free web hosting | free website | Business Hosting Services | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
Ш.Й.АГНОН
НОБЕЛЕВСКАЯ РЕЧЬ
Ваше Величество, Ваши Королевские Высочества, Ваши Светлости, члены Шведской Академии, дамы и господа!
Учителя и мудрецы наши блаженной памяти говорили: негоже человеку наслаждаться миром сим без благословения Всевышнему. Ядущий любые яства, пьющий любое питие да благословит Пославшего еду и питье в начале и конце трапезы. Почуявший запах травы, аромат духов, благовоние плодов да благословит Давшего сие наслаждение. Так же и чувство зрения: узревший дневное светило в круг солнцу в пору нисана , узревший впервые дерева в цветении их ветвей в месяце Нисане, узревший красивые дерева и красивые создания Божьи да благословит Давшего узреть сие. Так же и чувство слуха. Одно благословение Давшему услышать благую весть выпало мне благодаря вам, досточтимые господа.
Дело было так: пришел ко мне шведский посланник и оповестил меня, что Шведская Академия удостоила меня Нобелевской премии. Благословил я Господа полным благословением, по Имени Его и по Царскому титулу Его, как положено благословить услышавшему благую для него и для людей весть: благословен Ты, Господи Боже Наш, Царь Вселенной, Благой и Благотворящий. Благим назвал я Его за то, что склонил Он сердца мудрецов сей блистательной Академии удостоить пишущего на Святом языке своей почтенной и важной премии, а Благотворящим назвал я Его за то, что мне сотворил благое и меня избрали сии мудрецы. А сейчас, пришедши сюда, вознесу я еще одно благословение, как положено узревшему государя: Благословен Ты, Господи Боже Наш, Царь Вселенной, Уделивший от славы Своей царю из плоти и крови . А за вас, блистательные мудрецы, благословлю я, как положено, Уделившего смертным от мудрости Своей. Сказано в Талмуде (Гемара, Санхедрин 23:1): разборчивые иерусалимцы не приходили на пир, если не знали, кто призван с ними на пир. И так скажу я вам, кто я, что призван с вами на пир.
Из-за исторической катастрофы, ибо разрушил Тит, государь Римский, Иерусалим и изгнал Израиль из своей страны, родился я в одном из городов Изгнания. Но во все времена мнил я, будто родился в Иерусалиме. Во сне, в ночных сновидениях видел я: стою я со своими собратьями-левитами во Храме и возношу с ними песнопения Давида царя Израиля. Напевам таким не внимал слух людской с тех пор, как был разрушен наш город и народ его ушел в изгнание. Мню я: ангелы Храма Песнопений, опасаясь, что и наяву запою я то, что пел в сновидениях, заставляли меня днем позабыть ночные песни, ибо братия мои, сыны народа моего, услыхав сие, не превозмогли бы тоски от утраты блага сего. А дабы утешить меня, что не дано мне петь устно, научили ангелы слагать стихи письменно.
Из колена Левиина я восстал, и я, и праотцы мои песнопевцами во Храме были, и семейное предание гласит, что от чресел пророка Самуила мы восстали, и именем его я наречен.
Пяти лет от роду написал я свои первые стихи. От тоски по отцу написал я их. Так было дело: поехал отец мой блаженной памяти по делам. Одолела меня тоска по нему и сложил я стихи. И с тех пор сложил я много стихов. От стихов, что я сложил, ничего не осталось. Отчий дом, где оставил я целую комнату с рукописями, сгорел в первую войну, и с ним сгорело все, что я там оставил. И молодые умельцы, портные и сапожники, что распевали мои стихи за своим рукодельем, погибли в первую войну, а кто не погиб на войне, одни были погребены живьем со своими сестрами во рву, что сами себе вырыли по приказу врага, а большинство сгорело в огненных пещах Освенцима вместе со своими сестрами, что украшали наш город своей красой и сладкозвучными голосами напевали мои стихи.
То, что постигло певцов и певиц, сгоревших вместе с моими стихами в огне, постигло и мои книги, сложенные мною после этого. Все во пламени вознеслись на небо, когда ночью занялся пожар в моем доме в городке Хомбурге-на-водах , а я больной лежал в больнице. Среди сгоревших книг был большой роман в 60 печатных листов, а издатель уже оповестил, что собирается издать первую его часть.
Вместе с этим романом «В узле жизни» , сгорело все, что я написал с тех пор, как покинул Землю Израиля и ушел в Изгнание, и книга, что мы составили с Мартином Бубером, не говоря уж о четырех тысячах томов на иврите, из них львиная доля – отчее наследие, а прочие я сам купил, отказывая себе в хлебе.
Сказал я: с тех пор, как покинул Землю Израиля; но еще не рассказал я вам, что жил я в Земле Израиля. Сейчас расскажу.
