЬСИНГФОРСКАЯ ПРОГРАММА 

  Смерть Герцля в 1904 году вызвала в сионистском движении замешательство. Появились даже сомнения, будет ли его детище существовать после него. Звуки извне стали проникать на еврейскую улицу и занимать умы молодежи. Были такие, которые смотрели на сионизм, как на маленькую мечту по сравнению с всеобщим рассветом, занимавшимся на горизонте. Надежда на решение еврейского вопроса на волне революционных преобразований в России особенно усилилась после русско-японской войны и революции 1905-1907 годов. Крепла сила «Бунда», верившего в социализм и еврейскую культурную автономию, поднимали голову и разного рода ассимилянты. Настроения сионистского меньшинства выразил Иосиф Клознер в статье «Оставшийся лагерь». На флангах движения наблюдалась растерянность, почти бессилие.
  Капитулянтские настроения не затронули Жаботинского. Уже тогда проявилось его основное качество – не бояться остаться в меньшинстве. Он бесстрашно плыл против течения, веря, что довольно одной искры, чтобы разжечь пламя веры.
  Вернувшись с конгресса, он вскоре уехал из Одессы – раздражали конфликты с полицией – и поселился в Петербурге, хотя не имел прав на жительство в столице. Он по-прежнему зарабатывал статьями в общерусской печати («Наша жизнь», «Русь») и по-прежнему был популярен, но душа его была отдана еврейскому народу и сионизму. В 1904 году был основан ежемесячник «Еврейская жизнь», который стал официальным органом сионистского движения в России. Со временем он был преобразован в журнал «Рассвет», просуществовавший 30 лет в Москве, Берлине и Париже. Это издание выполнило историческую роль в истории российского сионизма. С первого номера Жаботинский стал в нем центральной фигурой.
  «Рассвет» возвестил веагу сионизма в России. «Духовным отцом» редакции был Авраам Идельсон, а путеводной звездой – Зеев Жаботинский. Журнал активно выступал против ассимилянтов и «Бунда», проводил идеи самообороны и национальных прав евреев России. Жаботинский был блестящим полемистом, обладавшим железной логикой и острым умом. Однако он не опускался до личных выпадов, хотя и бил иногда «ниже пояса». Но даже самые ярые его противники всегда отмечали его рыцарское поведение.
  «Весна» в России пробудила надежды и среди евреев, занимавших но численности четвертое место среди народов империи. Теперь борьба шла не только за равноправие, но и за национальные права. В ней Жаботинскому принадлежала ведущая роль. Подтверждением этого могут служить формулировки Гельсингфорской программы о правах национальных меньшинств.
  Некоторые сионисты усматривали в его идеях ошибки. Они полностью отрицали диаспору и не видели пользы в попытке использовать ее. По их мнению каждое отклонение от дороги к Сиону наносило вред движению. Не так думал Жаботинский, не усматривавший в требовании национального равноправия противоречия с последовательным сионизмом. Напротив, он хотел возложить на сионистов дополнительную задачу: направить диаспору на осуществление идей сионизма. «В диаспоре мы не создаем никаких ценностей, – говорил он, – единственное, что можно делать сейчас, это организовать еврейство для взаимопомощи перед исходом из Египта». Это был отзвук требования Герцля завоевать еврейские общины в странах рассеяния для сионизма. Жаботинский не отказался от принципа ликвидации диаспоры, и в гельсингфорской программе хотел создать предварительные условия для этой ликвидации.
  Гельсингфорская программа была сформулирована в ряде встреч представителей печати и принята на третьей всероссийской конференции сионистов в 1906 году в Гельсингфорсе, ныне Хельсинки… Отцом программы считается Идельсон, но ее главным редактором был Жаботинский (помогал ему Ицхак Гринбаум), считавший ее до конца жизни вершиной своей сионистской молодости, мечтой объединенного сионистского лагеря, сочетавшего политические взгляды Герцля с «практической работой» палестинофилов.

ПРОПАГАНДИСТ СИОНИЗМА 

  Хотя Жаботинский и уделял основное внимание идеям сионизма, он не отошел окончально от русской литературы, правда, его связь с ней стала намного слабее. На это сетовали некоторые русские писатели, следившие за его творчеством. Он очень интересовал Максима Горького. Когда появилась в печати поэма Жаботинского «Бедная Шарлотта» (о женщине, убившей Марата), Горький восторженно отозвался о ней и даже дал указание издательству «Знание», которое возглавлял, приобрести право на распространение всего тиража. К сожалению, была реализована только половина тиража, остальное конфисковали власти, усмотревшие в произведении поощрение террора. Позднее (в 1913 году), прочитав комедию Жаботинского «Чужбина», Горький писал знаменитому еврейскому адвокату, защитнику Бейлиса, Оскару Грузенбергу: «…Превосходное произведение, и вообще Жаботинский удивительно интересный человек… его комедия взволновала меня до глубины души». Другой известный русский писатель, Куприн, сказал про Жаботинского, что у него врожденный талант, он может вырасти в орла русской литературы, а вы украли его у нас, просто украли… Боже мой, что вы сделали с этим молодым орлом? Вы поташили его в еврейскую Черту оседлости и обрезали его крылья…»
  Сионистские статьи Жаботинского печатались отдельными брошюрами и широко распространялись. Позднее, завершив перевод стихов Бялика на русский язык (замечательный художественный перевод, по мнению многих, не уступаюший оригиналу), он выполнил важную сионистскую миссию – ознакомил десятки тысяч еврейских семей со словом Сиона.
  Тогда же евреи России узнали, что сила речи Жаботинского не уступает силе его пера. Впервые он покорил евреев Петербурга на собрании в память о Герцле, которое проходило в большой синагоге столицы в 1904 году. Сначала он прочитал написанное им стихотворение, а затем произнес свою знаменитую «Сидя на полу». Он умел задевать струны скрытой арфы, потрясая души слушателей. В сионистском лагере не было оратора, равного Жаботинскому. Многие пытались разгадать его секрет: Что покоряло сердца, содержание слов или их риторическая форма? Богатый ли звуками голос или выразительные жесты? Тексты выступлений Жаботинского, дошедшие до нас, отражают только малую часть его ораторского мастерства.
  Манера произнесения Жаботинским речей менялась с годами. В молодости он испытал влияние итальянской школы: пульсирующий ритм и обращение к душе и чувству. Главным в них был пафос. Чтобы усилить влияние на слушателей, широко применялись поза и жестикуляция. Это было, в известной мере, искусство речи ради искусства, подчеркнутая форма в ущерб содержанию. Позднее Жаботинский стал сдержаннее; его речи стали более содержательными и менее цветистыми, с меньшим расчетом на внешний эффект. Он быстро обнаружил, что логикой и внутренним чувством тоже можно вызвать немалое внимание.
  Так Жаботинский стал и устным агитатором. Он вдоль и поперек исколесил еврейские поселения в черте оседлости. Произносил речи в каждом городе и в каждом местечке, вселял надежду в сердца угнетенных, ободрял и воодушевлял слабых, будил умы и радовался росту доверия со стороны слушателей.
  В соответствии с Гельсингфорской программой было решено, что голос сионизма должен прозвучать в самой главной аудитории страны – в Государственной думе. Три раза баллотировался Жаботинский в Думу, но все попытки были тшетны. Виной тому интриги и склоки внутри еврейского движения.
  27 октября 1907 года произошло серьезное событие в жизни Жаботинского. В самый разгар избирательной кампании в третью Государственную думу он женился на Анне Гальпериной. Жаботинскому не свойственно было описывать в своих произведениях личную жизнь. В «Повести о моей жизни» он рассказывает в основном об общественной деятельности. Он «не пускает» читателя в свои «частные владения». Большинство личных переживаний он унес с собой в могилу. Лишь изредка в его сочинениях можно встретить кое-какие лирические отступления. Касались они в основном женщин, которых он считал вершиной творения. Он называл себя «прогрессивным феминистом» и утверждал, что «каждая средняя женщина, без исключения, ангел». Он восторгался «нитями стали и нитями шелка», из которых соткана женская душа. Эти рыцарские чувства были результатом влияния на него трех женщин: матери, сестры, жены.
  Он рассказывает, что завоевал сердце жены джентльменским поступком еще в возрасте 15 лет, когда учился в Ришельевской гимназии в Одессе. Ей было 10 лет. При первой их встрече она пошутила по поводу его «негритянского профиля под растрепанной шевелюрой», но он первый из ее знакомых назвал ее «мадемуазель». С такой вежливостью он обращался ко всем, даже к трехлетней девочке.
  Анна полностью ему доверилась, пожертвовав семейным уютом ради его святой цели. Она была надежной спутницей в его рискованных походах. Жаботинский посвятил ей свое лучшее стихотворение «Мадригал»: «…Вся моя жизнь – цикл поэм, и все их содержание – только ты…, столько струн сменила моя арфа…, но Бог свидетель, что он в своей милости свил их из твоих локонов».
  С конца 1907 по июнь 1908 года он жил в Вене. Жена уехала во Францию, в Нанси, завершать агрономическое образование, а он целые дни проводил в библиотеках австрийской столицы, изучая проблемы национальных меньшинств и разных языков центральной Европы.

КОНСТАНТИНОПОЛЬ 

  Жизнь в Вене была лишь затишьем перед бурей. Разве могли стены его маленькой комнаты удержать эту бурную энергию, этот мятежный дух! В июле 1908 года разразилась Младотурецкая революция. Со свержением деспотического режима султана Абдул-Хамида II вновь появились надежды на осуществление идей сионизма в рамках Оттоманской империи. Мысль эту Герцль проводил еще в начале века. Правда, его переговоры с султаном ни к чему не привели. Но это не обезнадежило сионистских лидеров. До самой смерти Герцль верил, что евреи сами виновны в провале его усилий. В одной из последних речей (1904) он утверждал, что, если бы в его распоряжении были 15 миллионов фунтов, можно было бы добиться успеха, но акции банка, основанного в Лондоне, принесли лишь 80 тысяч фунтов, и возможность была упущена.
  Теперь, после тех изменений, которые произошли в Турции, вновь забрезжила надежда. В первые месяцы революции ее руководители, стремясь к достижению широкой общественной поддержки, объявили, что не будут противиться еврейской иммиграции в Эрец-Исраэль.
  В самый разгар событий Жаботинский принял предложение одной из петербургских газет выехать в Константинополь и написать серию статей непосредственно с места действия. Когда он прибыл туда, члены революционной организации «Единение и прогресс» приняли его с восторгом. Они жаждали популярности. В воздухе витали революционные лозунги: «Нет теперь разницы между турком, греком или армянином – все оттоманы». Казалось, что сионистская ориентация и опора на новую Турцию может принести известные плоды.
  Зимой 1908 года Жаботинский впервые посетил Эрец-Исраэль. Он провел в стране лишь короткое время, но видел своими глазами все, что там происходит. Он видел деятелей «халука» из "старого ишува"[2] и первые ростки рабочих партий. Все находилось в начальной стадии, почти в пеленках. К северу от Яфо (где потом возник Тель-Авив) простирались дюны. «С вершины горы Табор, – пишет он, – я видел дикую пустыню – долину Изреэль».
  Весной 1909 года Жаботинский возвращается в Россию. Там организован сбор средств для отправки сионистской делегации в Турцию. На Виктора (Авигдора) Якобсона и Жаботинского возлагается руководство пропагандистской работой в Константинополе. На самом деле они возглавили политическое бюро, созданное для контактов с новыми лидерами страны. С июня того же года Жаботинский курирует широкую сеть печатных изданий – ежедневную газету на французском языке «Жен Тюрк», французский еженедельник «Л'Орор», еженедельник на языке ладино «Эл Жудео» и еженедельник на иврите «А-мевасер», Он сотрудничает с ними и одновременно ведет активную устную пропаганду. В этот период он знакомится с евреями сефардами и буквально влюбляется в них. Ему приятна их «простота»; у них нет «согнутой спины» их братьев ашкенази, они далеки от казуистики, калечащей душу. «Если есть переселение душ, – пишет он в книге «Повесть о моей жизни», – и если перед новым рождением мне разрешат на небесах выбрать себе народ и племя по вкусу, отвечу, ладно, еврей, но сефард».
  Но если еврейские общины в турецкой империи не разочаровали его, то разочаровали младотурки. Он с ними хорошо познакомился и понял, что в действительности в Турции не произошло никаких коренных изменений. Руководство страны по-прежнему боялось каждого проявления «сепаратизма» и вместо того, чтобы разрешить репатриацию евреев в Эрец-Исраэль, было готово разрешить въезд в Македонию. Поэтому вся сионистская работа в Турции показалась Жаботинскому бессмысленной.
  Позднее, с началом первой мировой войны, он сформулировал свое отношение к Оттоманской империи в книге «Турция и война», в которой приговаривает «Великую Турцию» к смерти, предлагает расчленить страну и раздать народам, населяющим ее. От этого, как он утверждал, выиграют и сами турки, которые, ограничась Анатолией, освободятся от «груза» народов, входящих в империю. «Тот, кто стремится к разрушению Турции, является другом турецкого народа, а не врагом», – писал Жаботинский. Сионизм, по его утверждению, тоже извлечет пользу из распада империи, ибо опыт прошлого доказал, что там, где ступает турецкая нога, не может быть ни роста, ни процветания. Турки не годятся в союзники сионистского поселенческого движения. В 1910 году Жаботинский вернулся из Константинополя в Россию.

БОРЬБА ЗА ИВРИТ 

  1910-1913 годы прошли под знаменем упорной и бескомпромиссной борьбы за иврит и за внедрение его в диаспору. Здесь он тоже был пионером, новатором. Причем его не понимали не только ассимилянты, но даже сионисты. Кто мог даже предположить в те далекие годы, что настанет день, когда иврит станет разговорным языком – языком жизни, науки и быта? Ведь даже писатели, создавшие на иврите свои произведения, включая Бялика, не разговаривали на этом языке в повседневной жизни. Рассказывают, что когда основатель иврита Элиэзер Бен Иегуда пришел к сионистскому деятелю Лилиеблюму и стал говорить с ним на иврите, то тот ответил: «Перестань дурить, разговаривай, как человек»
  Но Жаботинский понял, что заложить основу для строительства сионизма можно только при условии, что иврит снова станет языком быта и языком культуры. Иврит – это связь с прошлым и мост в будущее, объединяющее начало в истории еврейского народа. Будучи бойцом по натуре, Жаботинский знал, что добиться приоритета иврита можно только при помощи крайнего фанатизма. Ирландский народ, например, не обладающий этим фанатичным упрямством, не сумел вернуть к жизни свой древний язык, поэтому до сих пор большинство ирландцев говорит на языке их вчерашних врагов – английском.
  Как всегда, Жаботинский не только требовал, но и подавал пример. С того дня, как родился его сын (в декабре 1910 года), он разговариал с ним только на иврите, а на юбилейном торжестве в честь Менделя Мохер Сфарима, когда большинство поздравлявших писателя говорило на идиш, он произнес свою речь на иврите. Жаботинского всегда огорчало, что официальным языком сионистских конгрессов был немецкий. Он усматривал в этом позор и требовал от делегатов, чтобы они изучали иврит. Сам он готов был выступать только на иврите, но другим это было слишком трудно. В речи на 12-м конгрессе (1921) он сказал: «Я дал себе зарок не произнести на этом конгрессе ни одного слова на каком-либо другом языке, кроме иврита. Только одна причина заставляет меня говорить по-немецки. Если бы я пришел сюда защищаться, я бы делал это на иврите, не обращая внимания, сколько делегатов понимают меня и сколько не понимают. Но я собираюсь нападать и нападать именно на тех господ, которые иврита не понимают. А нападать на человека на не понятном ему языке недостойно» .
  Сначала кампания за распространение иврита в России велась под лозунгом «две пятых», то есть две пятых предметов из программы еврейской школы должны были преподаваться только на иврите. Потом Жаботинский потребовал создать образцовые детские сады и школы, в которых преподавание велось бы только на иврите. Он хотел подготовить резервный отряд людей, говорящих на иврите, носителей мечты о Сионе в европейской диаспоре, которые стали бы ядром сионистского движения. «В 50 городах и местечках я выступал с одной и той же речью, посвященной языку еврейской культуры, – пишет он, – я выучил ее наизусть, слово в слово, и, хотя я весьма скептически отношусь к себе как к оратору, эта речь единственная, которой я буду гордиться всю жизнь. В каждом городе и местечке сионисты горячо аплодировали мне, но потом подходили и голосом серьезного человека, обращающегося к шалуну, говорили: фантазия…»
  Но не такой человек был Жаботинский, чтобы отступить. Он делал все возможное, чтобы идея его укоренилась в умах сионистов. В 1913 году на съезде сионистов России, проходившем в Вене, он предложил принять решение о том, что иврит должен стать единственным языком преподавания во всех национальных школах страны. Его радикализм вызвал негативную реакцию многих делегатов, но съезд не мог пройти мимо такого рода предложения. Поэтому делегаты несколько смягчили формулировку, выдав предложение Жаботинского за желанный идеал для мессианских времен.
  Однако Жаботинский продолжал бороться, иногда в полном одиночестве, и через десять лет он наконец дождался начала реализации своей мечты. При участии общества «Тарбут» в Восточной Европе была создана сеть еврейских школ, где тысячи молодых евреев диаспоры обогащались еврейской культурой из первоисточников, проникались духом героизма еврейского народа, становились верными исполнителями мечты многих поколений.
  В те же годы Жаботинский помогал становлению еврейской культуры в России. В 1911 году он основал издательство «Тургман» (Переводчик), которое выпускало на иврите лучшие произведения мировой литературы. Среди книг, изданных им, были «Спартак» Джованиоли (в переводе и обработке самого Жаботинского), «Дон Кихот» (в переводе Бялика) и «Тысяча и одна ночь» (переводе Давида Елина). Жаботинский планировал также выпускать учебники, но планам этим не суждено было осуществиться. Через несколько лет он издал вместе с доктором Ш. Перельманом атлас на иврите. Это было равносильно подвигу. В дни кризисов и стесненных обстоятельств Жаботинский всегда искал спасение в литературе. Он говорил, что в нем борются два начала: то, что ищет разрядку в царстве духа, литературном творчестве, поэзии, и то, что толкает его к борьбе, общественной деятельности. Он не знал, какому отдать предпочтение. «По своей природе я домосед, – писал он, – но люди всегда втягивали меня в политику». Не раз ему хотелось бросить все и полностью уйти в мир литературы. Но разве он смог бы жить в «башне из слоновой кости», разве смог бы справиться со страстью служить людям? Побег в литературу был для него всегда желанным. Само желание бегства уже почти равно бегству, которое никогда не происходит…
  Жаботинский был человеком высокой души и тонкого вкуса, поэтому он не только искал сторонников в борьбе за иврит, но предъявлял высокие требования к его пропагандистам, борясь за красоту языка и мелодичность его звучания. Он много раз воспевал «самый чудесный из языков… язык десяти заповедей и пророчеств Исайи, язык назидания и язык Песни Песней… язык забытый и незабываемый, похороненный и вечно живой». Он много делал для улучшения произношения, учил артистов еврейского театра в Берлине правильно говорить и даже написал оригинальную и интересную брошюру «Еврейское произношение». Он стремился к тому, чтобы обновленный иврит приобрел европейскую окраску, точнее средиземноморскую, и избавился бы от истинной или кажущейся тяги к Востоку. Чтобы приблизить иврит к тем, кто никогда не учился в религиозной школе, а также к неевреям, интересующимся этим языком, он выступал за латинизацию ивритской письменности по образцу реформ Ататюрка – «отца новой Турции». Самому Жаботинскому легче было пользоваться латинским алфавитом, чем древнееврейским квадратным шрифтом.
  Язык творчества Жаботинского как письменного, так и устного, отличается исключительной ясностью. В предисловии к «Переводам» он писал: «Тот, кто перевел стихи, собранные в этой тетради, не поэт. Но он считает, что язык нашей современной поэзии – иврит в сефардском наречии. И хотя его рифмы оставляют желать лучшего, его мнение победит», В этом пассаже – характерная для Жаботинского скромность, так как на самом деле в каждой его строчке чувствуется поэт с тонким музыкальным вкусом. Еще больше свидетельствуют об этом переводы Жаботинского, которые стали классикой в литературе на иврите: «Ворон» Эдгара По, «Ад» Данте, отрывки из «Фауста» Гете, стихи Омара Хаяма, Ростана и другие.
  У Жаботинского были феноменальные способности к языкам. Он говорил, что может научиться любому языку за три месяца. При этом он имел в виду глубокое овладение языком, основанное на знании его законов, понимании духа народа, говорящего на нем. Десять языков он знал в совершенстве, то есть мог не только писать и говорить на них, но и произносить речи и творить. Еше языков двадцать знал менее совершенно. Знание языка подкреплялось у него глубоким знанием мировой литературы как древней, так и новой. Его друг юности Шломо Гепштейн рассказыает, что И. Штейнберг, автор русско-ивритского словаря, пришел в восторг от Жаботинского. Восьмидесятилетный метр сказал: «Молодой человек, оставьте своих сионистов и прочую чепуху и отдавайтесь языкам. Я вам гарантирую, что вы станете первым языковедом Европы».
  Когда XI конгресс в Вене (1913) принял предложение доктора Вейцмана создать еврейский университет в Иерусалиме, Жаботинский возглавил организационный отдел и приложил много сил для сбора денег и определения структуры университета. Он даже ездил в Бельгию и Италию, чтобы изучить положение в университетах, имеющих ограниченный бюджет. Идея создания университета вызвала серьезный спор в сионистском руководстве относительно его предназначения. Жаботинский хотел создать учебное заведение, как во всем мире. В нем получат возможность изучать науки еврейские юноши, осаждавшие в то время чужие институты и натыкавшиеся на ограничения из-за процентной нормы. Иначе думал доктор Вейцман, считавший, что университет должен стать исследовательским учреждением, «духовным центром», научной академией, которая будет выпестовать будущих нобелевских лауреатов.
  В июле 1918 года Жаботинский еще в военной форме принял участие в церемонии закладки фундамента университета на горе Скопус в Иерусалиме, а в 1928 году восторжествовала его точка зрения: университет, как и всякое учреждение такого типа, стал высшим учебным заведением и открыл свои двери перед выпускниками средних школ. Но это было после. А пока шел спор о существе университета, который прервала разразившаяся в 1914 г. первая мировая война.

ЕВРЕЙСКИЙ ЛЕГИОН 

  Борьба Жаботинского за основание еврейского легиона – это один из наиболее активных периодов его жизни, она отражает и основу его мировоззрения. Она является логическим продолжением его общественной деятельности до начала войны и после нее. Его «Слово о полку», которое отличается поэтической и художественной прелестью, не только книга об истории борьбы, это исповедь страстного борца. Хотя он, как обычно, преуменьшал и здесь свою роль. Ни одна из его книг не раскрывала личность Жаботинского так полно, как эта. Читая ее, ощущаешь его мощную силу воли, страстную веру и могучий дух, способные преодолеть серьезные трудности и испытания. В мелодии этой борьбы как рефрен звучат слова: «Я один и все против меня!» При чтении книги невольно на ум приходят аналогии с античными героями типа Геркулеса и Сизифа. Он бесстрашен, не останавливается перед трудностями, не принимает ответа «нет», ибо уверен в своей правоте. Это свойство – национальная черта евреев, и хотя Жаботинский неоднократно утверждал, что у него «нееврейская голова», на самом деле он был настоящим евреем, потомком еврейских пророков и геров, образцом для тех, кто выстоял благодаря вере, упорству, «вопреки всему» и «все-таки»…
  Когда разразилась первая мировая война (август 1914) Жаботинскому было почти 34 года, он был в расцвете сил, однако политическая активность его в то время несколько снизилась. Шестимиллионное еврейское население России находилось в инертном состоянии, а сионизм переживал период застоя. Выстрел в Сараеве разбудил многих. Жаботинский чувствовал, что грядут большие перемены, но еще не знал, в каком направлении. Он тут же выехал в Москву и заключил контракт с респектабельной газетой «Русские ведомости». Три года он верно служил этой газете в качестве разъездного корреспондента «в районе Западного фронта». У него был острый глаз опытного газетчика. Статьи его отличались глубоким и серьезным анализом, помогали читателям разобраться в быстро меняющихся ситуациях. Позднее он с гордостью вспоминал свою работу фронтового репортера, который, как он считал, должен быть военным дипломатом, обозревателем и аналитиком, уметь предвидеть, когда и где произойдут интересные для его читателей события.
  Более того, Жаботинский использовал «Русские ведомости» в своих целях. С помощью газеты он продолжал борьбу за еврейский легион. Его известность как журналиста помогла ему установить контакты с руководителями официальных учреждений в Лондоне, включая работников посольства России.
  1 сентября 1914 он начал свое путешествие и в течение десяти недель посетил Швецию, Норвегию, Данию, Англию, Голландию, Бельгию, Францию, Испанию, Португалию, Марокко, Алжир, Тунис, Сардинию и Италию, Египет. После такой поездки все политические и стратегические проблемы были ему совершенно ясны.
  Вернувшись в Бордо, куда переехало из Парижа французское правительство, он узнал, что 30 октября Турция вступила в войну на стороне Германии. Он понял, настало время борьбы за освобождение Эрец-Исраэль от турецкого владычества. «Там, где правит турок, там не светит солнце и не растет трава. Без падения Оттоманской империи нет надежды на возвращение Эрец-Исраэль к жизни», – утверждал Жаботинский. Он был убежден в поражении Турции, так как знал ситуацию в стране. Его катоновский девиз: «Турция должна быть разрушена» вызван не ненавистью к ней, а сознанием, что для оздоровления и решения основных проблем региона надо ликвидировать существовавшую там имперскую структуру. В исходе войны против Германии он не был уверен, в отношении же судьбы Турции у него не было никаких сомнений: «Камень и железо могут устоять перед огнем, деревянный же дом обязательно сгорит, и никакое чудо его не спасет».
  Идея легиона захватила его. Еврейство не может оставаться нейтральным и должно принять активное участие в расшатывании режима в Турции.
  Жаботинский был за активную политику, понимая, что народ, не имеющий ничего, вынужден быть активным. «Бездействие» не может быть основой политики для народа без родины. Только богатый может позволить себе пребывание в застое и пассивное поведение. Народ еще никогда не получал родину в подарок. Так это было в прошлом и так это будет всегда. В конце первой мировой войны, например, многие политики на Западе были убеждены в справедливости армянских требований независимости, но поскольку сами армяне не сумели поставить этот вопрос достаточно твердо и не создали своих полков, они не получили ничего…
  Хотя Жаботинский по природе своей был человеком мирным, а по мировоззрению убежденным пацифистом, он понял, что наступил решающий момент, Еврейский народ должен определиться, на чьей он стороне, и принять участие в этой войне. Сегодня трудно сказать, насколько революционной была эта мысль. Многие сионистские руководители называли безумной идею создания еврейского легиона. Со .времен восстания Бар-Кохбы (132-135 гг.) еврейский народ не участвовал в войнах; его направлял дух Иоханана Бен Закая [3]. Более того, само существование еврейского народа в условиях рассеяния было с незапамятных времен определено его нейтралитетом; он не вмешивался в споры других народов, в этом и есть секрет его вечности… некоторые руководители требовали соблюдения нейтралитета, будучи убежденными в победе Германии, другие опасались за судьбу еврейского населения в Эрец-Исраэль, где правил деспотичный турецкий губернатор Джемаль-Паша. И опасения были не напрасны: сразу же после начала войны население Эрец-Исраэль уменьшилось со 100 до 85 тысяч человек. Турецкие власти относились к ним как к подданным вражеских государств. Некоторые сионистские лидеры боялись, что в результате открытого присоединения к странам Антанты еврейское население будет брошено на произвол судьбы и превратится в заложников в руках турецких властей.
  Жаботинский соглашался со всеми этими аргументами. Но в начале войны он не мог даже предположить, насколько сильным будет сопротивление сионистских деятелей попытке создать еврейский легион. Впервые он это понял в беседе с Максом Нордау в Мадриде (куда тот был выслан французами из Парижа как «немец»), сомневавшемся в возможности осуществить идею легиона.
  В Египте Жаботинский нашел более 11 000 человек, высланных из Эрец-Исраэль. Он принял активное участие в работе комитета беженцев. 1200 депортированных евреев поселили в старой казарме Габари вблизи Александрии. Именно из них было создано ядро еврейского легиона. В Александрии Жаботинский впервые встретил Иосифа Трумпельдора, однорукого героя русско-японской кампании. Жаботинский был очарован им, его жизненной философией, выражавшейся одним словечком – «неважно». Трумпельдор увлекся идеей легиона, и они принялись за дело.
  3 марта 1915 года в частном доме в Александрии состоялось учредительное собрание, в котором, кроме Жаботинского и Трумпельдора, участвовали еще шесть членов комитета. Жаботинский изложил свой план, который был принят пятью голосами против двух при одном воздержавшемся. Пятеро голосовавших «за» образовали Комитет еврейского легиона, который взял на себя задачу создания еврейских вооруженных формирований в составе британской армии для освобождения Эрец-Исраэль.
  Молодежь с восторгом откликнулась на призыв Комитета. Однако, когда Жаботинский и Трумпельдор начали переговоры с британскими властями в Египте об участии в боевых действиях еврейских волонтеров, они встретились с трудностями. Генерал Максвел заявил, что не видит необходимости открытия фронта в Палестине. Кроме того, законы Британской империи запрещают принимать чужих солдат в состав королевской армии. Вместо этого он предложил создать «батальон погонщиков мулов», который будет послан на другой фронт. Жаботинский воспринял это предложение как оскорбление – мулы да еще другой фронт! Но Трумлельдор подошел к нему трезво, по-солдатски, и принял его. 600 погонщиков мулов выехали в Галлиполи для участия в Дарданелльской операции, положив тем самым начало новой эпохе в сионистском движении. Они были отличными бойцами. Их командир, ирландец Джон Генри Паттерсон, дал им самую высокую оценку. Когда англичане оставили район Дарданелл, «батальон погонщиков мулов» был возвращен в Александрию и через два месяца расформирован. Жаботинский впоследствии признал правоту Трумпельдора: на войне каждый фронт – фронт Сиона, и погонщик мулов подвергает себя такой опасности, как солдат в окопах. Более того, 120 человек из погонщиков мулов стали потом ядром еврейского легиона в Англии.
  Жаботинский тем временем продолжал борьбу за осуществление своей идеи. В апреле 1915 года он встретился в Бриндизи (Италия) с Пинхассом Рутенбергом, одним из активных деятелей российского революционного движения, который вернулся к еврейской и сионистской деятельности. Он обещал развернуть пропаганду идеи создания легиона в Америке. Сам же Жаботинский взял на себя более трудную задачу – убедить лондонское правительство принять его. Сначала он предпринял эту попытку в Париже, но натолкнулся на глухую стену. Во встрече с французским министром иностранных дел Теофилом Делькасса он услышал знакомый мотив: «Вообще, еще не известно, будет ли наступление на том фронте и когда и кто будет наступать». Была у Жаботинского и встреча с бароном Ротшильдом, опекуном еврейской диаспоры во Франции. Он выразил восторг от плана, но не предложил никакой помощи.
  Самое сильное сопротивление ожидало Жаботинского в Лондоне. Там еще господствовало мнение британского военного министра лорда Китченера, полностью отвергавшего мысль о создании «игрушечного полка» в составе британской армии. Кроме того, министр был категорически против новой попытки (после провала Дарданелльской операции) прорвать фронт «центральных держав» на Востоке. Он считал, что Германия будет побеждена на Западном фронте. Поэтому зондаж в Лондоне не увенчался успехом, но это не заставило Жаботинского отступить. Он следовал разработанной им «теории терпеливости»: «После поражения проверь себя, был ли ты прав? Если не был, сойди с трибуны и молчи. Но если был, не отступай: поражение – не поражение, нет – это не ответ, подожди часок и начни сначала».
  Лидеры сионистской организации стремились, как уже было сказано, к нейтралитету. Только доктор Вейцман обещал Жаботинскому поддержку, но она была ограниченной, ибо Вейцман сосредоточил в то время свои усилия на осуществлении декларации Бальфура [4]. Лишь изредка он знакомил Жаботинского кое с кем из своих влиятельных друзей.
  Летом 1915 года Жаботинский в последний раз побывал на своей родине – в России. По дороге он остановился в Копенгагене, где состоялась сессия сионистского исполнительного комитета. Он не был его членом, но его просили принять участие в совещании. Ехиэль Членов, Якобсон и Артур Хантке потребовали, чтобы он оставил идею создания еврейского легиона, так как это «уголовное дело», которое может навсегда похоронить все сионистское движение. Напрасно он обвинял их в политической слепоте, что их вера в победу Германии ни на чем не основана. Он даже предложил им компромисс: пусть сионистская организация заявит, что она нейтральна и у нее нет никакой связи с теми, кто выступает за создание легиона, сам же Жаботинский выйдет из организации и будет действовать самостоятельно. Этот компромисс тоже был отклонен. Лидеры движения, со своей стороны, решили всячески мешать Жаботинскому в осуществлении его идеи. Сионистские организации всех стран получили указание бороться против пропаганды в пользу легиона. «Я вдруг оказался один в борьбе с сионистскими организациями во всем мире», – вспоминал впоследствии Жаботинский.
  Но он не сдался, а, наоборот, усилил свою борьбу. Были люди поддержавшие его. Среди них Меир Гросман, который вместе с ним основал в Копенгагене газету «Ди Трибуне», выходившую на идиш. Он же занялся затем пропагандистской работой в Лондоне. Поддержали его и Иосиф Кован и доктор Монтегю Д. Идер, Но что они могли сделать против мощных сионистских центров.
  Против идеи создания легиона выступила и еврейская молодежь в восточном пригороде Лондона – Уайтчепле. Эти потомственные ремесленники, эмигрировавшие из России, сначала проявили к ней полное безразличие, а затем и открытую неприязнь. Назначенные в Уайтчепле собрания в пользу легиона были сорваны, а ораторов забросали камнями и картошкой.
  Однако Жаботинский не отступал, несмотря на атмосферу ненависти и клеветы, сгущавшуюся вокруг него. Все были против, даже «уважаемые евреи» из ассимилянтов, действовавшие за кулисами. Им подыгрывал и Георгий Чичерин (впоследствии нарком иностранных дел СССР), дирижировавший на «левом» фланге. Но Жаботинский был непоколебим. Вначале он жил в Лондоне на одной квартире с доктором Вейцманом. Как-то тот ему признался: «Я не смог бы работать в такой атмосфере ненависти, среди враждебных мне людей. Такое ежедневное давление угнетало бы меня, парализовало бы желание работать». В такой атмосфере Жаботинский боролся целых два года после возвращения в Лондон из России в августе 1915 года. Но постепенно тучи стали рассеиваться и горизонт проясняться. Его личные контакты расширялись. Он встречался с членами парламента, план основания легиона обсуждался в нижней палате, хотя и не удалось заинтересовать им Черчилля, в то время министра военного снабжения. Встреча Жаботинского с редактором внешнеполитического отдела газеты «Таймс» Генри Викхемом Стидом открыла перед ним многие двери. «Таймс» была влиятельной газетой, с мнением которой считались даже высшие эшелоны власти. Большую помощь оказал Жаботинскому Леопольд Эмири, член парламента и один из секретарей военного министра лорда Дерби. Он помог передать в кабинет министров докладную записку Жаботинского и Трумпельдора, и весной 1917 года план создания легиона был в принципе принят. Жаботинский воспользовался И помощью полковника Патерсона, когда тот приехал в Лондон и получил поддержку двух крупнейших английских газет «Нейшн» и «Манчестер Гардиан». Идея легиона заинтересовала также выдающегося южно-африканского политического деятеля Смэтса.
  К тому времени усилилось влияние «восточной» школы, утверждавшей, что основные военные действия будут разворачиваться на востоке. В обоснование новой ориентации внес немалый вклад и Жаботинский, опубликовав на английском языке книгу «Турция и война», в которой снова высказал идею расчленения Турции и включения Эрец-Исраэль в британскую сферу влияния. Трумпельдор задержался в Лондоне всего на несколько недель и летом 1917 года выехал в Россию, чтобы организовать там стотысячную еврейскую армию, которая через Кавказ будет пробиваться к палестинскому фронту. Революция в России и начавшийся там хаос помешали осуществлению этого плана.
  И все же борьба Жаботинского увенчалась успехом.
  23 августа 1917 года официальная английская «Газет» объявила о создании еврейского легиона – «38-го батальона королевских стрелков». Его солдаты носили обычную форму британской армии, лишь на кокардах красовался семисвечник со словом «Кадима» (Вперед). Командиром батальона был назначен полковник Патерсон. Жаботинский, верный своему правилу подавать пример, был зачислен рядовым. Позднее, обдумывая этот шаг, он пришел к выводу, что ему лучше было бы оставаться вне армии и продолжать пропаганду, не будучи стесненным армейской дисциплиной, но характер взял верх над логикой. Итак, он стал рядовым (правда, за два дня до выезда в Эрец-Исраэль его произвели в офицеры) и к мрачному «Слово о полку» – зеркалу подавленности – прибавилась насмешка над самим собой: «Очкарик, который, как и его товарищи, нападал по приказу на мешок с сеном, имитировавший немца, и попадал штыком в живот вместо сердца…»
  Как и положено рядовому, он подметал пол в казарме, драил столы в сержантской столовой, мыл посуду. 2 февраля 1918 года еврейский батальон маршировал по улицам Лондона, Люди приветствовали его: над крышами реяли бело-голубые флаги, а дочери Израиля забрасывали солдат цветами…
  38-й батальон прибыл в Эрец-Исраэль до того, как были освобождены Самария и Галилея. Тем временем был организован 39-й батальон, американский (мобилизацией в США и Канаде занимались Рувен Брайнин, Давид Бен Гурион и Ицхак Бен Цви), а в самом Эрец-Исраэль под влиянием выступлений Жаботинского в Иудее был сформирован 40-й батальон. Летом 1918 года еврейские части прибыли на фронт и заняли позиции в горах Эфраим в районе дороги из Иерусалима в Шхем. В августе их направили на Иорданский фронт (примерно в 15 километрах от Мертвого моря), где они провели пять недель в крайне тяжелых условиях. Солнце было страшнее артиллерийского огня, очень утомляли и пешие переходы. Малярия наносила больше потерь, чем сами бои. Жертвы ее покоятся под звездой Давида на военном кладбище на горе Скопус в Иерусалиме. После тяжелых боев 38-й батальон занял переправу через Иордан в районе Ум-Эс-Шарт, а 39-й – город Эс-Салт.
  Жаботинский мечтал мобилизовать 20-30 тысяч человек, которые составили бы впоследствии гарнизон Эрец-Исраэль до принятия решения о политической судьбе страны. Возможно, мечты эти осуществились бы, если б не препятствия, чинимые британскими властями и всевозможными еврейскими организациями. Полковник Патерсон тоже считал, что если бы еврейских солдат из британской армии перевели в еврейский легион, то образовалась бы могучая сила примерно в сто тысяч человек. Но этого не произошло. Было мобилизовано около 10 тысяч человек, и только половина их попала на фронт в Эрец-Исраэль, а тем временем война закончилась.
  Жаботинский всегда видел в легионе не только военную, но и политическую силу, работающую в пользу сионизма. По его мнению, половина декларации Бальфура – заслуга легиона. Но его основная цель это переворот в настроении народа, в восстановлении его славных боевых традиций. Благодаря легиону понятие «портной», символизировавшее еврея во мраке гетто, осветилось ореолом мужества. В прощальной речи перед однополчанами – «портными» во время последнего парада в Ришон-Леционе Жаботинский сказал: «Ты вернешься к своей семье; и там, далеко за морем, развернув как-нибудь газету, прочтешь о свободной жизни евреев в свободной еврейской стране, о мастерских и кафедрах, о полях и театрах, и, может быть, о депутатах и министрах. Ты задумаешься, и газета выпадет из твоих рук; ты вспомнишь долину Иордана, пустыню за городом Рафиах и Эфраимские горы над Абу-Эйном. Встань тогда и подойди к зеркалу, посмотри на себя с гордостью, подтянись и отдай честь: это твоя работа».