Девятнадцати с половиной лет от роду взошел я на Землю Израиля, дабы трудиться на ниве ее и кормиться трудами рук своих. Такой работы я не нашел и стал искать другого заработка. Стал я секретарем совета Возлюбивших Сион и секретарем Совета Земли Израиля, бывшего прообразом парламента, и еще я был первым секретарем мирового суда. Благодаря этому довелось мне повстречать лицом к лицу всех сынов Израиля, а кого не встретил я по долгу службы, встретил по любви и желанию узнать сынов народа моего. Думаю я, в те годы знал я каждого мужа, или жену, или дитя во Израиле.
Когда сгорело все мое достояние, вселил Господь мудрость в сердце мое и в перо мое. Так составил я книгу о даровании Закона Божия и книгу о Судных днях, и книгу о книгах Израиля, написанных со дня дарования Закона Божия Израилю.
С тех пор, как вернулся я в Землю Израиля, дважды выезжал я. Однажды по случаю выхода в свет моих книг в издательстве Залмана Шокена , а вдругорядь ездил я в Швецию и Норвегию. Их великие барды заронили в мое сердце любовь и приязнь к сим странам, и сказал я: поеду и посмотрю на них. И сейчас приехал я в третий раз, чтобы вы благословили меня, мудрецы Академии.
Во дни жизни моей в Иерусалиме написал я рассказы, длинные и короткие. Некоторые напечатаны, а большинство еще в рукописях. Уже рассказал я, что начал я слагать стихи от тоски по отцу. И начало учения моего – от отца и еще от духовного судьи в нашем городе. А до них было три меламеда – учителя, а у них я учился по очереди с трех с половиной лет и пока не стало мне восемь с половиной лет от роду.
Кто они, мои наставники в поэзии и прозе? Спорный это вопрос. Одни замечают в моих книгах влияние писателей,чьих имен я, по простоте своей, и слыхом не слыхивал. Другие замечают влияние поэтов, чьи имена я слыхал, да сочинений не читал. А я сам что считаю? Кто вскормил меня? Не всякий человек упомнит каждую выпитую каплю молока и как звали корову, что дала молоко. Чтобы не оставить вас без ответа, попробую разобраться, от кого я получил то, что получил.
Прежде всего назову Священное Писание; оно научило меня составлять буквы. Второе – Мишна и Талмуд , Мидраши и толкование Раши к Писанию. Затем Судьи и святые наши пииты и мудрецы Средних веков, и в первую очередь учитель наш Рамбам блаженной памяти. Как научился я складывать латиницу, читал я любую книгу на немецком языке, что попадалась мне под руку, и наверное, нашел я в них то, что душа взыскала. Чтобы сберечь время, воздержусь от библиографии и имен не упомяну. Коли так, зачем я перечислял книги еврев? Затем, что они указали мне на мою сущность. И сердце подсказывает мне, что они были моими заступниками в присуждении Нобелевской премии.
Влияли на меня каждый муж, и каждая жена, и каждый ребенок, что повстречались на моем пути, и евреи, и не евреи. Рассказы об их делах запечатлелись в сердце моем и двигали моим пером. Влияли и виды природы. Мертвое море , что видел я каждый день с лучом денницы с крыши своего дома, ручей Арнон , в воды которого я окунался, ночи, что я провел с набожными и благочестивыми на всенощной у Стены плача дали мне очи увидеть землю Пресвятого, да благословится Он, Давший нам этот город и Поселивший в нем Свое имя.
Чтобы не обделить ни одной твари, должен я помянуть скотов и зверей и птиц, что учили меня. Как сказал Иов (35:11): «кто наставит лучше скотов земных и умудрит больше, чем птицы небесные». Кое-что, узнанное от них, записал я в своих книгах. Но боюсь, что не все постиг. Коль слышу я лай пса, щебет птиц, крик петуха, то не знаю,хвалят ли они меня за то, что я рассказал о них, или бранят.
Прежде чем завершу свои речи, скажу еще одно. Коль восхвалил я себя свыше меры, в вашу честь восхвалил я себя, дабы не вы смущались, что на меня обратили свой взор. А сам по себе очень-очень мелок я в своих глазах. Во все дни мои не покидал меня Псалом Давидов (130): «Господи! Не надмевалось сердце мое и не возносились очи мои, и не искал я великого и недостижимого для меня». Коль нахожу я себе заслугу, то в том, что довелось мне жить в Земле, которую поклялся Господь отцам нашим дать нам, как сказано (Иезекииль 37:25): «и будут жить на земле, которую я дал рабу моему Иакову, на которой жили отцы ваши и будут жить они и дети их и дети детей их во веки».
И не завершу я слов своих, пока не вознесу краткую молитву. Дающий мудрость мудрецам и спасение государям бессчетно умножит вашу мудрость и возвысит вашего государя. И в дни его царствования и в наши дни избавится Иудея, и Израиль обретет покой. И грядет Спаситель во Сион, и вечная радость жителям его и в мире насладятся они, да исполнится воля Его, аминь.
      1966 г., Стокгольм
      © Перевод Исраэля Шамира