ИЕРУСАЛИМ, 1920 

  Вероятно, 1920 год был самым бурным в жизни Жаботинского. Вначале он думал с наступлением мира осесть в Иерусалиме и отдохнуть после изнурительной борьбы. Наступил час спокойного созидания, осуществления декларации Бальфура. Он хотел быть всего лишь одним из строителей. Еще в конце 1919 года приехали в Иерусалим его жена и сын, а в начале 1920-го ему удалось привезти из России мать и сестру. Деятельность же его была весьма активной. Он участвует в работе комитета депутатов, сионистской делегации, прибывшей в страну в 1918 году, а потом становится одним из его членов. Он работает также в области еврейской культуры и публикует свои статьи по всем важным текущим вопросам в газете «Га-Арец» («Страна»).
  Но покоя, которого так жаждал Жаботинский, не наступило. Наоборот, небо страны затянулось тучами. Силы зла подступали со всех сторон, чтобы утопить «еврейский национальный дом» в море крови и слез. 1920 год стал годом отрезвления после иллюзий и надежд. Британский союзник не только не выполнил своего обещания, но делал все возможное, чтобы забыть о нем. Такова была политика британских властей в стране. Военный аппарат захватили антисемитски настроенные чиновники. Само существование декларации Бальфура, обещавшей содействовать созданию в Палестине «национального очага для еврейского народа», раздражало командующего британскими силами в Палестине генерала Алленби, он просто не признавал ее. Когда в декабре 1917 года он занял Иерусалим, то даже не намекнул на ее существование, и в течение всего периода его власти она не была официально обнародована. В своей переписке с Лондоном он недвусмысленно заявил, что декларация восстановит против Британии всех арабов. Большинство военных вело себя так же. Руководством для них стали, «Протоколы сионских мудрецов» – фальсифицированное сочинение российской охранки. С каждым днем увеличивалось число антисемитских выходок. Генерал Муни, например, один из будущих руководителей администрации, отказался встать, когда на публичном собрании исполняли национальный гимн «Га-Тиква». Как-то британский судья прикрикнул на евреев, толпившихся в коридоре суда: «Не шумите, здесь вам не синагога».
  Более того, те, кто обязался помогать строительству «национального очага для еврейского народа», стали вредить как только могли. Большинство из них смотрело неодобрительно на то, как сионисты «меняют ландшафт». Сторс, например, заявил, что трамвайные рельсы в Иерусалиме смогут пройти только по моему телу».
  Жаботинский не мог мириться с этими настроениями в среде британских военных. Он послал главнокомандующему вежливое, но достаточно резкое письмо. Там, где надо было защищать национальные интересы, он был непреклонен. Он укорял Алленби за антисемитизм, которым пронизана гражданская и военная администрация. «Ходят слухи, – писал он, – что Вы являетесь врагом сионизма вообще, и легиона в частности. Стараюсь пока думать, что это не так, что кое-что делается без Вашего ведома, что имеет место недоразумение, и положение еще может улучшиться. В надежде на это и в качестве последней попытки остановить процесс, грозящий разрушить навсегда англо-еврейскую дружбу, я прошу Вас дать мне личное интервью и разрешить говорить в нем достаточно откровенно».
  Алленби разгневался. И это пишет офицер главнокомандующему?! Интервью, конечно, не состоялось, а Жаботинского заставили уволиться из армии. Так закончилась история его участия в создании еврейского легиона, приправленная горечью расформирования последнего. В 1919 году в стране насчитывалось 5 тысяч еврейских солдат, а к весне 1920 года оставалось только 400 человек. Вопреки предупреждениям Жаботинского добровольцы увлеклись демобилизацией. Впоследствии ему пришлось защищать на суде некоторых из них, в своей поспешности нарушивших воинскую дисциплину. На одном из собраний летом 1919 года в Петах-Тикве он сказал: «Самый ответственный период в жизни легиона только начинается. По всей стране идет мутная волна призывов к погромам. Такой еще никогда не было. Ни британские, ни индийские солдаты не пошевелят пальцем, чтобы защитить еврея… Единственная сила, которой боятся погромщики, – это еврейские батальоны» .
  Жаботинский вовремя заметил арабо-британские интриги, направленные против еврейского населения. Большинство еврейских деятелей не верили в возможность погромов и пытались «успокоить» народ. В июле 1919 года страну посетил один из руководителей американских сионистов судья Луи Брандейс. Жаботинский высказал ему свои опасения: «Мы, выходцы из России, чувствуем запах крови издали, как охотничьи собаки». Но Брандейс игнорировал его предсказание и назвал Жаботинского человеком, сеющим страх. В письме доктору Вейцману в Лондон Жаботинский писал: «Погром может здесь разразиться каждый день».
  Его предупреждения не были услышаны. 6 января 1919 года Жаботинский был назначен начальником политического отдела Комитета депутатов. Но когда британские чиновники выразили недовольство его «агрессивностью» и несговорчивостью, Вейцман отстранил его от должности. Когда бразды правления в комитете взял в свои руки Усышкин, Жаботинский уже не был туда вхож. Но то, чего он боялся, случилось. Ободренные скрытым и явным сочувствием властей арабы подняли голову. До их поселений быстро дошел слух, что правительство с ними. Более того, им разрешили устроить демонстрацию против сионизма.
  Пока еврейские батальоны охраняли транспортные магистрали страны, было более или менее спокойно. Но когда уже нельзя было надеяться на эту силу, Жаботинский организовал в конце 1919 года самооборону – «хагану». В самом начале ее деятельности возник спор между ним и представителями рабочих. Последние требовали создать подпольную хагану, он же хотел отрытой деятельности. Он сообщил полковнику Уотерс-Тейлору, начальнику штаба генерала Боулса, о существовании военной организации. Этот шаг он считал необходимым и соответствующим духу декларации Бальфура. В каждом колонизаторском режиме следует обеспечить охрану поселенцев от бесчинств туземцев. Уход же в подполье без принуждения со стороны властей был бы признанием того, что сионисты отказываются от своего основного права. Такой отказ непременно повлек бы за собой и другие отказы. Жаботинский требовал от властей оружия. Получив отказ, он стал приобретать его тайно. В Иерусалиме в рядах хаганы объединились 300-400 юношей. Возглавлял ее Жаботинский. Все действия проводились с ведома Комитета депутатов и от его имени.
  Беда пришла с севера. В конце 1919 года начались нападения бедуинов на разрозненные поселения евреев в Верхней Галилее. Район этот был ничейной землей: британские войска покинули его, французские еще не вошли. Поэтому бедуины могли безнаказанно бесчинствовать здесь. Во время нападения на поселение Тель-Хай 1 марта погибли Трумпельдор и его товарищи.
  Жаботинский, потрясенный этой трагедией, произнес в Иерусалиме прочувственную надгробную речь, посвященную однорукому герою. Газета «Га-Арец» писала: «Многочисленная толпа стояла в полной тишине, завороженная речью оратора. Его мощный голос был слышен в самых отдаленных уголках площади. Иногда он возвышался в неожиданном волнении и походил на пророчества и откровения, несущиеся к нам через множество поколений.»
  Месяц спустя в Иерусалиме разразился погром. Мусульманский праздник «Неби Муса» – «Могилы Моисея» – совпал с еврейской пасхой. В Иерусалим на праздник прибывали арабы из Шхема, Хеврона и близлежащих деревень. Произносились провокационные речи, выкрикивались лозунги, призывающие к убийству евреев. Британские власти не приняли необходимых мер для поддержания порядка. Алленби и Сторс присутствовали на богослужении в мечети Омара. Это было воспринято как выражение симпатии к арабскому населению. Атмосфера сгущалась. Хагана была приведена в состояние боевой готовности. Новый город разделили на зоны, за которыми были закреплены свои защитники. Население Старого Города отказалось от защиты, понадеявшись на хорошие отношения с арабскими соседями. Погром начался в первый день полупраздника – 4 апреля. За два дня погромщики убили шесть человек, более двухсот ранили, изнасиловали двух девушек, разрушили несколько синагог. Все это произошло в Старом городе. Когда же отряды хаганы попытались прорваться в него, британские военные части заперли ворота.
  Власти, решившие восстановить порядок, не делали различия между убийцами и жертвами. Вместе с руководителями погрома они арестовали 19 членов хаганы, находившихся в «Доме холостых», расположенное в центре Нового города, и конфисковали найденное там оружие. На другой день Жаботинский явился в полицию и сообщил дежурному офицеру, что он является командиром хаганы и поэтому несет ответственность за действия арестованных. Через несколько часов он тоже был заключен под стражу.
  Арест Жаботинского и его товарищей потряс еврейское население страны. В знак солидарности с защитниками города верховный раввин Кук в седьмой день Пасхи разрешил подписывать (и сам подписал первым) обращение к суду, в котором евреи Иерусалима заявили, что являются соучастниками Жаботинского и его товарищей. Суд над Жаботинским проходил 13 и 14 апреля в военном трибунале. Обвинительное заключение содержало пять серьезных пунктов: владение оружием, заговор и вооружение граждан с целью вызвать насилие, грабеж, разрушения и убийство, нарушение порядка. Другими словами, власти пытались переложить ответственность за погром на хагану.
  Жаботинский защищал себя сам, ему помогал адвокат доктор Элиаш, выступавший как «друг обвиняемого». Речь Жаботинского была эмоциональной и полной достоинства. Он превратил сухой юридический процесс в драматический спор с властями. «Я ответствен за организацию еврейской самообороны, цель которой защищать евреев от нападений», – заявил он. Далее он доказал, что властям было известно о хагане, и они молчаливо согласились с фактом ее существования. Он показал двуличие Сторса, который на суде выступал свидетелем обвинения, и напомнил ему, что тот давно знал о «мальчиках Жаботинского», которые учатся обороняться. Он представил суду копию секретной телеграммы, посланной властями центральному командованию в Каир, в которой прямо было сказано, что кровавые беспорядки в Иерусалиме являются результатом подстрекательства со стороны арабских агитаторов. Жаботинский выдвигал смелые и неопровержимые обвинения. Позднее один из английских журналистов писал, что начальник еврейской самообороны чувствовал себя не как обвиняемый, а как обвинитель, что он почти надсмехался над тремя судьями, собирающимися его судить; неважно, какой приговор они вынесут – значения он иметь не будет…
  Но приговор Жаботинскому и его друзьям был предрешен. Вечером 19 апреля подсудимые были доставлены в иерусалимскую центральную тюрьму, где им зачитали приговор. Жаботинский был осужден на 15 лет каторжных работ с последующей высылкой из страны после отбытия наказания, Его товарищи получили по 3 года каторжных работ. Приговор этот вызвал волну возмущения. Горечь от его несправедливости усугублялась так называемой «политикой равновесия»: аналогичное наказание было вынесено двум арабам, изнасиловавшим еврейских девушек, и двум главарям погромщиков – Хадж Амину эль Хусейни [5] (впоследствии «великому муфтию») и Арефу эль Арефу. Но Жаботинский не пал духом. «Все это всего лишь шутка, – говорил он соседям по тюрьме, – пятнадцать лет я должен провести на каторге! Обещаю вам, что вы и я не останемся здесь долее пятнадцати недель».
  Жестокие приговоры взволновали общественность, и еврейский Иерусалим объявил забастовку протеста. Были закрыты все школы и магазины. Солидарность с арестованными была всеобщей. Перед выборами в Собрание депутатов первого созыва партия «Ахдут га-авода» выпустила воззвание, в котором призвала каждого избирателя вписать имя Жаботинского в бюллетень и тем продемонстрировать, что «грех Жаботинского – это грех каждого из нас». Через несколько дней британские власти предприняли первую попытку выслать Жаботинского и его друзей из Эрец-Исраэль. Их отправили в Кантару. Но в последний момент из штаба Алленби поступило сообщение о том, что он не заинтересован в «сионистских преступниках» в Египте, где и без того наблюдается брожение среди арабов. Поэтому арестанты были возвращены в страну в крепость Ако.

АРЕСТАНТ КРЕПОСТИ АКО 

  Ворота тюрьмы закрылись за Жаботинским и его товарищами. Приговор в Иерусалиме вызвал негативную реакцию в Лондоне, где многие политические деятели хорошо знали Жаботинского еще с того времени, когда он выступал с идеей создания легиона. «Таймс» и «Манчестер Гардиан» выразили сомнение в «разумности» оккупационных властей и суровых приговоров. Черчилль, бывший в то время военным министром, вынужден был отбиваться от вопросов по поводу судьбы начальника хаганы и его товарищей, которыми его забрасывали в палате общин. Поток протестов захлестнул общественные учреждения, а на массовых митингах Нордау и Загвиль[6] требовали пересмотра приговора. Доктор Вейцман тоже был потрясен приговором. Правда, его больше занимала приближающаяся конференция в Сан-Ремо и предполагаемое назначение еврея Герберта Самюэля Верховным комиссаром Палестины. Он боялся перегнуть палку.
  Жаботинский не считал арест частью политической борьбы. Из застенка он пытался преподать не только уроки, извлеченные из своего ареста и суда, но и теорию революции, внедрить в сознание еврейского народа, что дорога к национальному освобождению и революции непременно проходит через тюрьму. Зангвиль понял это. Он писал: «Новая история никогда не делается толковыми министрами. В действительности она начинается в тюрьмах, и будущее евреев связано теперь с Жаботинским в большей степени, чем с усердным служакой Самюэлем».
  Собственная судьба совсем не заботила Жаботинского. Он приобрел тюремный опыт еще в дни молодости в России, а иерусалимский приговор его ничуть не испугал. Он установил для себя и своих товарищей жесткий режим. Все учились и занимались спортом, а сам он погрузился в мир литературы – переводил Данте и Конан-Дойля, читал лекции по истории освободительных движений, рассказывал о подвигах Трумпельдора. В Ако Жаботинский сочинил свою знаменитую песню: «От Дана до Беэр-Шевы, от Гилеады до моря нет и пяди земли не обагренной кровью…» и дальше в духе «ирриденты»: «Нашим, нашим будет вершина горы Хермон».
  Множество людей приходило к крепости ежедневно – местные общественные деятели, почетные гости из-за границы, молодежные делегации. «Либеральная» администрация тюрьмы разрешала визиты и беседы почти без ограничений. Но Жаботинский хотел не поблажек, он жаждал стать рупором политических требований еврейского населения Палестины, чтобы добиться коренных изменений в отношениях британских властей к сионизму. Уже тогда наметились расхождения между сионистским руководством и Жаботинским относительно политических задач движения. 26 апреля, еще до того, как арестованных членов хаганы перевезли в Ако, временный комитет и раввины объявили пост и забастовку в знак протеста против ареста. Но в тот же день после обеда в Иерусалим пришла телеграмма из Сан-Ремо с известием о международном признании декларации Бальфура. Менахем Усышкин, председатель Комитета депутатов, сделал все, чтобы превратить день траура в день радости. Многие пошли в синагогу «Хурва» в Старом городе, чтобы отпраздновать это хорошее известие, и арестанты в Ако были забыты. Такое отношение возмутило Жаботинского, он усмотрел в этом грубую политическую ошибку. «Мы, члены хаганы, заключенные в Ако, спокойно восприняли арест, приговор, перевозки и унижения, последовавшие после. Мы всем сердцем верим, что служим делу самообороны, и вместе с нами и за нас борется все население Иерусалима. Мы хотим продолжить нашу борьбу. Только это может быть целью жизни в нынешних условиях. Наша судьба это в конечном счете вопрос личный, но арест членов хагана еще раз демонстрирует ужасную несправедливость, которой подвергается еврейский народ. Мы думали, что наш арест поможет объединить боевые силы от Израиля до Нью-Йорка, поднять голос протеста против погромщиков, превративших Иерусалим в Кишинев, а декларацию Бальфура – в жалкую бумажку». Во втором письме, написанном лично от себя, Жаботинский восклицает: «Нет более глубокого и более горестного унижения, чем сидеть в тюрьме в качестве защитника народа, в то время, как народ забыл и тебя, и твой протест, и твою борьбу… Да, вы получили указания от Вейцмана, с одной стороны, и Комитета депутатов, с другой, не продолжать борьбу, успокоить население. Послушавшись этих указаний, вы совершили большую глупость и политический греx. Вейцман блестящий дипломат, но политического положения в стране он никогда не понимал, не понял он и той роли, которую сыграли годы бесконечных погромов, вследствие которых пустила корни и расцвела наглость наших врагов, в чьих глазах мы стали объектом произвола».
  Далее он протестует против успокаивающего лозунга: «Все в порядке в нашей стране». День траура, который превратили в день танцев, он считает провозвестником несчастья, предостерегает от беспечности, приводящей к поражению. «Самое большое преступление, – пишет он, – совершает тот, кто бросает своего раненого защитника, чтобы плясать перед убийцей. Где молодое поколение? Где партии, денно и ношно толкующие о борьбе и восстании? Не понимаю их, не понимаю вас и жалею, что потащил за собой в тюрьму хороших ребят, поверивших мне».
  В начале мая 1920 года приговор по делу хаганы был смягчен: вместо многолетней каторги Жаботинский получил год тюрьмы, а его товарищи – шесть месяцев вместо трех лет. Но Жаботинский отказался признать новый приговор. Он не хотел милости и требовал полной отмены приговора. Он знал, что если проявит слабость и согласится с новым решением, то на нем навсегда останется пятно виновного в «грабеже и убийстве». Он требовал справедливости и продолжал борьбу. 6 июня арестованные заявили о своем решении провести голодовку. В стране прошли митинги солидарности. Напуганные власти уговорили заключенных отказаться от голодовки. Тем временем Герберт Самюэль был назначен Верховным комиссаром, и в стране была установлена гражданская власть. 7 июля была объявлена всеобщая амнистия для всех, кто был осужден по делам погромов. Свободу получили и евреи, и арабы. Жаботинского и его товарищей встретили, как героев. Особенно бурный прием был устроен в Иерусалиме. Но Жаботинский отказался признать амнистию. В августе он выехал в Лондон и продолжал там борьбу за отмену приговора. В марте 1921 года военное министерство переслало судебное дело над членами хаганы главному командованию в Каир, и там весь процесс в Иерусалимском суде был признан недействительным. Жаботинский и его товарищи были полностью оправданы.

В СИОНИСТСКОМ РУКОВОДСТВЕ 

  В Лондоне Жаботинского встретили с большим триумфом. Он был героем, символом сражающегося сионизма. Он не принимал участия в Лондонской конференции, состоявшейся в июне 1920 года, но его имя не раз упоминалось в выступлениях. После освобождения из тюрьмы его ждали высокие должности. В марте 1921 года Президентский комитет, которому было поручено Лондонской конференцией образовать сионистское руководство, предложил ему вместе с доктором Вейцманом и Наумом Соколовым возглавить политический отдел. Кроме того, под его начало был передан отдел печати и пропаганды, одновременно он был включен в дирекцию "Керен га-Есод"[7]. Как известно, на Лондонской конференции произошел разрыв между Вейцманом и Брандейсом по вопросу о назначении сионизма. Брайдейс и его группа утверждали, что «политическая стадия» сионизма закончилась и пришло время практической поселенческой работы на основе частной инициативы и частного капитала. Они не ориентировались на национальный капитал, поэтому отрицали «Керен га-Есод» и предложили пригласить несионистов принять участие в строительстве страны. Самое парадоксальное, что доктор Вейцман несколько лет спустя положил именно эти принципы в основу своей политики, но в 1921 году он категорически выступил против них. Жаботинский принял сторону доктора Вейцмана. В тот период между ними установилось искреннее взаимопонимание, может быть, потому, что Вейцман поддерживал предложение Жаботинского о восстановлении легиона в Эрец-Исраэль, который мог быть превращен в местный гарнизон.
  Кровавый погром в Иерусалиме и роспуск легиона после погрома в Яфо в 1921 году показали, что без вооруженной силы сионизму не устоять. В речи на сессии сионистского исполкома в Праге в июле 1921 года Жаботинский сделал особый упор на этом. Восстановление легиона – главное условие безопасности населения. Недопустимо, чтобы защита евреев «зависела от милости английского солдата или арабского полицейского. Когда в стране 5000 еврейских солдат поддерживали спокойствие, было спокойно, хотя в Египте в это время пылал огонь». Иммиграция тоже зависела от вооруженных сил. «Арабы будут всегда против иммиграции евреев, – утверждал Жаботинский. – Я не знаю ни одного примера из истории, чтобы страна была заселена кем-либо с любезного согласия местного населения». Без военной силы невозможно было создать еврейское большинство в Эрец-Исраэль. Жаботинский требовал от сионистской организации, чтобы она приняла участие в расходах на содержание еврейского легиона. Ведь непорядочно и нелогично требовать, чтобы британский налогоплательщик оплачивал защиту еврейского населения. «Разве евреи не поймут, – спрашивал Жаботинский, – что нужно выделить 5% от средств «Керен га-Есод» на защиту жизни самих же евреев?» Его точка зрения была поддержана, и исполком принял следующее решение: «Предпринять необходимые меры для восстановления полка, который действовал в прошлом в Эрец-Исраэль». На той же сессии возник спор между Жаботинским и социалистами Эрец-Исраэль по вопросу организации еврейских вооруженных сил – будет ли это подпольная организация или легальные формирования. Жаботинский утверждал, что подпольная военная организация не сможет обеспечить безопасность населении: «2000 еврейских солдат произведут на арабское население более сильное впечатление, чем 10 000 вооруженных граждан».
  Все свои способности пропагандиста Жаботинский поставил на службу «Керен га-Есод». Ему нравилась первоначальная программа этого фонда – собрать в ближайшие пять лет 5 млн. фунтов стерлингов. Он даже написал книгу о «Керен га-Есод». После 12 сионистского конгресса в Карлсбаде (1921) Жаботинского попросили вместе с Наумом Соколовым, Александром Гольдштейном, Отто Варбургом и полковником Патерсоном принять участие в первой делегации фонда, отправлявшейся в США. Он пробыл в Соединенных Штатах около семи месяцев. Его выступления воспринимались с большим воодушевлением. В 50-60 городах десятки тысяч слушателей жадно внимали слову Сиона. Пока Жаботинский находился в Америке, произошла переориентация среди членов сионистского руководства в Англии. Он узнал об этом по обрывочным сообщениям печати. Из газет он понял, что доктор Вейцман ведет политику компромиссов, отступает и уступает настоящему или воображаемому давлению. Верховный комиссар капитулирует перед требованиями арабов, прекращает еврейскую иммиграцию, ищет пути к умиротворению арабских националистов. Свою политику уступок он навязывает Британскому правительству, которое он представлял в Иерусалиме.
  Покидая США, Жаботинский не имел никакого представления о "Белой книге"[8], переданной сионистскому руководству в черновике. Доктор Вейцман показал ему черновик и рассказал, что лондонское правительство требует, чтобы руководство приняло этот документ не позже утра 18 июня. Если же документ не будет принят, то Лондон вычеркнет 4-й параграф мандата, по которому сионистская организация признается официальным еврейским агентством. После этого она превратится в неофициальную частную организацию без полномочий вести переговоры с членами правительства (надо помнить, что в тот момент мандат еще не был утвержден и поэтому не существовало никаких обязательств со стороны Великобритании, кроме декларации Бальфура).
  Жаботинский оказался перед сложной дилеммой, формулировки предложенного документа ему не нравились, но лишение официального статуса было серьезнейшей угрозой. Доктор Вейцман заверил его, что сделал все возможное, чтобы убедить Черчилля, формального автора «Белой книги» и Гербегрта Самюэля, фактического автора, отказаться от своих угроз, но все усилия были тщетны. Обсуждение в руководстве продолжалось до поздней ночи. Жаботинский пытался вывести лидеров из тупика, смягчить остроту момента. Он напоминал, что в свое время Англия поступила благородно по отношению к сионистскому движению. «Мы должны привести нашу практическую работу в соответствие с предложенными условиями, я надеюсь, что вскоре наступят лучшие времена, – убеждал он. Собрание приняло формулировку Жаботинского, но Вейцман заявил, что не подпишет ее, и потребовал принять первоначальную формулировку. Он заставил собравшихся проголосовать за нее. Таким образом, ответ на ультиматум был передан вовремя и без оговорок.
  В тот момент Жаботинский считал себя обязанным поддержать руководство. Он полагал, что не имеет права уйти от моральной ответственности и выйти из руководства. Это было бы не по-джентльменски. Для него существовало железное правило: если поражение неминуемо, нужно признать его и тем самым спасти все, что еще возможно спасти. «У меня вовсе не возникало мысли… увильнуть, ссылаясь на то, что это поражение ваше, а не мое, что я не был здесь и что борьбу проиграли вы» – писал он позже. Да, «Белая книга» была плоха и вредна, но она не содержала ни одного слова, которое бы прямо или косвенно отрицало возможность создать в Эрец-Исраэль еврейское большинство. Там, правда, была некоторая казуистика о «еврейском национальном доме в Палестине» вместо «Палестины в качестве еврейского национального дома», кроме того, в ней впервые появилось понятие «возможность экономической абсорбции», но эти оговорки не ограничивали декларацию Бальфура в той мере, чтобы помешать полному осуществлению сионистской мечты. Более того, даже единственный абзац, в котором говорилось о законодательном собрании в Палестине, в котором было бы больше арабов, в конечном итоге не имел значения, ибо правительство Англии отменило его через несколько месяцев после опубликования «Белой книги».
  Много фальшивых сказок создано в связи с «подписью» Жаботинского под «Белой книгой». Его противники приписали ему даже согласие на отчуждение Трансиордании от «еврейского национального дома». На самом деле подписей сионистских руководителей под «Белой книгой» не было. «Белая книга» являлась правительственным документом, подписанным только уполномоченными британского правительства. Письмо с согласием сионистского руководства имело только одну подпись – доктора Вейцмана. Что же касается Трансиордании, то в «Белой книге» нет прямого параграфа, который указывает на отделение ее от границ сионистского поселения! Там сказано, что западная Палестина исключена из территории, оговоренной соглашением между Мак-Магоном и Хуссейном [9]. Это своего рода намек на то, что восточная Палестина не исключена из территории, обещанной арабам. Решение отторгнуть у сионистов Трансиорданию было принято на Каирском совещании 1921 года, и в 25 параграфе установлено, что некоторые правила палестинского мандата не будут распространяться на эту часть страны. Но и это постановление было временным. Только позднее, в 1946 году, при министре иностранных дел Эрнесте Бевине Британия предоставила статус «суверенного короля Иордании» эмиру Абдалле. Таким образом, нет основания утверждать, что Жаботинский подписался под решением о Трансиордании.
  Позже Жаботинский жалел о том, что не вышел из руководства после утверждения «Белой книги». С годами ему стало ясно, что виновным в поражении был Вейцман, Что не были приняты должные меры, чтобы предотвратить беду. Вывод Жаботинского был поучительным: «Лояльность – это нечто, с чем надо обращаться очень скупо».
  Осенью 1922 года обозначилось серьезное расхождение взглядов у Вейцмана и Жаботинского. Их пути стали расходиться. Сионистское руководство в Лондоне охватил дух пораженчества. Вейцман и его последователи воспринимали любое указание властей как приказ, не терпящий возражения, перед правительством они вели себя робко и податливо и были готовы на любые уступки. Еврейское же население успокаивали, бесконечно повторяя один и тот же лозунг: «Положение, безусловно, удовлетворительное». Жаботинский, напротив, требовал проведения активной политики, выполнения всех обещаний, которые были даны Великобританией. Он верил в силу британского общественного мнения. А во время борьбы за легион научился искусству политического давления. Вскоре после освобождения из тюрьмы, он опубликовал об этом искусстве в газете «Га-Арец» статью под названием «Футбольная мудрость». «Если потребуешь свое до конца и докажешь свою правоту, – писал он, – тогда и только тогда англичанин покажет истинное величие своей души. Он не будет сердиться и не затаит в сердце злобу на того, что «победил». Напротив, он скажет тебе «ол райт» и пригласит, как друга, выпить виски с содовой в знак мира и согласия и будет уважать тебя, как одного из своих… Первое правило этой игры – ударить по мячу, ударить сильно и точно. Если ты вместо этого промедлишь, и поклонишься, и произнесешь комплименты в адрес Великой Британии, страны правды, справедливости и т. д., не надейся, что он последует твоему примеру… Ударь».
  Когда арабский национализм в Эрец-Исраэль стал поднимать голову, а еврей Герберт Самюэль стал склоняться перед его нажимом, Жаботинский проповедовал «все мое», не соглашаясь даже признать, что арабам принадлежат по меньшей мере три четверти. Жизнь научила его, что иногда надо перегнуть палку, не для того, чтобы обеспечить преимущественные права, а чтобы сохранить те права, которые полагаются по закону.
  Когда Герберт Самюэль был назначен верховным комиссаром Палестины, Жаботинский, еще заключенный в Ако, сомневался, справится ли этот либеральный англоеврейский политик со своими задачами. Вначале он питал кое-какие иллюзии, но вскоре глубоко разочаровался. Герберт Самюэль превратился в помеху для сионизма, и вся его политика подрывала основы сионистских начинаний. Жаботинский понял ее опасность и требовал незамедлительных действий. На заседании политического комитета 12 сионистского конгресса он предложил направить к Самюэлю делегацию, которая бы поставила его в известность, что сионисты не согласны с его политикой и требуют коренных изменений. Предложение было принято конгрессом, но делегацию не послали – доктор Вейцман не желал обострения отношений и воздержался от выполнения решения полномочного сионистского органа. В сентябре 1922 года Жаботинский посетил Эрец-Исраэль как частное лицо, чтобы навестить больную мать. Он встретился с Гербертом Самюэлем по инициативе последнего. «Во время этой беседы, – вспоминал Жаботинский, – я вежливо и энергично высказал Верховному комиссару свое мнение о том, что нынешняя тактика палестинского правительства парализует у рядовых сионистов способность действовать и поэтому неизбежно ведет к денежному банкротству всей нашей работы в Эрец-Исраэль. Но на его предостережения не обратили внимания.
  В те же дни произошло печально известное соглашение между Жаботинским и Славинским. Это событие вызвало волнение и споры в сионистских кругах, которые не затухали в течение многих лет. Еще в молодости Жаботинский интересовался украинским вопросом. Он в совершенстве знал все его проблемы. Один из его друзей, М.А.Славинский, был деятелем Украинского националистического движения и после первой мировой войны занимал пост главы особой дипломатической миссии Украинской народной республики в Чехословакии. Главой правительства Украины был Симон Петлюра, войска которого устраивали еврейские погромы в 1917-1920 гг. Сам Славинский был либералом и симпатизировал евреям, он даже послал поздравление 12 конгрессу. Когда Жаботинский встретился со Славинским, украинская пятнадцатитысячная армия еще стояла на границе России И собиралась возобновить войну против большевиков. Вторжение в Россию было назначено на весну 1922 года. Опасаясь, что после начала военных действий вновь вспыхнут погромы, Жаботинский предложил Славинскому создать еврейские жандармские формирования, которые будут размешены в виде гарнизонов в небольших городах на Украине. Отряды эти не будут вмешиваться в украинско-большевистский конфликт. Предложение было сделано Жаботинским в порядке личной инициативы. Славинский представил предложение своему правительству, и оно было утверждено. После соответствующих переговоров Жаботинский подписал соглашение. Украинское вторжение не состоялось, и соглашение было аннулировано. Но когда сведения о нем просочились в прессу в еврейской общественности разразилась буря. Особенно негодовали социалисты. Партия «Поалей Цион» требовала осудить Жаботинского за союз с погромщиком Петлюрой и предложить ему выйти из руководства сионистского движения. Сионистские лидеры заявили официально, что «переговоры между господином Жаботинским и господином Славинским носили частный характер, а Жаботинский публично изложил свои доводы в пользу соглашения.»
  Перед конференцией русско-украинских сионистов в Берлине в 1922 году он рассказал всю историю соглашения, и конференция выразила ему доверие. До конца жизни он утверждал, что шаг его был правильным. Хотя вопрос был исчерпан, социалистические круги вновь и вновь возвращались к нападкам, продолжая сеять раздор в сионистском лагере.
  Расхождения между Жаботинским и Вейцманом и его сторонниками в руководстве привели к открытому разрыву на сессии сионистского исполкома в Берлине в январе 1923 года. Формально полемика велась вокруг политического предложения Жаботинского, внесенного в качестве предложения меньшинства. В нем говорилось: «Ввиду того, что распространяются слухи будто определенные документы последних месяцев (имелась в виду «Белая книга» 1922 г.), с содержанием которых согласилось руководство, означают как бы отказ сионистской организации от идей сионизма, исполком заявляет, что, по его мнению, нет оснований истолковывать параграфы этих документов как не соответствующие историческому содержанию Базельской программы, и обязательства руководства перед британским правительством не должны иметь никакого другого толкования». Но почва для спора была гораздо более широкой и серьезной. Доктор Вейцман сетовал на отсутствие согласия в руководстве. Он был против открытой борьбы с британским правительством и не поддерживал идею «свержения» Самюэля. После него выступили другие участники, подчеркивавшие важность существования единого руководства. Они прямо требовали, чтобы Жаботинский вышел из него. Хотя Жаботинский и оказался в меньшинстве, он не собирался подавать в отставку. «Поверьте мне, что очень неприятно работать среди людей, которые тебя не приемлют, – говорил он, – поэтому я с удовольствием вышел бы из руководства. Но что делать с совестью? Она говорит мне: ты избран, чтобы защищать свои взгляды. Я чувствую опасность. Мы приближаемся к политическому и финансовому краху. Как я могу уйти? Я защищаю свои взгляды и это моя обязанность». Однако на другой день после заседания он послал письмо с просьбой об отставке, в котором написал: «Поскольку я не признаю больше этого руководства, считаю себя вышедшим из сионистской организации».
  В беседе с корреспондентом журнала «Рассвет», опубликованной через несколькой дней, Жаботинский разъяснил причины своей отставки следующим образом: «Меня все больше одолевают сомнения, есть ли вообще смысл числиться в рядах сионистской организации. Более двадцати лет я был активным сионистом, но кроме обвинений и нападок ничего не видел. Я отказываюсь терпеть это. Если увижу, что в качестве независимого деятеля не найду общей дороги с сионистами, буду готов полностью и навсегда отойти от сионистской деятельности. Но об одном прошу помнить, я никогда не соглашусь осуществить или помочь осуществлению плана, идущего вразрез с моими собственными воззрениями. Ни внутри сионистской организации, ни вне ее не может возникнуть положения, при котором я сделаю нечто, кроме того, что мне подсказывает мой «оракул». Задача публициста или общественного деятеля, как я ее понимаю, не в том, чтобы следовать за общественным мнением или «выражать» его, а в том, чтобы провести его или, если хотите, протащить. Если хватит моих сил, я это буду делать, если нет, честнее будет разойтись».

БЕЙТАР И ГА-ЦОАР 

  Когда в январе 1923 года Жаботинский вышел из сионистской организации, он напоминал гневного пророка, ушедшего в пустыню. Все заткнули уши и не желали его слушать. Сионизм в ту пору существовал под девизом «малых дел», великая мечта Герцля как бы исчезла. Политический сионизм был на закате, появились сомнения в том, может ли он выжить.
  В одном из писем к Жаботинскому в 1924 г. Зангвиль писал: «Политический сионизм умер, и даже вы не сможете реанимировать его», Жаботинский был подавлен. Он вновь вернулся к литературной деятельности. В Берлине он основал издательство «Га-Сефер» («Книга»), которое собирался перевести в Эрец-Исраэль, когда переедет туда. Он не поехал на 13 сионистский конгресс в августе 1923 года, считая, что подходит закат его общественной деятельности. Но судьба распорядилась иначе, В сионистском движении появились отдельные группки, близкие по духу Жаботинскому. Одна из них сосредоточилась вокруг органа российских сионистов – издающегося в Берлине журнала «Рассвет», во главе которого стояли редактор Шломо Эпштейн и секретарь редакции Иосиф Б. Шехтман. «Рассвет» стал выразителем идей Жаботинского, и, когда журнал был переведен в Париж, Жаботинский стал его главным редактором. В разных точках земного шара возникали группы еврейских активистов. Они ожидали изменений в сионистской политике и с надеждой смотрели на Жаботинского. Трудно сказать, захотел бы он стать во главе этой оппозиции, если бы ему на помощь не пришла новая сила в лице Союза еврейской молодежи имени Иосифа Трумпельдора, который возглавлял Аарон Пропес. Эти юноши считали свою организацию частью еврейского легиона, который будет создан в Эрец-Исраэль, и были близки по духу Жаботинскому. Он сразу нашел с ними общий язык. Организация эта стала первой ячейкой всемирного движения Брит Иосиф Трумпельдор (Бейтар).
  Жаботинский считал Бейтар своим детищем и видел в нем мощный рычаг, с помощью которого можно будет совершить переворот в общественном сознании. Только из молодежи можно еще выковать новый тип людей, свободных от комплексов диаспоры и от скверны гетто. Молодежь понесет в своих сердцах великую мечту и выйдет на борьбу за освобождение родины. Мечтой Жаботинского было создание «гордого, благородного и беспощадного племени». Свои лучшие мысли вложил Жаботинский в идеологические основы Бейтара. Он проповедовал полную самоотдачу движению. В своих выступлениях перед молодежью он повторял слова Бялика: «Одно солнце на небе, одна песня в сердце и другого нет».
  Жаботинский наполнил жизнь молодежи содержанием, он спас ее от «красной чумы». Десятки тысяч молодых людей последовали за ним. Для них он был «рош Бейтар», т. е. глава Бейтара. В их обществе он находил покой после бурных споров в сионистском движении. Он вселял в них силу духа и в них же черпал душевную стойкость. Бейтар всегда оставался для него прочной опорой в дни кризиса и разлада. Это был самый эффективный инструмент для осуществления его учения. Отсюда пошли со временем повстанческие движения.
  В письме от 2 ноября 1928 года Менахему Арберу, главе Бейтара в Эрец-Исраэль, Жаботинский определил основы личного характера и методов воспитания, необходимые молодежному движению: «В области военной подготовки следует отдать предпочтение упражнениям, даже в ущерб строевой подготовке… Нет надобности в Бейтаре, если в нем нет ядра «аристократического» движения… В повседневной жизни молодежь в Эрец-Исраэль, особенно школьники, производит в целом удручающее впечатление, Она груба и вульгарна; в своей жизни она отменила такое понятие, как «церемонии» – мы должны его восстановить, ибо церемония это то свойство, которое отличает культуру от дикости. Учите членов Бейтара церемониям повседневной жизни, учите их наполнять красотой самые обычные проявления жизни, красиво шагать, красиво говорить, смеяться, есть, учите их рыцарскому отношению к женщине, неважно – девчонка она или старуха… Ибо рыцарское отношение к женщине это то, что превратило европейскую культуру в подлинную культуру. Мы здесь являемся представителями Европы, охраняющими ее традиции, и эта миссия – одна из самых возвышенных.
  И еще мне кажется, что наши товарищи никак не могут овладеть тем новым чувством, которое мы стараемся вселить в сердца – чувством физического геройства… Они должны понять, что сила кулака тоже является священным даром, предназначенным в первую очередь для защиты народа от врага, явившегося убивать и грабить, и нельзя пользоваться этим священным даром напрасно, особенно среди нашего народа.
  Цель Бейтара – не быть одной из молодежных организаций; Бейтар – это вся еврейская молодежь», Жаботинский считал, что образцом для каждого члена Бейтара должен служить Трумпельдор. Когда Жаботинский писал «Клятву» организации, он несомненно помнил свою беседу с Трумпельдором в Лондоне, летом 1916 года.
  Программу Бейтара Жаботинский построил на воспитании и военном обучений. Военный аспект был чужд еврейской черте оседлости. Как и другие новшества Жаботинского, они подверглись насмешкам. Автора называли милитаристом, генералом, командующим солдатами, вооруженными бутафорскими винтовками! Одна из статей Жаботинского, посвященная этому вопросу, была опубликована в 1926 году в варшавской газете «Хайнт», выходящей на идиш. Называлась она «У камелька: новый алфавит». В ней Жаботинский объяснял важность военного дела для воспитания молодежи. Статью читали десятки тысяч людей – в клубах и лагерях, открыто и тайно. Читали не один год, так как мысли, высказанные в ней, соответствовали вновь возникающим обстоятельствам. Основная идея ее – создание национальной силы. «Хотя я и признаю, что это печально, – писал Жаботинский, – но из всех нужд национального возрождения первая и важнейшая нужда – научиться стрелять… Мы вынуждены учиться стрелять, и нет смысла спорить против этой исторической необходимости» .
  С того дня, как Жаботинский установил контакт с еврейскими молодежными организациями в европейской диаспоре, он большую часть своего времени посвящал вопросам воспитания. Роман «Самсон Назорей», который он начал писать в 1925 году, был задуман им как выражение новых идей. Он стал своего рода путеводителем для нового поколения евреев. Это не просто исторический роман, хотя он и содержит все основные части этого жанра, это рассказ, в котором прошлое, настоящее и будущее соединены в единую мозаику. Хотя роман и написан по-русски, он проникнут подлинно еврейским духом. В каждой его главе слышен отзвук библейских времен. Рукой настоящего художника рисует Жаботинский сложный образ древнего героя – сплетение разнообразных талантов, необычных привычек, сильных страстей. Он сын еврейского народа и в то же время чужой в своей среде. В романе можно несомненно найти много черт, присущих самому автору, обнаружить отождествление или, по крайней мере, духовную близость писателя и его героя. Не видим ли мы перед собой завуалированную автобиографию?
  Главное свойство романа – его поучительность. Самсон политически мудр, удачлив, смел и решителен. Он «завоевал Ханаан штурмом». Но это тип вождя, который еще не нашел полного признания в своей стране. Тысячи молодых людей, боровшихся за независимость Израиля, воспитывались на романе «Самсон Назорей» и на его завещании: копить железо, выбрать себе царя и научиться смеяться.
  В 1924 г. стало формироваться всеобщее движение за изменение сионистской политики. Статья Жаботинского в журнале «Рассвет», его многочисленные речи вызвали широкий общественный резонанс. Со всех сторон раздавались требования о расформировании движения. В Берлине был образован временный комитет Союза за ревизию сионистской политики. Затем был создан Союз сионистов-ревизионистов (Брит га-ционим га-ревизионистим, сокращенно Брит га-Цоар). Центром союза стал Париж. 25 апреля 1925 года там состоялась первая мирная конференция. В ней участвовали делегаты из разных стран (из Эрец-Исраэль прибыл один делегат – доктор Яков Вайншал). Жаботинский изложил основы своих взглядов. Он выступил за возвращение к сионизму Герцля, за ясное определение цели: создать еврейское государство с еврейским большинством, способствовать массовой репатриации евреев в Эрец-Исраэль. Он требовал включить все Заиорданье в область еврейского заселения; Верховный комиссар должен избираться правительством мандата по согласованию с сионистской организацией; контроль над еврейской иммиграцией должен находиться исключительно в руках сионистской организации; необработанные земли в Эрец-Исраэль надо отдать в распоряжение еврейских поселений. Он предложил организовать еврейский национальный заем и установить систему налогов и пошлин в пользу еврейского хозяйства; восстановить еврейский легион как составную часть британского гарнизона и установить ответственность всех членов правления еврейского агентства перед сионистским конгрессом.
  На предстоящий 14 конгресс был избран только один делегат от га-Цоар – Жаботинский, но во время работы конгресса к нему присоединились еще три делегата. По существовавшим правилам, фракция из четырех делегатов имела право участвовать в общей дискуссии в течение 30 минут. Жаботинский произнес блестящую речь. «Левые» постоянно пытались мешать ему, выступление неоднократно прерывалось выкриками с мест. Но большинство проявило к нему интерес. Ему даже были предоставлены дополнительные 30 минут. В сионистском лагере подули свежие ветры.
  После конгресса Жаботинский выехал в пропагандистское турне по США и Эрец-Исраэль. Число его сторонников увеличивалось во всех странах еврейского рассеяния. Несмотря на происки противников, партия га-Цоар приобретала все больше сторонников. Особенно мощную реакцию вызвал его визит в Эрец-Исраэль. Его еще помнили как героя 1920 года, откровенная правда его речей находила отклик в сердцах многих.
  Во время этой поездки Жаботинский затронул и арабский вопрос. Он обсуждал его без прикрас, без двуличия и иллюзий. Он не верил в идеи "Союза мира" [10] и "двухнацмонального государства". Арабы должны принимать положение таким, каким оно есть: территория Эрец-Исраэль по обе стороны Иордана предназначена для еврейского государства с еврейским большинством. Сионизм хочет решить всемирную проблему, и справедливость требует, чтобы тот, у кого территории в сто или двести раз больше, чем у преследуемого народа, не должен завидовать соседу, у которого относительно мало земли. Если будет проводиться такая реалистическая политика, возможно, что арабы в конечном итоге смирятся с ней, несмотря на то, что между сторонами существуют противоречия. В любом случае надо говорить правду, ибо «невозможно устранить противоречия между нами и арабами словами, подарками или взятками».
  Когда еврейское государство будет создано, евреи будут знать, как относиться к арабскому меньшинству. Жаботинский был сторонником предоставления арабам полного равноправия. В своей последней книге «Фронт войны еврейского народа», вышедшей в 1940 году, он даже видит возможность, чтобы «в каждом правительстве, в котором еврей будет главой, его заместителем был бы араб и наоборот». В отличие от Зангвиля, который видел решение вопроса только в удалении арабов из Эрец-Исраэль, даже если оно будет принудительным, Жаботинский не был сторонником изгнания арабов, если они не захотят уйти добровольно. Он неоднократно утверждал, что в Эрец-Исраэль есть место и для еврейского большинства, и для арабского меньшинства, и для мира.
  Вместе с этим он еще в 1926 году сказал на собрании молодежи в Тель-Авиве, что столкновение между евреями и арабами неминуемо и «требует от нас военной подготовки».

НА СИОНИСТКИХ КОНГРЕССАХ 

  Выступления Жаботинского на сионистских конгрессах всегда находились в центре внимания. Его речи вызывали интерес и бурные споры. Но сам он участвовал в конгрессах неохотно, потому что не верил, что сможет хоть что-либо изменить. Среди делегатов он чувствовал себя чужим, они отличались от него по темпераменту и духу. Он никогда не обольщался мыслью, что ему удастся завоевать конгресс изнутри. Он хорошо видел разницу между восторгами, вызванными его выступлениями и голосованием в решающий момент. Как он считал, сионистские конгрессы – это всего лишь «клуб для дебатов», поэтому нечего ожидать от них реальных результатов.
  На 14 конгресс он поехал против своего желания, поэтому и в выборах участвовал нехотя. Коллеги в руководстве партии уговорили его испытать свои силы еще раз, хотя он не верил в успех. Он считал это последней попыткой.
  Мнение его коллег об участии в конгрессе основывалось на вере в конечную победу, и эта вера имела под собой основания: влияние партии возрастало от конгресса к конгрессу.
  На 15 конгрессе в 1927 году у га-Цоар было уже 9 делегатов из 281; на 16 в 1929 году – 21 делегат из 310.
  На 16 конгрессе горячая дискуссия развернулась вокруг расширения сионистского агентства «Сохнут», то есть вокруг предложения о создании совместного органа сионистов и несионистов по мобилизации средств для строительства «еврейского национального дома». Доктор Вейцман считал, что можно уговорить еврейских богачей, даже если они безразлично относятся к сионизму, а может быть, и отрицают его, выделить фонды помощи для сионистского дела в Эрец-Исраэль по образцу помощи, которая оказывается каждой нуждающейся еврейской общине в мире. Чтобы заручиться их помощью, он был готов предоставить им равную долю в руководстве. Жаботинский восставал против самой мысли передать даже часть руководства в руки несионистской «денежной аристократии»; ведь этим подрывалась бы демократическая основа сионизма. Кроме того, он не верил, что возможен «золотой дождь» для сионизма со стороны чуждых ему кругов.
  Несмотря на решительное сопротивление Жаботинского, конгресс утвердил в черновом варианте положение о создании расширенного еврейского агентства.
  На 17 конгрессе в 1931 году га-Цоар представляли 52 делегата из 254 присутствовавших (то есть 21%). Это была третья по величине фракция. Это был самый острый из всех конгрессов, в которых Жаботинский участвовал. Там он сделал последнюю попытку изменить характер сионизма изнутри. Казалось, что время для этого наступило – обстоятельства требовали изменения режима и смены руководства.
  События 1929 года вызвали пессимистические настроения в сионистском лагере. Разочарования политикой Великобритании было повсеместным. Эта страна не в состоянии, а, возможно, просто не желает выполнять свои задачи в соответствии с мандатом. Она согласилась с ущемлением прав еврейского народа в Эрец-Исраэль. Пошла на сокращение репатриации евреев и практически приостановила приобретение евреями земли, ущемляла права евреев у «Стены плача», капитулировала перед требованиями арабских погромщиков, и после всего этого еще пыталась изображать себя бескорыстной, громко провозглашая принципы демократии: она собиралась создать законодательный совет, в котором евреи составили бы жалкое меньшинство. Казалось, что с обнародованием «Белой книги» Пасфильда (в октябре 1930 года) все сионистское дело приговорено.
  Было ясно, что политика примирения и компромиссов доктора Вейцмана потерпела фиаско; благодаря ей сионизм сдавал свои позиции одну за другой. Таким образом, без коренных изменений всей сионистской мечте грозил бесславный конец. Вопреки этим настроениям доктор Вейцман стоял на своем и ни на йоту не отступал от своих взглядов. В речи на заседании сионистского исполкома в Берлине (27 августа 1930 г. он заявил: «Еврейское государство было не целью, а только средством для достижения ее. В Базельской программе не говорится о еврейском государстве. В декларации Бальфура о ней тоже нет ни слова. Задача сионизма – это создать в Эрец-Исраэль материальную базу, на которой будет построено автономное продуктивное общество».
  Заявление Вейцмана буквально взорвало общественное мнение. Это была попытка исказить сионизм. Бесконечно много раз повторял Жаботинский перед еврейской и нееврейской аудиторией, что цель сионизма – создание еврейского государства с еврейским большинством. Этой же концепции придерживались такие политики, как Ллойд Джордж и Смэтс. Попытка завуалировать истину могла только повредить. Поэтому фракция га-Цоар сочла Необходимым поставить на повестку дня 17 конгресса следующий проект решения относительно «конечной цели» сионизма.
  «Цель сионизма, выраженная как «еврейское государство», «еврейский национальный дом» или «безопасное убежище», обеспеченное международным правом, это – создание еврейского большинства среди населения Эрец-Исраэль по обе стороны реки Иордан».
  На этом конгрессе Жаботинский произнес свою историческую речь «Верую». В какой-то момент казалось, что большинство делегатов склоняется в его сторону и его пригласят, если не возглавить новое сионистское руководство, то по крайней мере принять участие в новой коалиции, без доктора Вейцмана. И эта коалиция сумеет постоять за права сионизма. Еще до начала конгресса доктор Вейцман подал в отставку с поста президента сионистской организации в знак протеста против опубликования «Белой книги» Пасфильда, но эта отставка была политическим ходом. Это выявилось на конгрессе.
  Накануне голосования проекта ревизионистов о «конечной цели сионизма» был предпринят хитрый маневр: из Иерусалима в адрес конгресса от имени Хагани пришла телеграмма, в которой говорилось, что если предложение ревизионистов будет принято, то в Эрец-Исраэль произойдет кровавый погром. Многие делегаты испугались, и большинством голосов (121 против 57) конгресс решил не голосовать внесенный проект. Разыгрался скандал. Несколько делегатов стали петь гимн «Гатиква». Сквозь шум прорвался голос Жаботинского: «Это не сионистский конгресс». И он демонстративно разорвал свою делегатскую карточку, Один молодой ревизионист снял с трибуны бело-голубое знамя. Заседание было прервано.
  Вместо доктора Вейцмана президентом сионистской организации был избран Нахум Соколов. Буря улеглась, но ожидаемые изменения не произошли. Попытка Жаботинского, предпринятая на конгрессе, еще больше убедила его в том, что для изменения состояния дел надо изменить характер народа, а не его настроения во время голосования.

ПРИГОВОРЕН К ИЗГНАНИЮ 

  Большую часть жизни Жаботинский провел в скитаниях. Он переезжал из страны в страну, из города в город, чтобы донести до еврейского народа слово Сиона. В любой стране он чувствовал себя, как дома, знал ее язык и литературу. Он был гражданином мира в полном смысле этого слова! Но в сумерки, в час удрученности и печали, в сердце его звучали мелодии тоски и томления по родине. Он, вся жизнь которого прошла в беспрестанной борьбе за возвращение родины его народу, был по сути безродным человеком, цыганом, «вечным жидом», обладателем Нансеновского паспорта Лиги наций, – документа, который давался человеку без подданства.
  Еще будучи в легионе, он выбрал Иерусалим как постоянное место жительства для себя и своей семьи. Национальные обязанности заставляли его время от времени выезжать за границу, но центром своей жизни он считал Эрец-Исраэль. В октябре 1926 года Жаботинский подал заявление о предоставлении гражданства, но вскоре ему пришлось опять отправиться в путь.
  В 1926 году он решил окончательно поселиться в стране, заключив договор на два года со страховой компанией «Иегуда» в Иерусалиме, где должен был служить директором. Находясь в Париже, он подал заявление на получение въездной визы от правительства мандата. Сначала со стороны британских властей была сделана попытка заткнуть ему рот от него потребовали письменного обязательства не заниматься в Эрец-Исраэль политикой. Это требование вызвало всеобщее возмущение. Даже противники Жаботинского выразили протест против решения властей лишить его основных прав. Протест возымел действие, и Жаботинский получил визу без каких-либо условий. Но в действии властей угадывался плохой симптом.
  Деятельность Жаботинского в стране была обширной и активной. Партия га-Цоар значительно расширила свое влияние. С 2 декабря 1928 года Жаботинский стал редактором газеты «Доар га-Йом» («Дневная почта»), тираж которой с его приходом стал увеличиваться. Статьи Жаботинского способствовали распространению его идей, увеличению числа его последователей и противников. Его оригинальные идеи вызывали недовольство властей, арабов и левых сионистов. Разрыв между ним и социалистическими партиями углублялся.
  Когда он захотел окончательно вернуться в Эрец-Исраэль, ворота родины закрылись перед ним. Власти отказали ему в визе. Сэр Джон Чанселор, Верховный комиссар, уступил арабскому давлению. Жаботинский не примирился с этим решением, он обратился в английские инстанции, но надежды на успех были малы. Волей-неволей ему пришлось смириться, и с этого момента ему оставалось только наблюдать издали за событиями на родине.
  За время сионистской деятельности отношения Жаботинского и Великобритании складывались по-разному, Хотя он и критиковал империю за все ее недостатки, он воздерживался от полного разрыва отношений с ней. Он уважал демократический образ жизни Англии, особенно ценил силу общественного мнения в этой стране. В глубине души он знал, что Англия тот соперник, с которым можно бороться. Его можно заставить принять справедливое требование, если не в первом, то во втором, третьем раунде и так далее, до победы. Много раз он выдвигал против лондонского правительства серьезные обвинения, открыто обсуждал возможность передачи мандата другой стране, указывал на расширяющиеся отчуждение между ним и народом Израиля, осуждал Лондон за нарушение обязательств и лицемерие, он не доводил до того, чтобы хлопнуть дверью, бросив в лицо «свидетельство о разводе».
  В 1928 году вера Жаботинского в Англию еще была сильна. На третьей всемирной конференции га-Цоар в Вене обсуждалась (в значительной мере по его инициативе) программа Иошаи Веджвуда о предоставлении Палестине статуса «седьмого доминиона» в рамках Британской империи. Конференция решила, что нет противоречия между программой и идеей еврейского Эрец-Исраэль. В мае 1929 года в Иерусалиме создано «Общество седьмого доминиона», председателем которого был избран Жаботинский.
  На пятой всемирной конференции га-Цоар в Вене в 1932 году Жаботинский уже утверждал, что «Англия лишилась своего морального права на мандат, что-то порвалось в отношениях между Англией и евреями». Но приговор этот не был окончательным и безоговорочным. Жаботинский возлагал вину не только на правительство мандата, он обвинял и сионистское руководство за то, что оно ни разу не поставило перед властями конкретные требования, а, наоборот, утверждало, что «положение безусловно удовлетворительное».
  С годами конфликт между евреями и Великобританией обострялся. В конце концов отношения дошли до открытого и окончательного разрыва.

ПРОЦЕСС СТАВСКОГО 

  С 1929 года обострились отношения между ревизионистским движением и социалистическими партиями. Ряды га-Цоар и Бейтар непрерывно росли. Усиливалось разочарование политической линией доктора Вейцмана. Как и предсказывал Жаботинский, сионистская организация зашла в тупик. Левым деятелям было ясно, что приближается решительный бой за влияние на еврейской улице. Они выразили поддержку доктору Вейцману и его умеренной программе. Прежде всего они были заинтересованы в сохранении существующего положения, которое целиком принадлежало им.
  В 1920 году Жаботинский был кумиром рабочих масс Эрец-Исраэль. Однако с годами, когда он стал защищать частное хозяйство и частную инициативу и даже предложил в статье «Баста» (1925) оказать среднему классу и ремесленникам помошь из национальных фондов, – левые партии заклеймили его как «врага рабочего класса».
  Это была чистейшей воды инсинуация, Жаботинский никогда не выступал против рабочих. Но с того дня, как он проникся идеями сионизма, он понял, что невозможно поклоняться двум культам, Что служба высокому сионистскому идеалу исключает служение другой идее. Классовая борьба возможна в уже сложившемся обществе, но не в таком, которое еще только создается. Каждый человек в Эрец-Исраэль не просто рабочий и не просто работодатель, а прежде всего доброволец. Все должны подчинить свои групповые и классовые интересы национальному. «Когда народ хочет строить свою родину, – писал Жаботинский, – национальная солидарность стоит выше ее».
  В разгар заселения страны Жаботинский восставал против лозунга левых – «Работающий Эрец-Исраэль». По его мнению, этот подход, разделявший еврейское население на «работающих» и «неработающих», был совершенно необоснованным. «В совместной экономике при строительстве еврейского государства, – писал он, – достижения лавочника не более и не менее значительны, чем достижения земледельца или других работников… В Эрец-Исраэль рабочий ничего не построил один. В каждом камне, в каждом дереве и в каждой травинке скрыты две капли пота, нужно покончить со всякой претензией на привилегию».
  В начале тридцатых годов Жаботинский развил свою социальную теорию для строящейся страны. Гармония между классами превыше всего. В Эрец-Исраэль нет места забастовкам, они только вредят народному хозяйству и задерживают его развитие. Жаботинский предложил тогда идею «обязательного национального арбитража» и создание «нейтральной биржи труда». «Арбитражная комиссия» должна представлять интересы как рабочего, так и работодателя.
  Жаботинский также видел противоречие между идеей пролетарской солидарности, выраженной лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и национальными интересами, ибо если еврейские рабочие в стране объединяются с арабскими в рамках одной организации, они тем самым похоронят сионистское дело.
  Особенно восставал Жаботинский против политических забастовок, проводившихся с целью лишить работы членов га-Цоар и Бейтар. У них не было экономической основы, это были попытки устранения политических противников под предлогом борьбы с «неорганизованными рабочими». Именно эти «забастовки» привели к серьезным столкновениям в Кфар-Сабе, на заводе Фрумин в Иерусалиме и на стройках в Петах-Тикве, вызвавших даже вмешательство полиции.
  В мае 1932 года Жаботинский призвал к созданию «второго профсоюза рабочих», основанного на отрицании классовой борьбы во время становления страны и на принципе «обязательного национального арбитража». Пятая всемирная конференция га-Циор (Вена, август 1932) утвердила создание «Национального профсоюза», который был организован весной 1934 года.
  Одна из наиболее тяжелых бурь, выпавших на долю Жаботинского, связана с убийством Арлозорова. Возможно, что ни одна из кампаний, в которых он участвовал, не потребовала от него стольких духовных сил. В этой борьбе проявились его лучшие качества пропагандиста и публициста. Он отдал всего себя делу спасания людей от «кровавого навета» не только потому, что они были членами его партии и его сторонниками, но и потому, что сам он был человеком высокой нравственности и верил в торжество справедливости и добра. Если бы не эта вера, вряд ли бы удалось спасти невинных людей от виселицы. Жаботинский бросил на чашу весов весь свой авторитет.
  Доктор Хаим Арлозоров, глава политического отдела еврейского агентства, был убит в канун субботы, 17 июня 1933 года, во время прогулки с женой по берегу моря в Тель-Авиве. Убийцы не были пойманы. И хотя в первых сообщениях намекалось, что они арабы, быстро распространился слух, будто этого известного деятеля рабочего движения убили ревизионисты, то есть налицо политическое убийство.
  Оголтелая травля против га-Цоар и Бейтара со стороны левых кругов Эрец-Исраэль и Польши началась уже на другой день после убийства. Она усилилась после ареста Авраама Ставского (19 июня), обвиняемого в соучастии (якобы он осветил Арлозорова фонариком до выстрела), члена рабочего отряда Бейтар в Кфар-Сабе Цви Розенблата (будто бы он стрелял) и доктора Аба Ахимеира, проживавшего в одной комнате со Ставским (обвинялся в подстрекательстве к преступлению).
  Страсти бушевали, население было на грани гражданской войны, Жаботинский интуитивно понял, что готовится лживый навет. В первом заявлении, опубликованном им по поводу убийства, он писал: «Я уверен, что Ставский не виновен … мы встанем на его защиту так, как в свое время мое поколение встало на защиту Менделя Бейлиса».
  Он осудил своих противников прежде всего за то, что они не стыдятся нарушить два священных принципа человеческой культуры: во-первых, человек, утверждающий, что он не виновен, считается невиновным до тех пор, пока суд не признает его вину, и, во-вторых, даже если доказана его вина, ее не возлагают на всю общину.
  Свои мысли Жаботинский выразил в одной из лучших публицистических статей «Холодно и стойко», опубликованной в варшавской газете «Момент» 21 июня, на четвертый день после убийства.
  «По поводу их подстрекательства, – писал он, – мы перейдем к следующему вопросу в повестке дня. Мы даже на йоту не изменим наше поведение – нечего менять. Это хорошее поведение. Мы не ослабим нашу борьбу против классовой ненависти и против классового захвата власти. Подстрекателей ожидает неудача, им не поможет спекуляция кровью, назойливо демонстрируемой всему еврейскому миру. Наше движение – это движение простых евреев, бедняков и их детей; и оно бесконечно гордится этим… Подстрекайте, пока хватит ваших сил, бейте по всякому встречному, не поможет, мы идем нашим единственным путем, предназначенным нам, он ведет к победе; и вы ведь сами знаете, что ничто не может остановить нас… Вместе с моими товарищами и учениками я заявляю: пусть будут осуждены и прокляты убийство и убийца. Если убил чужой, не я ему судья, а если еврей – во что я не верю – пусть будет проклят, проклят больше, чем то сумасшествие, которое создало в Эрец-Исраэль атмосферу поножовщины… Каждому, умеющему читать, известно святое правило человеческой справедливости: даже когда прокурор уже оглашает обвинительную речь и приводит множество доказательств, даже тогда подсудимый в принципе еще не виновен как перед законом, так и перед обществом. Это самый священный закон, и каждый еврей знает его. Особенно еврей. Ведь когда Менделя Бейлиса поймала полиция и сотни газетчиков публиковали «доказательства» его «вины», каждый еврей в Сионе и в рассеянии не переставал повторять: нельзя утверждать, что Бейлис виноват, подождите хотя бы до приговора! Есть еще одно святое правило человеческой справедливости: если человек совершил преступление, нельзя возлагать ответственность за это преступление на общество, к которому он принадлежит. Это еще один из принципов, который дорог особенно нам, евреям, ибо таким образом угнетали и преследовали нас во все годы нашего рассеяния, – поймав одного «подозреваемого», возлагали вину на всех. Восемьсот лет протестует еврей перед миром против этого обычая…»
  Дело Ставского стало кошмаром для евреев всего мира на протяжении более чем года. Хотя ему и не хотелось, но, сознавал свою моральную ответственность, Жаботинский решил поехать на 18 сионистский конгресс в Праге. Он решил не принимать активного участия в работе конгресса, а только выступить в защиту обвиняемых.
  С самого начала и до конца конгресс проходил под знаком клеветы. Поблизости бушевало нацистское мракобесие. Жаботинский предложил объявить Германии бойкот, «ввиду ее попытки уничтожить еврейский народ», но это предложение даже не было поставлено на голосование. Делегаты были слишком заняты попытками уничтожить соперников у себя дома.
  Жаботинский активно занимался организацией юридической защиты Ставского. Еврейское агентство мобилизовало на службу обвинения четырех наиболее известных в стране юристов, поэтому пришлось искать адвокатов за границей. Жаботинский предложил возглавить защиту своему другу времен легиона, известному адвокату Хорасу Самюэлю. Это стоило немалых денег. Но Жаботинский достал их. Основную часть расходов покрыл Михель Хескель из Южно-Африканского Союза.
  Тем временем в Эрец-Исраэль началось движение в защиту Ставского. В него включились раввин Кук, писатель Бенцион Кац, Моше Смилянский, Альтер Друянов, Равницкий и другие. Большой сдвиг в общественном мнении произошел после признания Абд-эль-Маджида [11] в убийстве Арлозорова (хотя позднее он отрекся от своих показаний).
  Наконец, судебное дело закончилось, Первым был оправдан доктор Аба Ахимеир, за ним Цви Розенблат и последним Авраам Ставский. Правда, Ставский был признан виновным в областном суде (только большинством голосов, так как еврейский судья Може Валеро не согласился с большинством), но он был оправдан Верховным судом 20 июля 1934 года за отсутствием доказательств.
  Дело Ставского оставило у многих тяжелый осадок. Он ощущался многие годы, рана эта не зарубцевалась до сего дня. В дни судебного разбирательства было немало случаев насилия, кровопролития, несправедливости. Сионистское руководство, например, лишило членов Бейтара права на репатриацию; из-за этого запрета покончил с собой член Бейтара Симха Плошницкий. Эта смерть вдохновила Жаботинского на известное стихотворение «Вся моя»: «Члены Бейтара, родина не для нас (для нас вечная чужбина). Боже, ты избрал нас для скорби (и палачом выбрал моего брата)».
  Тем не менее Жаботинский возвысил свой голос в пользу мира в сионистском движении. Он ясно видел серьезную опасность, грозящую народу извне, поэтому искал пути, если не достичь полного мира, то хотя бы ослабить напряженность и согласиться на «перемирие». Ряд его обращений к сионистской организации остался без ответа. Но затем к нему присоединился Пинхас Рутенберг. Он пригласил к себе в Лондоне Жаботинского и Бен Гуриона. Там они приступили к переговорам, завершившимся тремя соглашениями (октябрь-декабрь 1934 года), основная цель которых сводилась к прекращению насилия и успокоению страстей в межпартийной полемике в сионистском движении.
  Жаботинский представил эти соглашения шестой всемирной конференции га-Цоар в Кракове, проходившей в январе 1935 года. Вопреки возражениям Эрец-исраэльской делегации они были приняты подавляющим большинством делегатов. Однако официальный сионизм отклонил их плебисцитом в марте 1935 года (15227 против 10187).

НОВАЯ СИОНИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ 

  Когда Жаботинский решил окончательно выйти из сионистской организации, он почувствовал себя орлом, вырвавшимся из клетки. Он не привык к беспрекословному подчинению. С того момента, как он примкнул к сионистскому движению, Жаботинский старался действовать самостоятельно. Он знал, что, будучи свободным, сможет сделать для своего народа гораздо больше, чем в рамках навязанной ему дисциплины.
  В речи на учредительном съезде Новой сионистской организации в 1935 году он сказал: «Двенадцать лет тому назад у меня появилась идея и надежда на новую сионистскую организацию». С тех пор он обдумывал этот вопрос, строил планы осуществления своей мечты, но верность товарищам брала верх, и ради единства партии он уступал им.
  Перед 17 конгрессом (1931) он чувствовал, что время не терпит, дальше медлить нельзя. Поэтому он решил, что участие в этом конгрессе будет «последней его попыткой». Еще до открытия конгресса, в апреле 1931 года, руководство га-Цоар, решило, что, если конгресс не объявит еврейское большинство в Эрец-Исраэль целью сионизма, партия поставит вопрос о выходе из организации. Конгресс, как известно, отклонил подготовленный ревизионистами проект решения о «конечной цели». Сразу после этого вновь проявились внутренние распри, которые привели к разрыву на конференции в Катовицах в марте 1933 года.
  Из-за дела Ставского Жаботинский счел нужным принять участие в 18 конгрессе, но это не было новой «последней попыткой»: он не верил, что положение в сионистской организации может измениться. Он поехал на конгресс в качестве защитника, обязанного вступиться за честь Израиля на публичной арене, к которой в тот момент были прикованы взгляды всего мира.
  Еще до основания Новой сионистской организации Жаботинский сделал несколько самостоятельных политических шагов. Один из них выразился в борьбе против «Третьего рейха». Цель была гораздо шире, чем объявление бойкота товарам нацистской Германии. «Мы не должны думать, что стоим перед железным великаном, против которого нет смысла применять силу», сказал он в 1935 году. Он хотел сплотить все организации, борющиеся против нацизма. Он пытался даже предотвратить передачу Германии Саарской области. Но мир остался равнодушен, и еврейство вместе с ним пребывало в преступной беспечности; вместо того, чтобы защищаться в полную силу, оно приняло участие в постыдном деле "передачи" [12].
  Второй явно политический шаг – это «петиция». Много лет обдумывал Жаботинский эту идею, будучи уверенным, что можно потрясти мир мощью еврейского протеста, который в конечном итоге превратится в широкое политическое наступление и заставит Британию изменить ее политику и вернуть еврейскому народу его родину. На пятой всемирной конференции га-Цоар (1932) он сказал, что петиция будет «процессом, который всколыхнет мир, и вручение самого документа будет только заключительным актом последнего действия пьесы: наблюдатели со всех концов планеты увидят миллионы рук, протянутых в одном направлении, зовущих, ищущих, требующих,..»
  Кампания за петицию началась в 1934 году. Разные по содержанию тексты были отправлены королю Великобритании, британскому парламенту, мандатной комиссии Лиги Наций, главе правительства той страны, гражданином которой был подписавший послание к парламенту этой страны. До конца 1934 года под посланиями подписались более 60 тысяч евреев из 24 стран.
  Решение сионистского исполкома (весной 1935 года), требующее строжайшего соблюдения партийной дисциплины от каждого члена организации и таким образом исключающее самостоятельную политическую деятельность, окончательно разорвало связь между га-Цоар и сионистской организацией.
  3 июня 1935 года состоялся плебисцит, который призвал членов га-Цоар к созданию Новой сионистской организации. Призыв был поддержан 167 тыс. голосов против 3000. Так закончилась длительная борьба Жаботинского за создание независимой сионистской организации. Изменилось также отношение к членским взносам в сионистскую организацию («сионистский шекель»). Чтобы обеспечить свободное право выбора, для всех было установлено, что «шекель» не будет продаваться за деньги.
  Ревизионистская партия всегда была бедной, и для большинства ее сторонников в странах гетто стоимость «шекеля» вовсе не была ничтожной. Право выбора в Новой сионистской организации предоставлялось бесплатно каждому взрослому, подписавшему следующее заявление:
  1. Я требую создания еврейского государства по обе стороны реки Иордан.
  2. Я требую общественного согласия в стране без классовой борьбы.
  Выборы на учредительный съезд Новой сионистской организации прошли на волне всеобщего подъема. Жаботинский, казалось, вернулся в дни своей молодости. Он работал по 24 часа в сутки, не чувствуя усталости. Это напоминало времена Гельсингфорской конференции. Он вербовал сторонников, произносил речи, вел огромную организационную работу, чтобы придать съезду солидный характер.
  В выборах делегатов на съезд, который должен был проходить в Вене, участвовало 713 тыс. избирателей из 32 стран (против 635 тыс., участвовавших в выборах делегатов на 19 сионистский конгресс в Люцерне). В Вене собрались 278 делегатов. Старшим из них был Яков Де-Газ, в прошлом секретарь Герцля и один из его ближайших помощников. Он был избран председателем съезда.
  Учредительный съезд Новой сионистской организации открылся 7 сентября 1935 года. Жаботинский произнес блестящую речь. В ней была изложена программа, согласно которой он действовал в последующие годы. Он впервые сформулировал мысль о ликвидации диаспоры и о новом «исходе из Египта», Он заново определил «высокий сионизм», стремящийся к осуществлению мечты поколений – созданию еврейского государства. Он определил также в общих чертах «десятилетний план», а также коснулся вопросов религии, которых до этого времени не подымал.
  «Мы живем, по-видимому, на пороге бездны, накануне решающей катастрофы мирового гетто, в период, который называют «мессианские дни» или по крайней мере, «мессианские муки». Перед этим всемирным крахом еврейство стоит невооруженным. Есть мелкие цели, карликовые организации, режим препятствий в стране и ничтожность сионистской политики…
  Все это привело нас в Вену… Дело, великое как разгар бури, как муки мессианского времени.
  Не исправление диаспоры при помощи образцового кусочка земли в Палестине, а ликвидация рассеяния – «исход из Египта» для всех жаждущих родины, который явится концом диаспоры.
  Может быть, цель слишком скромна – только нормализация еврейского народа. Пусть он будет нормальным, как великая французская нация или как маленькая датская; все они в своих государствах; все они свободны, без диаспоры…
  Еврейское государство тоже не является конечной целью. Это всего лишь первый шаг к осуществлению высокого сионизма, затем придет время для второго шага – возвращения народа в Сион, исхода из диаспоры, решения еврейского вопроса. Конечная же и истинная цель высокого сионизма проявится только на третьей стадии. Она содержит то, для чего, собственно, существуют великие нации: создание национальной культуры, которая обогатит весь мир, как сказано в Писании: «Ибо из Сиона выйдет учение».,, «Десятилетний план» основывается на мысли, что в стране поселятся полтора миллиона репатриантов-евреев, которые создадут государство с еврейским большинством по обе стороны Иордана. Этим определяется наше отношение к Британии, С ней мы будем разговаривать так, «как большая, благородная и нравственная нация говорит с другой большой, благородной и нравственной нацией. Хотите ли вы помочь нам, но без торга, без скидок, а полностью, по-крупному и благородно?»
  Хотя Жаботинский и не поддерживал религиозного фанатизма, он признавал огромное духовное значение религии, «дела высшей важности для государства, а у нас и для нации – чтобы вечный огонь не погас, чтобы среди бесчисленных влияний, увлекающих в наши дни молодежь, а иногда вводящих ее в заблуждение и отравляющих, сохранилось влияние божьего духа, несомненно самого чистого из всех…»
  Поэтому Жаботинский приветствовал группу набожных евреев, приехавших на съезд из Польши, «чтобы представить вечную правду и вечную тоску». К концу съезда Жаботинский был избран президентом Новой сионистской организации и ее правления.

ПРОТИВ «РАЗДЕЛА» И «СДЕРЖАННОСТИ» 

  Вскоре после основания Новой сионистской организации Жаботинский приступил к активной политической деятельности в ряде европейских столиц и в Женеве, где находилась штаб-квартира Лиги Наций. Он добивался поддержки правительств «стран европейского бедствия», в борьбе за то, чтобы заставить Великобританию выполнить обещания, данные еврейскому народу. Но в первую очередь его внимание было приковано к Эрец-Исраэль, где снова происходили кровавые столкновения.
  События начались 19 апреля 1936 года. Интуитивно Жаботинский предчувствовал запах крови еще до этого. 5 апреля он предупредил британские власти о грядущих событиях. В телеграмме Верховному комиссару в Иерусалиме он говорил о приближающемся погроме и обращал внимание на то, что в стране нет достаточного количества войск и что нельзя надеяться лишь на полицию. Копию телеграммы он послал в министерство колоний, но оно не удостоило его ответа. Позднее Жаботинский требовал отставки Верховного комиссара, обвиняя его в преступной халатности.
  19 мая британский министр колоний объявил о создании комиссии Пиля для выяснения причин, приведших к трагическим событиям. И хотя в стране еще не прекратились кровавые инциденты, подготовка к приезду комиссии шла полным ходом: обе стороны готовились представить ей свои основные требования. Лондонское правительство придавало этой комиссии большое значение, что было видно из ее состава как численного, так и качественного – в комиссию входили крупные эксперты Британской империи по колониальным вопросам.
  Жаботинский тоже решил выступить со свидетельством перед комиссией. Он хотел сделать это в Иерусалиме, но и на этот раз – как и в схожем его обращении по поводу выступления перед комиссией Шоу в 1930 году – ему было отказано. Пришлось свидетельствовать в Лондоне.
  Жаботинскому и Веджвуду [13] было посвящено специальное заседание 11 февраля 1937 года в малом зале палаты лордов, в котором в то утро собралось несколько десятков людей.
  Это было историческое выступление. Жаботинский произнес одну из лучших, а может быть, самую лучшую свою речь. Он коснулся наиболее важных и болезненных проблем сионизма, указал на его первоначальное значение, как его понимали и ведущие британские политики (еврейское государство по обе стороны Иордана с еврейским большинством) и подчеркнул его назначение: спасти вечно гонимый народ от нужды, когда под его ногами сотрясается земля и миллионы людей вынуждены покидать места своего жительства. Он противопоставил большой настоящий сионизм ограниченному, мелкому, который удовлетворяется «тоской по чудесным игрушкам из бархата и серебра». Он вновь выдвинул требование создать еврейский легион, ибо «если защитники Эрец-Исраэль должны проливать свою кровь, пусть это будет наша кровь, а не английская». Со смелостью и гордостью бросил он свое «обвиняю» властям, из-за которых пролилась кровь в Эрец-Исраэль; он говорил с насмешкой о «разрешенном бунте» арабов, который британские войска не в силах были подавить, он не смог сдержать себя (ударил кулаком по столу), когда говорил о погроме 1929 года, потребовав от британского правительства либо выполнить свою миссию, либо отказаться от мандата…
  Комиссия Пиля рекомендовала разделить Эрец-Исраэль на арабское и на еврейское государства. В день опубликования отчета комиссии (7 июля 1937 года) Жаботинский находился в Александрии – он возвращался в Лондон после визита в Южную Африку. Через два часа после опубликования плана «раздела» он заявил: «Ни в коем случае». Он объявил войну абсурдному плану, пытавшемуся втиснуть еврейское государство на территорию, составлявшую лишь 4% от первоначально выделенной по декларации Бальфура и мандату. Он назвал ее «чертой оседлости» при всех неприятных ассоциациях, которые вызывало это понятие. Выступление Жаботинского против «раздела» было рассчитано как на внешнюю, так и на внутреннюю реакцию.
  В официальном сионистском лагере мнения о «разделе» разделились, но на 20 конгрессе в Цюрихе доктор Вейцман и сторонники плана взяли верх, Их прельщала идея еврейского государства, несмотря на его небольшие, едва ли не чисто символические размеры. Большинством голосов – 300 против 150 – конгресс уполномочил руководство вести переговоры с британским правительством об условиях осуществления плана.
  Но прошло лишь несколько месяцев, и восторг, проявленный первоначально Лондоном по поводу «раздела», стал улетучиваться. Отрицательная реакция Жаботинского тоже внесла свой вклад в сомнения. Была создана комиссия Вудхэда, которой было поручено проверить рекомендации, сделанные предыдущей комиссией. Она пришла к выводу, что план неосуществим, и правительство отказалось от него (9 ноября 1938 года).
  События 1936 года продолжались беспрерывно. Войска и полиция в стране проявили полную беспомощность, и банды погромщиков безнаказанно творили свое дело. Каждый день приносил новые жертвы, и каждое утро еврейское население смотрело со страхом и стыдом на черные рамки в газетах. «Еврейский национальный дом» превратился в западню, а его население – в «евреев под покровительством», отданным на милость разгулявшимся погромщикам. В воздухе висел вопрос: «Доколе?». Терпение молодежи иссякало. В 1937 году появилась «Книга обвинения и веры» поэта Ури Цви Гринберга, который призвал «сломить сдержанность», навязанную населению его официальными органами. Поэт жаловался, что «у нас каждые ворота сорваны с петель, царит беззаконие, кто хочет убивает и кто хочет стреляет, а наша кровь течет», его душа чувствует отвращение к тем, кто «плачет на могилах убитых, но не клянется отомстить».
  14 ноября 1937 года «сдержанность» была сломлена Национальной военной организацией под командованием Давида Разиэля. С тех пор еврейское население освободилось от позора.
  Вначале Жаботинский затруднялся определить свое отношение ко всему происходящему. Как либерал он восставал против резни, в которой могут пострадать и невинные арабы, в частности женщины и дети. Но вскоре политик в нем взял верх. Он пришел к выводу, что нужде закон не писан, Не избежать было в Эрец-Исраэль ответных действий, Ведь в каждой войне есть невинные жертвы. В речи на открытии съезда Новой сионистской организации в Праге (февраль 1938 года) он с гордостью сообщил, что евреями в Эрец-Исраэль наконец преодолено то пассивное отношение к бандам террористов, которое называют «сдержанностью», и от имени собравшихся он жмет руки руководителям движения в Эрец-Исраэль, заключенным в тюрьму в Ако из-за ответных действий. В июле 1938 года, выступая в варшавском театре «Новосци» он использует более резкие выражения, обличая политику «сдержанности». «В Эрец-Исраэль нарушение сдержанности – необходимость. Необходимость! – заявил он. – Есть ситуации, когда решают не писаные законы, а лишь Бог и совесть. И я уверяю вас, что высшая совесть и божественная справедливость ответят на вопрос о нарушении сдержанности – невиновен! И если в этом зале или в любом другом месте есть еврей, который думает и говорит иначе – виновен! – то этот еврей – преступник! Вы можете думать, что хотите, но, когда касаются этого вопроса, все вы, как один человек, обязаны встать и во весь голос крикнуть – невиновен! Иначе вас заклеймят перед еврейской историей как низких предателей».
  Речь в Варшаве Жаботинский произнес через несколько дней после казни члена Бейтара Шломо Бен Иосифа. Это было одно из самых сильных переживаний, выпавших на долю «главы Бейтара» за все годы его бурной политической деятельности. Произошло это в самый разгар арабского террора в стране. 21 апреля 1938 года три члена рабочего отряда Бейтара в Рош-Пина – Авраам Шейн, Шалом Журавин и Шломо Бен Иосиф – несмотря на запрет командира вышли в горы, чтобы отомстить за своего товарища по отряду, члена Бейтара Бена Гаона, убитого террористами. Они обстреляли арабскую машину, но ни в кого не попали. Вскоре их арестовали. 3 июня военный суд приговорил Шейна и Бен Иосифа к смертной казни. Позднее Шейну из-за несовершеннолетия смертная казнь была заменена пожизненным заключением, Приговор Шломо Бен Иосифу остался в силе и был утвержден генералом Хейнингом (с подачи Верховного комиссара Мак-Майкла). «Британская администрация жажадала еврейской крови, она хотела повесить еврея, чтобы продемонстрировать перед арабами свою беспристрастность», – писал позже английский писатель Марло.
  Казнь Бен Иосифа была назначена на 29 июня 1938 года. Накануне Жаботинский предпринял в Лондоне неимоверные усилия, чтобы спасти его. Он добился аудиенции у министра колоний Малколма Макдональда, которого пытался убедить, что казнь Бен Иосифа пызовет в стране восстание, а не ослабит напряженность. В ту же ночь защитник Бен Иосифа позвонил Жаботинскому и попросил его покопаться в сборниках законов Британской империи и попытаться отыскать прецедент, когда бы было обжаловано решение военного суда. Жаботинский тут же выехал в Лондонский центр. Вместе с Веджвудом и членом ирландского парламента Робертом Бриско он буквально перевернул библиотеку палаты представителей, затем попытался еще раз встретиться с Макдональдом, но все было напрасно.
  Шломо Бен Иосиф взошел на виселицу героем. Имя Жаботинского было на его устах. До этого он выразил готовность принести себя в жертву идее. На стенах камеры он вырезал стих из гимна Бейтара («умереть или завоевать вершину»). Свою короткую жизнь он закончил пением «Гатиква», как человек, завершивший свою миссию.
  Жаботинский в смерти Бен Иосифа увидел чудесное знамение. Он назвал его «предводителем неизвестных». Особенно он восторгался величием, проявленным «простым членом Бейтара», которого Бог, не глядя, извлек из рядов.
  В речи на всемирном съезде Бейтара в Варшаве (1938 год) Жаботинский сказал: «Мы не должны копаться в фактах: была ли дисциплина или не была; это не наше дело. Трое вышли ни дорогу… Они хотели покончить с положением, когда можно проливать еврейскую кровь и нельзя – нееврейскую. Невозможно допустить, чтобы такое существовало. И если это нужно, то я, глава Бейтара, даю тебе, Бен Иосиф, и двум твоим товарищам приказ, выйти на дорогу и сделать то, что вы сделали. Браво, Бен Иосиф! Ты поступил правильно. Ты выполнил мой приказ. Я награждаю тебя орденом…»
  В Бен Иосифе Жаботинский видел представителя того нового «племени», о котором мечтал. «Из его виселицы, – писал он, – мы создадим башню, Из его могилы – храм, из его памяти – гражданскую религию».

ЭВАКУАЦИЯ 

  Пророческое чутье Жаботинского часто вредило ему, ибо не каждое поколение любит тех, кто предвидит будущее и плывет против течения. В последней своей речи в Польше (в мае 1939 года) Жаботинский сказал: «Я всегда что-то говорил и всегда натыкался на сопротивление. Затем наступал момент, когда сопротивлявшиеся признавали: а ведь я опять был прав. И так каждый раз. Если бы я был моральным банкротом, я бы обязан был сдаться и сказать: вижу, что я ошибся, что был слепым… Но все эти годы за мной гонятся как проклятие слова: он был прав. Он, этот человек, всегда был рабом еврейского народа, у него не было другой жизни; он искал правду и указывал дорогу правды. А еврейский народ продолжал идти своим путем – и обанкротился…»
  Одним из пророчеств Жаботинского было предвидение европейской катастрофы. Задолго до того, как лава стала извергаться из европейского «вулкана», он почувствовал землетрясение и призвал своих сородичей бежать от обвала, пока возможно. Он постоянно повторял евреям в Польше: «Если вы не ликвидируете диаспору, диаспора ликвидирует вас!» Еще на всемирной конференции га-Цоар в Вене (1932 год) он сказал, что несколько миллионов евреев будут вынуждены в скором времени оставить Европу, а на учредительном съезде Новой сионистской организации (1935 год) говорил о ликвидации диаспоры и массовом «возвращении в Сион».
  Если бы ворота Эрец-Исраэль были открыты для репатриантов, можно было бы легко репатриировать евреев из Европы. Но Жаботинский не собирался ждать, пока мандатные власти соизволят проявить «великодушие», он нашел хитрый обходной маневр и придумал «нелегальную иммиграцию».
  В феврале 1932 года Жаботинский опубликовал статью под названием «Об авантюризме», оказавшую глубокое влияние на еврейскую молодежь в диаспоре и вызвавшую, как и многие его статьи, общественную бурю. Он призвал молодежь не признавать никаких запретов на репатриацию и переходить границы без разрешения: «Где написано, что вхождение в страну зависит только от визы? Разве мы не слышали рассказов о временах, когда переходили границу без разрешения?.. Я хорошо знаю границы Эрец-Исраэль. Они не легки, но не все трудное является невозможным… Эта авантюра не хуже многих других. В ней столько же шансов на провал, сколько на успех. Одно ясно: народу, а особенно его молодежи, нельзя опускать голову, вздыхать и говорить: раз полиция запретила нам избавление, мы должны смириться и продолжать послушно сидеть дома. Нет, ясно, что мы должны продолжать бороться за наше избавление… Если бы я был молод, я бы посмеялся над их визами и запретами. Невозможно? Это расскажите моей бабушке, а не мне. Я бы сказал: трудно – да; очень трудно – да; но ведь в этом соль авантюры – взбираться на горы, а не на холмы. Если бы я был молодым, я бы ввел новый метод агитации, и символ ее – свисток, да, такой простенький жестяной свисточек, цена которому грош, а лозунг этой кампании будет – свистеть на их законы и запреты…»
  Еврейские молодые люди в диаспоре прислушивались к его совету и «свистели». Сначала переходили границу, если их ловили, сидели в тюрьме. А Жаботинский еще до этого говорил: «Тюрьма – это вовсе не трагедия для тех, кто сажает невиновных. Так это будет в Эрец-Исраэль, если мы действительно еще живой народ».
  Потом стали переправляться в Эрец-Исраэль на пароходах. Сначала на старых посудинах для перевозки грузов или скота. Теснота была ужасной. Кроме того, предприятие это было связано с риском для жизни. Руководители официального сионизма на первых порах осуждали эти рейсы, но потом махнули рукой и стали сами посылать суда с перебежчиками. Эти «плавучие человеческие грузы», переправлявшиеся по Средиземному морю, стали частью борьбы за независимость, странным флотом еще не созданного государства…
  Когда Жаботинский, будучи в Польше в 1936 году, заговорил об эвакуации, он восстановил против себя большинство еврейской общественности этой страны. Противники и союзники всех лагерей объединились в попытке заглушить его голос протестами. Сионистские партии, члены «Бунда» и «Агудат Исраэль» вместе осуждали «врага евреев», который хочет «изгнать евреев из Польши», «расшатать» их положение равноправных граждан и «реабилитировать» антисемитское правительство.
  Одним из главных обвинителей Жаботинского был писатель Шалом Аш. Среди прочих инсинуаций он заявил: «То, что Жаботинский творит теперь в Польше, переходит всякие границы. В Жаботинском я узнаю нееврея… Надо иметь каменное сердце без малейшего человеческого сочувствия к людским страданиям, чтобы осмелиться появиться в Польше в этот тяжкий час с таким предложением… Евреи не упали на Польшу с луны, чтобы их надо было эвакуировать из страны. Они не напали на Польшу как саранча, и Жаботинскому нет нужды приезжать из Парижа или Лондона помогать уничтожить эту саранчу. Мы не вторглись, и нам нечего устраивать эвакуцию». Позднее, в 50-е годы, когда Шалом Аш поселился в Израиле, он признавал свои ошибки и близорукость и жалел о клеветнических выпадах против Жаботинского.
  Даже газеты в Эрец-Исраэль осудили в свое время поездку Жаботинского в Польшу. «Давар» писала в октябре 1936 года, что «мы не хотим и не можем быть изгнанными в Эрец-Исраэль польскими антисемитами, которые преследуют нас и желают нам разрухи. Мы не откажемся от права существовать во всем мире».
  Жаботинский предпринимал отчаянные попытки разъяснить свою позицию. Он не предлагал высылать евреев, он предлагал лишь оказать с помощью правительства содействие добровольной эвакуации. Кто не захочет уехать, тот пусть остается, и его гражданские права не будут ущемлены. Он хочет только предотвратить паническое бегство. Ведь в самой идее эвакуации нет ничего нового: Герцль говорил об этом еще в 1896 году, а Нордау в 1919 – 1920 годах предложил высадить 600 тыс. евреев у берегов Эрец-Исраэль, чтобы создать там еврейское большинство. На митинге в Варшаве в июне 1936 года Жаботинский требовал принять программу Нордау с той лишь поправкой, что время уже не терпит, и первая очередь в рамках «десятилетнего плана» должна насчитывать по меньшей мере миллион человек, а затем организованно эвакуировать 3-4 миллиона.
  Жаботинский никогда не оправдывал антисемитов. Он лишь пытался объяснить евреям Польши, что антиеврейское законодательство – результат не злонамеренности, а объективные обстоятельства: это неизбежный общественный процесс, и единственное решение – для снижения напряженности – переселение евреев в Эрец-Исраэль. Он пришел к выводу о необходимости «политики союзов». Он предлагал сотрудничать с правительствами стран, где рост еврейской диаспоры грозил перенаселением. Они должны были давить на Британию и убеждать ее выполнить свои обязательства в соответствии с мандатом. Для этой цели Жаботинский встречался с министром иностранных дел Польши Иозефом Веком, маршалом Рыдз-Смиглы, с королем Румынии, президентом Чехословакии Бенешем и другими политиками.
  Предлагая план эвакуации, Жаботинский имел в виду простых людей, а не избранников. Слова доктора Вейцмана на конгрессе в Цюрихе об «умственно и морально ущербных людях» преследовали его до конца жизни. Он удивлялся делегатам, которые, услышав это ужасное заявление, не встали и не закричали: «Горе нам, что такой человек руководит нами!» «Я всегда утверждал, – сказал он, обращаясь к делегатам, – что есть два подхода в сионизме: один – для «избранных», а другой для «ущербных». Я говорю, что вначале Бог создал «ущербных».
  План эвакуации разбился о глухую стену сопротивления беспечного еврейского народа.

НАВСТРЕЧУ ВООРУЖЕННОМУ ВОССТАНИЮ 

  Как уже говорилось, Жаботинский был апологетом идеи военного духа. С тех пор, как он проникся идеями сионизма, он выступал за создание еврейской военной силы и только в нее верил. Он, правда, разделял мысль Герцля о том, что надо доверять мировой совести и что в конечном итоге «мир судей» возьмет верх над «миром разбойников»; но вместе с тем он был реалистом и умел оценить те большие изменения, которые произошли в XX веке в характере народов. Поэтому он призывал молодежь «копить железо» и готовиться к часу, когда проблемы будут решаться силой оружия.
  Жаботинский был идеологом, певцом мятежа, и все, что произошло в Эрец-Исраэль при его жизни и после его смерти прямо или косвенно питалось его учением. Тем не менее первые побеги восстания появились в Эрец-Исраэль без него. С 1930 года Жаботинский жил в изгнании, власти запретили ему въезд в Эрец-Исраэль. Однако он был в курсе событий, происходивших в стране – не только на основании отчетов, которые получал за границей, но и благодаря своей интуиции, Для него не было секретов. Но совесть не позволяла ему руководить издалека. Он всегда старался принимать личное участие в борьбе. Характерен его ответ одному из руководителей га-Цоар во время беседы в Александрии в июле 1937 года. В то время предполагалось, что может вспыхнуть восстание против англичан из-за их новой попытки навязать план раздела. Жаботинский сказал: «Если вы попросите меня призвать народ к восстанию, я это сделаю, но .только в том случае, если я буду участвовать в нем вместе с вами. Поэтому вам придется высадить меня в стране, чтобы мы могли вместе воевать, вместе сесть в тюрьму, а если будет нужно, то и вместе умереть».
  Можно с уверенностью утверждать, что если бы Жаботинский продолжал жить, он последовал бы за развивающимися событиями и позвал бы к освободительной войне, к полной ликвидации британского владычества. Еще на пятой всемирной конференции га-Цоар (1932 год) он говорил о «будущих более широких и глубоких мерах, которые будут приниматься в самом Эрец-Исраэль… На наступление вражеских сил, на установление антиеврейского режима население не сможет в будущем реагировать словесными протестами. Эрец-Исраэль станет страной сопротивления, в которой существуют глубокие противоречия между правительством и частью населения» .
  Вместе с тем Жаботинский до конца жизни ценил политические методы борьбы. На той же конференции га-Цоар в 1932 году, когда во время его речи раздался выкрик с места со стороны максималистов о том, что «кровью и мечом, а не водичкой мы добьемся избавления», оратор спросил: «Почему не водой? Чтобы построить еврейское государство нужны и вода, и огонь – все свято. Пусть не будет такого, что кто-то скажет: я займусь водой, и поэтому тебе нельзя заниматься огнем… Все нужно в моем хозяйстве, и все это я люблю».
  В движении, которое он возглавлял, всегда имел место свободный обмен мнениями. Как истинный демократ, он уважал мнение своих товарищей и учеников. Когда в 1931 году был основан Союз бунтарей, протестовавший против британского правления в стране, Жаботинский поддержал его, хотя он и не принимал некоторые его положения. Основателя же союза, доктора Абу Ахимеира он называл своим учителем и наставником.
  Незадолго до его смерти возникли трения между двумя молодежными организациями – Бейтаром и Эцелом (Национальная военная организация). Трения эти были не на идейной почве, а из-за полномочий, представляемых каждой из этих организаций. Жаботинский признавал растущую силу Эцела и в своей последней речи в Варшаве (май 1939 года) сказал: «Сегодня не спорят больше об этом. Когда молодой Эцел укрепляется, крепнет и ваша надежда, когда он ослабевает, слабеете и вы. Из всех видов протеста это самый сильный». Но он не считал, что Эцел может главенствовать над Бейтаром. Если бы он прожил дольше, он бы наверное нашел компромисс.
  У Жаботинского была непоколебимая вера в молодежь, в творение ее рук, в то, что она сумеет самостоятельно найти дорогу в сложных условиях. На всемирном съезде Бейтара в Варшаве в 1938 году возник идейный спор, который в то время носил чисто теоретический характер, но позднее приобрел большое практическое значение. Член правления Бейтара в Польше Менахем Бегин [14] потребовал сосредоточить все воспитание партии на вооружений освободительной борьбе в Эрец-Исраэль, то есть с оружием в руках выступить против англичан, В этой связи он предложил изменить четвертый пункт клятвы Бейтара. И вместо «Буду готовить себя для защиты моего народа и подниму руку только для обороны» записать «Буду готовить себя для защиты моего народа и для завоевания моей родины». Съезд утвердил изменение большинством голосов, и Жаботинский дал на это свое согласие.
  И в дальнейшем Жаботинский пытался сохранить нечто вроде двух ведомств и отделить, по крайней мере формально, сферу политической деятельности Новой сионистской организации и ее ответвлений от военной деятельности Эцела. Их связывало сердце, а не бумага. Жаботинский хотел предоставить Эцелу полную свободу действий, понимая, что в таких делах «не спрашивают папу…»
  В то же время Жаботинский написал «Обращение к еврейской молодежи», которое открывается словами: «Мы пришли к выводу, что наша страна будет освобождена только при помощи меча». Он даже говорил в этом обращении об «открытом вооруженном восстании».
  Летом 1939 года он много думал о восстании, которое намечал на октябрь того же года. План заключался в прорыве к берегам Эрец-Исраэль корабля с вооруженными репатриантами. Они должны были высадиться на берег при поддержке отрядов Эцела. Одновременно по всей стране должно вспыхнуть вооруженное восстание, в ходе которого люди Эцела захватят правительственные здания, прежде всего в Иерусалиме, и поднимут на них национальные флаги. Восставшим необходимо было продержаться по меньшей мере сутки. Тем временем будет объявлено о создании временного правительства и, если восстание потерпит поражение, правительство в изгнании продолжит борьбу.
  Возможно, что, возвратившись в Лондон, Жаботинский предпринял какие-то шаги для осуществления своего плана, может быть, он даже поделился мыслями со своим другом английским полковником Мейнерцхагеном – в воспоминаниях последнего есть намеки на это.
  В сентябре 1939 года разразилась вторая мировая война, и все планы Жаботинского о мобилизации восточноевропейского еврейства в рамках европейского парламента, и о вооруженном восстании в Эрец-Исраэль лопнули.

ИТОГ 

  Война нарушила планы Жаботинского, но открылись новые горизонты для его активной деятельности. Война обычно пробуждает народы от спячки, только в результате войны могут произойти масштабные изменения. Поэтому Жаботинский верил, что настал великий час еврейского народа, несмотря на угрозу уничтожения его со стороны нацистской чумы.
  В качестве председателя Новой сионистской организации он обратился к премьер-министру Великобритании Невилю Чемберлену с предложением забыть прошлое и открыть новую страницу в отношениях обоих народов, союзников в общей войне. Его инициатива осталась без ответа. В апреле 1940 года он подал британскому правительству меморандум о создании еврейского войска. На это тоже не последовало ответа. Лондон был еще погружен в скверну Мюнхенского соглашения и находился под впечатлением злого духа «Белой книги». Жаботинский сделал вывод, что должен искать новых союзников и обратился к Соединенным Штатам Америки.
  В последние месяцы жизни в Лондоне (январь-февраль 1940 года) Жаботинский всецело был занят своей последней книгой «Военный фронт еврейского народа». Основная идея ее заключалась в том, чтобы еврейский вопрос был предусмотрен в конечных целях войны союзников. Он предложил создать еврейскую армию численностью 100 000 человек, которая будет сражаться на всех фронтах войны. С наступлением мира еврейский народ будет иметь право на представительство в мирной конференции, которая объявит о создании еврейского государства и о путях осуществления этого решения.
  13 марта Жаботинский на корабле «Самария» прибыл в Нью-Йорк и сразу окунулся в работу. Казалось, что вновь наступили дни его молодости – новый этап борьбы за еврейский легион, но в более широком масштабе и с учетом огромного личного опыта. Увы, он встретил опять те же трудности, обусловленные консерватизмом людей. В Америке царил дух безразличия, большинство людей было охвачено идеей изоляционизма. Они считали, что на этот раз им удастся уклониться от «далекой» войны в Европе. Еврейская община Соединенных Штатов не была исключением. Даже сионистская организация вспомнила старинную песню осуждения «авантюристической программы» Жаботинского. Везде одно и то же. Как в 1917 году, он должен был пробивать плотную стену сопротивления. Жаботинский был уверен, что недалек день, когда Америка присоединится к войне. Он даже просил правительство Черчилля, чтобы ему помогли быть «разжигающей искрой».
  Но одного Жаботинский не учел: его физические силы в 1940 году не были такими, как в 1917. Его тело было еще крепким, но многочисленные бури, которые он пережил, разрушили его сердце.
  В Нью-Йорке Жаботинский жил очень скромно. Он тосковал по жене, которая осталась в подвергавшемся налетам фашистской авиации Лондоне. Их единственный сын Эри томился в крепости Ако, и, хотя он гордился им, воспринявшим идеи отца, он боялся, что англичане будут преследовать Эри за провоз «нелегальных иммигрантов» в Эрец-Исраэль и лишат его палестинского гражданства. Кроме того, ему не давала покоя мысль о тяжкой судьбе, которая ждет евреев Европы.
  Его врач в Нью-Йорке не стал скрывать от него, что он серьезно болен, и прописал ему полный покой. Но Жаботинский не последовал совету доктора, он продолжал свою политическую деятельность.
  В последний день жизни Жаботинский вместе с товарищами и учениками выехал в летний лагерь Бейтара, расположенный в Хантере, в трех часах езды от Нью-Йорка. Стоял жаркий августовский день, езда утомила его; по дороге он глотал пилюли, но ничего не сказал товарищам. Он попросил Арона Копиловича прочитать молитву «Кол нидрей» и повторял за ним каждое слово.
  С темнотой приехали в лагерь. Жаботинский с трудом вылез из машины и медленно прошел вдоль шеренги встречавших его членов Бейтара. Его провели в комнату на верхнем этаже. Боли усиливались. Копилович помог ему раздеться и лечь в постель. Вызвали лагерного врача, а затем врача из Хантера, беженца из Германии. Больному сделали серию уколов. Приступ продолжался два с половиной часа. Его последние слова были: «Покоя, только покоя, хочу только покоя». Это произошло 4 августа 1940 года в 22.45. Арон Пропес и Ирмиягу Гальперин закрыли ему глаза и находились рядом с ним всю ночь.
  Известие о кончине Жаботинского быстро распространилось по всему миру. Со для смерти Герцля народ не испытывал такого горя, во всех еврейских поселениях звучали слова траурной песни: «Потухло великое светило, сломалась чудесная скрипка…»
  Его похоронили на кладбище «Нью-Монтефиори» на острове Лонг-Айленд, в штате Нью-Йорк. В завещании он указал: «Хочу, чтобы меня погребли там, где меня застигает смерть; мои останки (если я буду похоронен вне Эрец-Исраэль) не следует перевозить в Эрец-Исраэль иначе, как по указанию еврейского правительства этого государства, которое будет создано».
  15 марта 1964 года правительство Израиля во главе с Леви Эшколом решило выполнить завещание Жаботинского и перевезти его останки на родину. Его гроб и гроб его жены бчли переправлены в Израиль на самолете и погребены на горе Герцля в Иерусалиме в день 24-летия смерти подвижника. Могучий изгнанник, человек великой мечты, вернулся в страну своих стремлений и своей борьбы. «Надгробное слово», произнесенное Жаботинским в. 1904 году в честь Герцля, применимо и к нему самому:
  «Он сжег себя на пылающем огне, На огне священнодействия ради Сиона; суждено ему сойти еще в пустыне – И в день освобождения мы передадим родине Только прах нашего великого избавителя…»
  Он был одним из тех вечных певцов, песня которых продолжает звучать для всех поколений даже после того, как ее перестали петь. Говорят, что жизнь его была несчастлива. Это ошибка. У этого нового Самсона были другие понятия о счастье. Он никогда не искал тишины и легких дорог. Вся его жизнь была напряженной борьбой И битвой ради народа, он был счастлив даже в самые тяжелые минуты, потому что предвидел победу…
  Тем не менее и его порой охватывали грустные мысли. Кто может знать пути нашего народа и секреты его мечтаний? Это трудный народ, зачастую неблагодарный, он не признает величия вождя, пока тот не прошел испытания в очищающем горниле. Кто знает, будет ли его влияние заметным и запомнится ли его имя будущим поколениям?
  Такие мысли приходили Жаботинскому в часы его победы в 1917 году, после того как осуществилась его мечта о еврейском легионе. Вот, что он писал в «Слове о полку»:
  «Поздно ночью, помню, я стоял один посреди большого двора, освещенного месяцем, и осматривался кругом со странным чувством. Низенькие бараки со всех сторон, в каждом по сотне молодых людей. Ведь это и есть тот самый еврейский легион, моя мечта, так дорого доставшаяся; и в конечном счете я здесь чужой, ничего не строю и не направляю. Совсем вроде сказки: дворец Аладдину построили незримые духи. Кто такой Аладдин? Никто и ничто. Случай подарил ему старую ржавую лампу, он хотел ее почистить, стал тереть тряпкой, вдруг явились духи и построили ему дворец. Но теперь дворец готов, он стоит и будет стоять, и никому больше не нужен Аладдин с его лампой. Я задумался и даже расфилософствовался. Может быть, все мы Аладдины, каждый замысел есть волшебная лампа, наделенная силой вызывать творящих духов. Надо только иметь терпение и скрести ржавчину, пока ты не станешь лишним. Может быть, в том и заключается настоящая победа, что победитель становится лишним».
  Рассказ о жизни Жаботинского не заканчивается его безвестностью, ибо каждый камень в государстве Израиль кричит о победе его учения, и вся страна – памятник ему…

ЕГО СИОНИСТСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ 

  Зеев Жаботинский умер 4 августа 1940 года, но изучение его учения является не историческом поиском, а актуально и сегодня. Что главное в нем?
  Всю жизнь Жаботинский считал себя учеником Герцля, «политическим» сионистом. Еврейский вопрос требует решения в международном масштабе, при участии великих держав. Ненависть к евреям бывает двух видов. Жаботинский видел различие между «антисемитизмом людей» – ненавистью рас и поколений, которую, может быть, удастся «смягчить» воспитанием, выкорчевыванием предрассудков, появлением «просвещенного поколения», и гораздо более опасным «антисемитизмом вещей», являющимся результатом объективной действительности разрушающегося экономически и социально мира. Этот антисемитизм угрожает подрывом самих основ существования еврейского народа в странах его рассеяния. Против него нет лекарства, исхода из «развалин» и возвращения народу самостоятельности на его исторической родине. «Гетто Восточной и Центральной Европы, – пишет он в книге «Фронт еврейского народа» (в 1940 г.), – уже давно приговорено к уничтожению. Никакое правительство, никакой режим, никакой ангел или черт не смогут превратить его в нечто, хоть немного напоминающее нормальную родину. Нет ни у кого теперь надежды, если не наступит решительное изменение в численных и этнических соотношениях». Чтобы это произошло, нужны определенные политические условия, «режим поселения», достойный этого названия, который сделает возможной репатриацию в Эрец-Исраэль. Жаботинский никогда не пренебрегал «практической работой» в Эрец-Исраэль. «Сионизм состоит – и таким ему придется быть и в будущем – на 90% из экономики и всего только на 10% из политики. Но эти 10% являются непременным условием нашего успеха», – утверждал он. Мелкие поселения в Эрец-Исраэль, неспособные создать нечто большее, чем меньшинство, то есть новое гетто, не дают никакого решения, и еврейские поселения не являются самоцелью, а инструментом в сионистской борьбе, «нашим политическим передовым отрядом». Для процесса поселения важен также фактор времени, и в этом вопросе Жаботинский поддерживал подход Герцля, который еще в речи на первом сионистском конгрессе (в 1897 году) выступал против «инфильтрации», то есть медленных темпов поселения, по которым в год прибывает 10 000 евреев и тогда для решения еврейского вопроса потребуется 900 лет.
  Ревизионистское движение, основанное Жаботинским в 1925 году, чтобы добиться коренного изменения мандатного режима в Эрец-Исраэль, базировалось главным образом на активной деятельности при помощи политического давления. «В вопросах политики нет дружбы, – писал Жаботинский, – есть давление. Решает не доброе или плохое отношение власть имущих, а сила давления со стороны самих подданных… Даже самое малое улучшение в делах государства добывается только давлением и борьбой; и у кого нет энергии, смелости или способности и воли бороться, тот не добьется и самого малого улучшения, даже со стороны правительства, состоящего из наших лучших друзей».
  Много лет вынашивал Жаботинский идею, на которую он возлагал большие надежды, – идею «петиции». Он сумел осуществить ее только в 1934 году. Евреи во всем мире призывались поставить свою подпись под петицией, которая будет публично и торжественно подана королю Англии и британскому парламенту, главам государств и парламентам стран, гражданами которых являются подписавшиеся; на протяжении многих месяцев еврейский мир будет охвачен волнением: в разных столицах состоятся массовые шествия, главы правительств и дипломатические представители примут делегации, волны симпатии охватят нееврейский мир. Жаботинский считал, что таким образом удастся заставить британское правительство выполнить свои обязательства согласно декларации Бальфура и мандату. Разумеется, что в основе принципа политического давления была вера в существование морали в мире, и Жаботинский, убежденный либерал образца XIX века, до конца жизни верил в человеческую мораль – даже когда в 30-е годы небо Европы затянулось тучами, сулящими жестокость и убийство. «Только одна сила в мире способна действовать, – говорил он, – сила морального давления. Мы, евреи, – самая могучая нация в мире, ибо мы обладаем этой силой и знаем, как ею пользоваться».
  Жаботинский пытался научить людей своего поколения не только принципам, но и тактическим приемам, забытым евреями на протяжении многовекового изгнания. Еврей по самой своей сущности перестал настаивать на своих правах и требовать их осуществления. В результате привычки сгибаться и поклоняться, апологетика стала его второй натурой. Жаботинский ненавидел это пресмыкательство еврея диаспоры, это трусливое пожимание плечами и примирение с судьбой. Он не принимал еврейского «пусть так», и в этом отношении в нем было нечто от нееврея, глядящего глазами чужого на происходящее «дома», Хотя Жаботинский и не получил еврейского религиозного воспитания, он глубоко понимал смысл талмудического принципа, проиллюстрированного в его историческом романе «Самсон Назорей», который многие считали своего рода кодексом правил современного сионизма. Когда два брата пришли к судье Самсону, чтобы он разделил между ними урожай, он попросил их изложить свои требования. Старший потребовал все, а младший удовлетворялся половиной. «Значит, – сказал Самсон, – об одной половине спора нет, оба согласны, что она полагается старшему. Спор только о второй половине, ее мы и разделим поровну. Три четверти урожая старшему брату, младшему – четверть». Приговор вызвал недовольство. Тогда Самсон обратился к младшему брату: «Брат твой – обманщик; но ты – глупец, а это еще хуже. Сказал бы тоже: весь урожай мой! – получил бы свою половину. Когда тебя бьют дубинкой, хватай дубину, а не камышевую трость. Ступай, впредь будь умнее и научи этому остальных жителей твоего города, им это пригодится».
  Жаботинский хорошо знал, что права не дают, их берут, и что не следует обходить молчанием ущемление прав. Бывает, что минутная уступка приводит к потере всего. Во время полемики вокруг плана раздела Эрец-Исраэль (1937 год) Жаботинский огорчался той легкостью, с которой некоторые из руководителей сионизма уступают наследие отцов. В речи для еврейского населения Эрец-Исраэль, записанной на пленку, он сказал: «Не говорите, что неважно, если мы– устно или на клочке бумаги откажемся от Хеврона, Шхема и Заиорданья, что этот отказ только пустое слово, и все это поймут. Не пренебрегайте силой отказа! Как случилось чудо двадцать лет назад, когда народы мира признали наше право на Эрец-Исраэль? Они тогда даже не знали, что мы на самом деле заинтересованы в стране. Они лишь знали, что на протяжении двух тысяч лет мы ни разу не отказались, и это решило дело».
  Было еще одно «диаспорное» свойство, которое Жаботинский постоянно обсуждал, это нежелание «рассердить» неевреев, стремление «вести себя скромно» и «тихо» продолжать строительство. Он восставал против любых попыток затуманить цели сионизма. По его мнению, с того момента, когда официально было объявлено о политике «еврейского национального дома» и был утвержден мандат, не имело смысла затуманивать основы этого понятия. Наоборот – сионистское руководство должно было настаивать на всех своих правах И бороться за их осуществление. Любое умолчание все равно будет истолковано как отказ. Это расхождение в основном подходе привело к разрыву на 17 сионистском конгрессе после внесения ревизионистской партией проекта решения о «конечной цели» сионизма. Жаботинский, в отличие от Вейцмана, категорически требовал публичного заявления, что цель сионизма – создание еврейского большинства в Эрец-Ис-раэле по обе стороны Иордана. Расхождения в сионистском кредо были резкими, и Жаботинский подчеркнул силу веры в права сионизма и в справедливость его требований. «Сионизм, – заявлял он, – является олицетворением гордости, суверенного самоуважения, которые никак не могут смириться с тем, чтобы еврейский вопрос был менее важен, чем другие проблемы… Для человека, который это чувствует, даже спасение мира – всего только ложь, пока у еврейского народа нет своей страны, как у всех других народов. Мир, в котором нет у еврейского народа своего государства – это мир грабителей и разбойников, дом позора, не достойный существования, даже если все остальные проблемы решены наилучшим образом. Даже если докажут мне, что для осуществления сионизма придется задержать на поколение освобождение мира, или даже на сто лет, на сотни лет, пусть задерживают, пусть подождут, пусть мир подождет, ибо мы тоже часть этого мира, не менее святая и важная, нежели все остальные части, ожидающие освобождения» .
  Эта вера в историческую и моральную справедливость сионизма руководила действиями Жаботинского до конца жизни. В одной из последних статей он писал: «Когда еврей, особенно молодой еврей, приходит к нам, он этим самым заявляет всеми миру: либо будет справедливость для меня, либо не будет справедливости ни для кого нигде на этом свете. Там, где я царь среди других царей, там прогресс; там, где меня исключают из этого правила, там меня не беспокоит, если вы сгорите живьем. Я еще подолью масла в огонь. Нет спасения для мира, если я не являюсь его участником, Вначале Б-г создал мое требование».
  В этом духе представил Жаботинский требования сионизма перед комиссией Пиля (1937 год). Он высмеял утверждение, что сионисты требуют «слишком много», и напомнил членам комиссии ситуацию с героем книги Чарльза Диккенса Оливером Твистом, который однажды вызвал волнение в сиротском доме, требуя еще порцию жидкого супа. «Оливер Твист имел в виду, собственно, вот что: дайте мне, пожалуйста, ту нормальную порцию, которая требуется мальчику моего возраста, чтобы он мог жить. Заверяю вас, – продолжал Жаботинский, – что перед вами сегодня в виде еврейского народа и его требований находится тот же Оливер Твист, которому, к сожалению, нечего уступить. Какие тут могут быть уступки? Мы должны спасти миллионы, много миллионов. Не знаю, касается ли это трети еврейского народа или половины, или четверти – этого я не знаю. Но это вопрос миллионов».
  Тридцать семь лет участвовал Жаботинский в сионистском движении, и его концепция была революционной в своей основе. Он искал окончательное решение еврейской трагедии и полностью отрицал «сионизм забав» или «сионизм утешения», типа «духовного центра» и других эфемерных и нереальных альтерн: тив. Был в ревизионизме элемента риска, как в любом революционном максималистском движении, но и тут Жаботинский следовал за Пинскером [15] и Герцлем, которые не видели смысла в продолжении жалкого существования, а также не принимали ассимиляцию. Поэтому они были готовы сделать «последнюю попытку» при всех связанных с нею опасностях.
  Еще одна причина толкала Жаботинского на путь «большого сионизма»: с юных лет он жил в предчувствии надвигающейся катастрофы. В 1898 году (ему тогда не исполнилось и 18 лет) он произнес в Берне, в Швейцарии, свою первую сионистскую речь. К удивлению слушателей он тогда пророчески предсказал, что «концом еврейского народа в рассеянии будет Варфоломеевская ночь, и единственное спасение – это всеобщая репатриация в Эрец-Исраэль». Ощущение трагического конца не покидало его и в последующие годы. На пятой всемирной конференции ревизионистской партии в 1932 году, то есть еще до прихода Гитлера к власти, он утверждал, что «в самом ближайшем будущем несколько миллионов евреев должны покинуть свои земли в Восточной Европе и создать в Эрец-Исраэль еврейское государство». В речи на учредительном съезде Новой сионистской организации (сентябрь 1935 года) он предложил «исход из Египта» в качестве решения еврейского вопроса. В Польше в 1936 – 1939 годах он не переставал проповедовать «эвакуацию» – тотальный исход из диаспоры. Его кампания, вызвавшая возмущение среди польского еврейства, проводилась под лозунгом: «Евреи, уничтожьте диаспору, или она уничтожит вас!» В это роковое время отрицание диаспоры не было в глазах Жаботинского абстрактным понятием. Он не собирался, как утверждали его соперники и недоброжелатели, наносить вред правам евреев в местах их жительства, способствуя тем самым стихийной эмиграции в Эрец-Исраэль. Ведь он был в свое время одним из авторов «Гельсингфорской программы» и не стыдился этого до конца жизни, но в тридцатые годы он ясно видел, чего не видел никто из руководителей сионизма, что позиции евреев совершенно расшатываются и что положение евреев в Восточной Европе становится отчаянным. Правда, уже сотни лет нашему народу грозит опасность уничтожения, но в силу того, что у евреев в течение веков выработалось могучее желание жить, только немногие понимают всю глубину этой опасности. Слово «уничтожение» стало обыденным, а само понятие воспринимается в аллегорическом смысле, в то время как Жаботинский понимал его конкретно, не переставая предупреждать о грозящей катастрофе.
  В речи о плане «эвакуации», произнесенной в Варшаве в октябре 1936 года, он сказал: «Не думайте, что я бросил слово «эвакуация» случайно. Долго, очень долго я искал это слово. Тысячу и один раз я проверял и взвешивал и не нашел более подходящего выражения… Когда я нашел слово «эвакуация», что я представлял за ним? Я представлял, как генерал осматривает свое войско с высокой горы и замечает, что один из полков находится под огнем противника, И вот генерал (а не враг, который продолжает стрелять) решает по своей воле и для пользы дела вывести этот полк, находящийся в опасности. Или другой пример: в Швейцарии есть вулкан, извергающий огненную лаву. У его подножия расположена деревня, и ей угрожает опасность. Поэтому правительство принимает решение и прежде всего в интересах населения этой деревни переселить ее жителей в безопасное место. Мы, объявляя о плане «эвакуации», тоже поступаем так из чувства нашей национальной самостоятельности. Ведь мы хотим этого, и это нам выгодно. Ведь хотим спасти евреев от приближающейся лавы, и разве может кто-либо из вас, господа, отрицать, что эта лава существует, что она приближается и что нам нужно принять меры против нее?»
  В другом месте он пишет (1936 год): «Не знаю, придется ли вывезти всех евреев из всех стран или существуют такие оазисы, из которых не нужно будет вывозить более половины или трети… В ближайшие десять лет нам предстоит поселить в Эрец-Исраэль миллион или два миллиона евреев, а может быть, еще больше… Верит ли кто-нибудь из вас, что можно починить эту разваливающуюся телегу, называемую диаспорой».
  С большим опозданием, непосредственно перед катастрофой, Жаботинский извлек из глубин сионистских архивов, в которых хранились все «фантастические планы», не осуществлешгую программу Нордау 1919 –1920 годов, получившую лишь слабые отклики в сионистском лагере. Великий прорицатель Нордау утверждал, что декларация Бальфура не будет эффективной, пока евреи не станут большинством в Эрец-Исраэль и не начнут строить со всей энергией «национальный дом» от фундамента до крыши без вмешательства извне. Для этого он предложил перевезти в Эрец-Исраэль 600 тыс. евреев. Когда его спросили, где эти люди будут жить, он ответил: «Климат страны такой, что они смогут спать в палатках». На вопрос американских сионистов, кто возьмет на себя бремя этой массовой репатриации, он ответил: «Вы».
  Программа Нордау никогда не обсуждалась в сионистских кругах, и Жаботинский до конца жизни упрекал себя в равнодушии к ней. В 1938 году он одобрил ее, и в «десятилетнем плане», принятом на съезде Новой сионистской организации (т.н. Пражский конвент) были намечены меры для репатриации в течение 10 лет полутора миллионов евреев, но было уже слишком поздно.
  Главным новшеством в учении Жаботинского была идея о военном духе. Эта идея как будто простая и известна каждому, кто изучает историю: народ никогда не получал государство в виде подарка от других народов. Страна завоевывается оружием, и родина возвращается народу в результате героических подвигов его сынов. Эта мысль сегодня является аксиомой, тем более, что в наш век военная сила стала повсеместно международным языком. Но это сегодня. А ведь эти мысли Жаботинский высказывал много лет назад. Его не поняли и подвергли резкой критике. Еще в 1926 году, в период расцвета пацифизма в Европе, Жаботинский опубликовал в варшавской газете «Хайнт» статью «У камелька» с призывом к еврейской молодежи «научиться стрелять!» Создание еврейского легиона в первую мировую войну было революционным шагом в истории еврейского народа. Жаботинский был одинок в борьбе за воссоздание военных традиций. Многие говорили, что еврей не годится в солдаты, что милитаризм – чужеродный побег на древе еврейской истории. Много лет добивался Жаботинский восстановления легиона и размещения его в Эрец-Исраэль. Он не считал «хагану» (самооборону) заменой легиона, который является символом суверенной государственной власти. Если бы еврейский легион не был расформирован после первой мировой войны, государство Израиль, несомненно, было бы создано раньше.
  Следует отметить, что подход Жаботинского к военному вопросу был не результатом чувствительности или романтики, а логическим выводом. Его мировоззрение основывалось на святости жизни. Он любил мир и ненавидел милитаризм. «Б-г свидетель, – писал он в одной из статей, – что мне противны войны и армия; для меня они всего лишь жестокая отвратительная необходимость, и ничего больше». Но когда он пришел к заключению, что этой «необходимости» не избежать, он преодолел свои чувства и указал нужное направление. В книге «Симон Назорей» Жаботинский устами своего героя говорит современной молодежи: «Железо. Пусть копят железо. Пусть отдают за железо все, что у них есть: серебро и пшеницу, масло и вино, стада, жен и дочерей – все за железо. Ничего на свете дороже нет, чем железо».
  Жаботинский осознал необходимость в военной силе уже в свое первое поселение Эрец-Исраэль в 1908 году. В то время он разобрался в сути арабской проблемы и определил свое отношение к ней. Ему было ясно, что любая колонизация вызывает антагонизм со стороны местных жителей. К этому надо подготовиться. История учит, что местные жители никогда не встречали колонизаторов с распростертыми объятиями. Когда в Америку прибыли первые европейские поселенцы, материк был в значительной степени пуст. Число индейцев не превышало одного или двух миллионов, и несомненно было место для прибывающих. Несмотря на это, туземцы отчаянно сопротивлялись. «Поэтому заселение может развиваться лишь с применением силы, независимой от местного населения, под защитой железной стены, которую местное население не в силах пробить… Не хочу сказать, что невозможно никакое соглашение с арабами Эрец-Исраэль. Невозможно только добровольное соглашение, пока у арабов еше гнездится искра надежды, что им удастся избавиться от нас… Единственный путь к такому соглашению – это железная стена, то есть наличие такой силы в Эрец-Исраэль, на которую никоим образом не повлияет арабское давление».
  Идею «железной стены» Жаботинский впервые развил на заседании сионистского исполкома в Праге в июле 1921 года.
  По мнению Жаботинского, аксиомой для решения арабского вопроса является публичная и откровенная постановка вопроса, без всяких замалчиваний. Его статья «О железной стене» написана в 1923 году. Уже тогда он определил свое трезвое и реалистическое отношение к арабам. Он не принадлежит к ненавистникам арабов и не призывает к их изгнанию из Эрец-Исраэль. Его отношение к ним определяется их отношением к сионизму. Арабам в Эрец-Исраэль следует проникнуться сознанием, что эта страна должна быть еврейским государством и что евреи со всех концов света смогут создать свою родину. Арабам не надо бояться положения меньшинства, «ибо евреи готовы предоставить арабскому меньшинству в еврейском Эрец-Исраэль максимум тех прав, которые они требовали для себя и никогда не достигли в других странах». Более того, универсальная справедливость требует, чтобы кочующий народ, преследуемый во всем мире, как меньшинство, нашел наконец убежише на своей исторической родине. Справедливость требует правильного раздела имущества человечества между всеми народами! В выступлении перед комиссией Пиля Жаботинский сказал: «Есть только один путь к компромиссу. Говорите арабам правду, и тогда вы увидите, что араб разумен, араб смышлен, араб порядочен, араб способен понять, что поскольку есть три, четыре или пять чисто арабских государств, то будет только справедливо, если Британия превратит Эрец-Исраэль в еврейское государство. Тогда наступит изменение и в отношении арабов. Тогда будет почва для компромисса, тогда будет мир».
  Жаботинский не призывает выталкивать арабов из Эрец-Исраэль, не видит необходимости в их изгнании, «другой вопрос, захотят ли арабы остаться в еврейской стране. Если не захотят, автор не видит никакой трагедии или несчастья в их готовности эмигрировать. Королевская комиссия для Палестины («комиссия Пиля») Не исключила такой ситуации. Смелость – заразная «болезнь». Имея на руках разрешение такого авторитетного органа, как комиссия, обсуждать со спокойной совестью исход 350 тыс. арабов из одного угла Эрец-Исраэль, мы не должны пугаться возможности, что всю страну покинут 900 тыс. человек».
  Другой основной момент в сионистском подходе Жаботинского касался внутреннего фронта. Для победы революция требует использования всех сил народа. Нужно отдаться ей без ограничений, служить ей со всей охотой и не отклоняться в сторону от ее столбовой дороги. Эту идею он называл «монизм» и искал молодежь, «в храме которой будет царить одна вера и никакая другая. Ей будет достаточно этой одной, она будет гордиться ею и ценить выше других верований. Вначале Б-г создал нацию; все, Что помогает ее возрождению, – свято, все, что мешает – греховно, каждый, кто мешает, – черен, черна его вера, черны его знамена», Суть идеи концентрировалась в стихотворении Бялика, которое Жаботинский любил цитировать: «Одно солнце в небесах и одна песня в сердце, и нет второй». Он отрицал любую «идеологическую мешанину» и рассматривал ее как поклонение днум богам. Он не верил в возникновение идеологической мозаики. По его мнению, нельзя добиться настоящего слияния сионизма и социализма. Классовая идея повредит единству, необходимому для всех частей национально-освободительного движения. Тем не менее он видел возможность сотрудничества между сионизмом и коммунизмом, особенно ввиду опасности, скрытой в очаровании, исходящем от идеи «универсальной» справедливости, заложенной в отвлеченном коммунизме. В годы, предшествовавшие второй мировой войне, на еврейской улице шла ожесточенная борьба между этими двумя движениями за душу еврейской молодежи.
  Жаботинский отрицал идею классовой борьбы и тем самым восстановил против себя сионистские рабочие партии, считавшие, что можно совместить оба идеала – сионизм и социализм – в борьбе за независимость евреев. Он настойчиво утверждал, что каждая забастовка вредит строящемуся еврейскому хозяйству и что в конечном счете теряет народ. Противники обвиняли его в «фашизме» и в антидемократических настроениях, но это были несправедливые обвинения. Он чувствовал отвращение ко всякому проявлению деспотизма, к любому нарушению прав личности. В молодости под влиянием его учителей в Риме, он склонялся к социализму, но затем изменил свои взгляды и приблизился к анархистскому, индивидуалистическому течению Макса Штирнера.
  Жаботинский ставил личность в центр своей идеологии в духе талмудического изречения: «Каждый еврей – сын царя». Это свое мировоззрение он в общих чертах охарактеризовал в книге «Рассказ о моей жизни». «Вначале Бог создал личность, – пишет он, – каждая личность – царь, равный другим, и этот другой тоже царь. Пусть лучше личность согрешит перед обществом, чем общество согрешит перед личностью, Общество создано для пользы личностей, а не наоборот, и будущий конец, идея мессианских дней – это рай личностей, блестящее царство анархии, борьба личных сил без законов и без границ. Общество не имеет другой задачи, как только помочь павшему, утешить его и поднять и дать ему возможность вернуться к той же борьбе». Жаботинский не отрицал значение рабочего в Эрец-Исраэль, но оспаривал его претензию на исключительность вклада, на монополию, ведь средний класс тоже внес свой труд и свою энергию в сионистское дело. Он не был «врагом рабочих», он был сторонником классового мира, как того требовал период строительства. Его принципиальный подход к межклассовым отношениям у евреев сформулирован в речи на третьем всемирном съезде ревизионистской партии в 1928 году. «Мы говорили: еврейская работа – это сионизм еврейского большинства в Эрец-Исраэль. Любое нанесение ущерба еврейской работе является национальным преступлением. И еще мы говорили: поток частного капитала и строительство страны – это одно и то же. И каждое нанесение ущерба нормальной прибыли частного капитала – это национальное предательство. Как будто тут возникает непреодолимое противоречие. Но мы заявляем, что в период строительства недопустима борьба из-за классовых противоречий, а только примирение этих противоречий. На это время надо лишить их остроты, ради идеи строительства. Отсюда возник лозунг, который следует превратить в национальную религию. Отсюда возникло также наше предложение создать учреждения для национального согласия, систему, которая охватит обширнейший круг проблем и будет действовать от имени всего Населения, а позднее, может быть, и от имени всего еврейского народа. Удастся ли нам осуществить эту идею в нашей маленькой стране? Если удастся, мы преподадим миру социальный урок еще до создания еврейского государства, более важный и крупный, чем все псевдокоммунистические и псевдосоциалистические эксперименты».
  В последние годы жизни Жаботинский начал формулировать свои социальные взгляды, но не завершил эту работу («Идея юбилея», 1931, «Главы из социальной философии Библии», 1936), Душой он тянулся к «библейской революции», а главной целью совершенствования общества считал уничтожение бедности. Развивая свои мысли, он дошел до характеристики режима, похожего на «государство всеобщего благосостояния» наших дней. По его мнению, государство обязано обеспечить всех граждан жильем, пищей, одеждой, лечением и учебой (на иврите эти пять понятий начинаются с буквы «м», отсюда формула «пять мемов»), что же касается остальных потребностей, то надо предоставить каждому действовать по своей инициативе и таким образом осуществить соперничество в «извилистой борьбе», являющейся здоровым и необходимым началом в человеческом обществе.
  Жаботинский хотел отложить обсуждение характера еврейского общества на то время, когда будет образовано государство, об этом он писал 2 мая 1935 года Давиду Бен-Гуриону; «Я уверен, что есть сионисты, которым безразлична социальная окраска государства; я один из них. Если бы я убедился, что нет иного пути к государству, как социализм, или даже что это ускорит создание государства на одно поколение, я был бы готов. Более того, государство религиозных фанатиков, в котором меня заставят есть фаршированную рыбу с утра до ночи (ну, нет другого пути) – согласен. Еще хуже: идишистское государство, что для меня означает конец очарования, – ну, нет иного пути – согласен. Я оставлю завещание сыну, чтобы совершили революцию, но на конверте напишу: «Открыть через пять лет после создания еврейского государства». Я неоднократно проверял себя, чтобы убедиться, что я на самом деле так чувствую, и я уверен, что это так».
  Главная надежда Жаботинского заключалась в том, что молодежь, носитель активности у всех народов и во все времена, совершит сионистскую революцию. Началом ревизионистского движения в сионистском лагере было создание молодежного движения. До онца жизни Жаботинский рассматривал Бейтар (Союз имени Иосифа Трумпельдора) как вершину его сионистской деятельности, его мечту и надежду, его гордость. С самого начала своей сионистской деятельности он ратовал за создание нового типа еврея, новой породы – «гордой, благородной и беспощадной», породы смелых, уверенных в себе борцов. Эту молодежь он призывал к неповиновению, к смене вех и изменению ценностей. Каждая революция имеет свои законы и свою мораль, и они не всегда совпадают с законами и указаниями властей. В своей статье «Об авантюризме» (1932 год) он призывал нарушать решения правительства мандата о «нелегальной иммиграции»: «…свистеть на их законы и запреты! Британия лишилась права требовать минимального уважения к правилам, которые она установила в Эрец-Исраэль. Все действия в стране являются нарушением справедливости и морали… Прошли те времена, когда мы считали себя обязанными морально поддерживать британский режим даже тогда, когда это не было удобно и приятно. Прошли! Нет их больше»
  В разные времена Жаботинский по-разному относился к британской политике в Эрец-Исраэль. Иногда он приходил к убеждению, что открытый разрыв с правительством мандата неизбежен, и, выступая перед комиссией Пиля, даже упомянул возможность замены «опекуна» другой державой, но потом передумал и пытался еще раз предпринять «последнюю попытку» в контактах с Британией. Похоже, что в этом вопросе Жаботинский страдал идеологической амбивалентностью. Он считал, что можно осуществить сионизм при помощи постоянного и непрерывного политического давления на Британию, и она в конце концов склонится перед мировым общественным мнением. Ему казалось, что «еврейская нужда является могучей силой, против который не устоит никакая мировая держава». С другой стороны, как утверждали некоторые руководители национальной военной организации (Эцел) в 1938 –1939 годах, подготовка к освободительной войне против «чужой власти», то есть против правительства мандата, неизбежна. Они замечали у Жаботинского признаки слабости и нежелания до конца исчерпать требования революции. Правда, либеральная основа Жаботинского связывала его руки, когда в час испытания ему приходилось идти на крайние меры. Он неимоверно страдал, когда вынужден был дать согласие на нарушение «сдержанности» после арабского террора. В действительности он утвердил ответные действия только после того, как Шломо Бен Иосиф был казнен в 1938 году. Другая трудность, связывавшая Жаботинского, заключалась в том, что он находился вдали от событий: он отказывался отдавать приказы своим солдатам на поле боя в то время, как сам не мог принять участие в операции. Но он неоднократно высказывал убеждение, что сионизм будет осуществлен только в результате освободительной войны.
  В марте 1940 года он писал: «Мы обязаны широко открыть ворота национальной родины евреев перед нашими преследуемыми сородичами, даже если нам для этого придется прорвать ее границы с помощью оружия». За несколько месяцев до этого он разработал план вторжения в Эрец-Исраэль по образцу Гарибальди, в соответствии с которым он должен был отплыть на корабле «нелегальных» репатриантов, высадиться на берегах Эрец-Исраэль и начать вооруженное восстание с захватом правительственных зданий в Иерусалиме.
  Организации Эцел и Лехи («Борцы за свободу Израиля») выросли из рядов Бейтара и действовали по его вдохновению. После опубликования «Белой книги» (1939 год) он писал: «Сыны Эрец-Исраэль пишут лучше меня, более метко и ясно. Издали, от имени миллионов любящих и обожаюших, я ставлю свою подпись под всем, что они «пишут» и что делают». Таким образом, нет сомнения, что со временем Жаботинский втянулся бы целиком в акции восстания в Эрец-Исраэль, если не под влиянием чувства, то под влиянием логики.
  Ибо путь Жаботинского в сионизме был рационалистическим путем и подчинялся строгой логике. На него распространялось талмудистское правило – мудрец ценнее пророка. Многие из его предсказаний были на самом деле результатом его политической мудрости и непоколебимой веры в справедливость сионистского идеала.
  Цели, которые он наметил для сионисткого движения, еще не достигнуты полностью. В речи на учреждении Новой сионистской организации в Вене в 1935 году он определил смысл «высокого сионизма»: «…Нечто великое, как буря в своем апогее, как бездна мучений перед приходом мессии», причем цель – не «исправление диаспоры при помощи образцового кусочка земли в Палестине, а ликвидация рассеяния – «исход из Египта» для всех жаждущих родины, который явится концом диаспоры… Еврейское государство тоже не является конечной целью. Это всего лишь первый шаг к осуществлению высокого сионизма. Затем придет время для второго шага – возвращения народа в Сион, исхода из диаспоры, решения еврейского вопроса. Конечная же и истинная цель высокого сионизма проявится только на третьей стадии. Она содержит то, для чего, собственно, существуют великие нации: создание национальной культуры, которая обогатит весь мир, как сказано в Писании: «Ибо из Сиона выйдет Учение».
  Сионистское учение Жаботинского не устарело и изучение его по-прежнему благотворно.

1 Вейцман – впоследствии председатель Всемирной сионистской организации, а затем первый президент государства Израиль. 
2 Досионистсхое еврейское население в стране существовало в значительной мере за счет пожертвований из диаспоры, которые делились («халуком») по общинам. 
3 Иоханан Бен Закай – законоучитель I в., противник политических и военных действий. 
4 Письмо министра иностранных дел Великобритании лорда Бальфура лорду Ротшильду от 2 ноября 1917 с обещанием британского правительства создать «еврейский национальный дом» в Палестине. 
5 Хадж Амин эль Хусейни возглавлял еврейские погромы и активно поддерживал Гитлера. 
6 Зангвиль – один из близких соратников Герцля, писатель. 
7 Всемирная сионистская организация создала 2 фонда: «Керен га-Есод» для финансирования поселений и «Карен Кесмет» для закупки земель и посадки лесов. 
8 «Белая книга» – документы о планах британской политики. 
9 Мак-Магон, верховный комиссар в Египте, и правитель Мекки Хуссейн согласовали в 1915 –1916 гг. условия арабской независимости в компенсацию за участие арабов в войне против Турции. 
10 Движение, добивавшееся примирения с арабами ценой значительных уступок. 
11 В последнее время стали появляться документы о причастности коммунистической партии Палестины к убийству X. Арлозорова (ред.) 
12 Было заключено соглашение о передаче еврейского имущества («трансфер») из Германии в обмен на покупку германских товаров евреями. 
13 Член британского парламента. 
14 Впоследствии глава правительства Израиля. 
15 Один из предвестников сионизма к инициаторов создания первых поселений в стране в 1882 году