free web hosting | website hosting | Business WebSite Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
ЛЬЮИС БЕРНХАРДТ
Ш. ЧЕРНИХОВСКИЙ И ВОЗРОЖДЕНИЕ ПОЭЗИИ НА ИВРИТЕ
  В этой книге представлены в русском переводе избранные стихи и идиллии Шаула Черниховского, выдающегося мастера поэзии на иврите.
  Поразительный расцвет поэзии на языке, который всему миру уже давно казался мертвым, начался в России в начале 90-х годов XIX века. За короткий период были заложены основы современного поэтического языка, и стихи на иврите покорили не только еврейского читателя, но и стали известны миру в переводе на другие языки. Язык, считавшийся достоянием древней истории, ожил, обрел душу и зазвучал по-новому, сохранив тысячелетние традиции.
  Разумеется, и до этого было написано немало стихов на иврите, но их художественное значение весьма невелико.
  Принято считать, что новая еврейская литература берет свое начало в XVIII веке в Германии, продолжается в Австрийской Галиции и достигает своего расцвета в России (включая, входившие в ту пору в состав Российской империи Литву и Польшу) в произведениях поэтов и писателей, ставших уже давно классиками: Гордона, Бялика, Черниховского, Шнеура, Смоленскина, Мапу, Менделе Мойхер-Сфорима, Фришмана, Бердичевского, Бренера и других.
  До второй половины прошлого века основной темой еврейской литературы было просвещение. Поэты и прозаики призывали поэтов-евреев к приобщению к мировой культуре, к выходу из рамок национально-религиозной обособленности и к усвоению культурных ценностей окружающей среды.
  Однако уже в конце прошлого столетия проникает в эту литературу мотив национального возрождения, то есть восстановления полноценного культурно-национального существования на исторической родине.
  С начала нашего века еврейская литература и сионизм, за немногими исключениями, не разделимы.
  Эта нераздельность, конечно, не случайна (возрождение древнего языка и древней родины – две стороны того же процесса), как не случайно и то, что величайшие еврейские писатели начала нашего века (Бялик, Черниховский, Ахад-Гаам, Бренер) переселились в Палестину, и завершили в стране последние этапы своего творчества.
  Шаул Черниховский родился в 1875 году и провел детские годы в селе Михайловке Таврической губернии. Пятнадцатилетним юношей он приехал в Одессу. И в это время началось его интенсивное знакомство с русской и мировой поэзией.
  Результат этого знакомства в высшей степени проявился уже в первом сборнике его стихов на иврите.
  Мировоззрение юного Черниховского вырисовывается в стихотворении «Кредо». Начинающий поэт стоит на позициях широкого гуманизма, лишенного национальных традиций. Эта позиция могла повредить репутации поэта в кругах еврейских читателей. Но в целом взгляды Черниховского в ту пору были восприняты как результат юношеского порыва и наивной увлеченности.
  Вскоре, однако, Черниховский обратился к библейским и античным культурным традициям, в которых нашел богатейший источник своего творческого вдохновения. Появление в еврейской печати стихов, насыщенных образами из вавилонского и греческого пантеона, немедленно вызвало нарекания читателей, которые сочли Черниховского эллинистом и приверженцем языческой культуры, чуждым еврейских обычаев и далеким от иудейской веры. Любовные стихи Черниховского осуждались как эротические и противоречащие принципам еврейской морали. На самом же деле так называемое «язычество» Черниховского – это проявление его страстного жизнелюбия. В его произведениях выражается убежденность в том, что античный культ красоты присущ и древнему Израилю.
  По мнению еврейского поэта и критика Гиллела Бавли, обращение Черниховского к древней Греции является своеобразной «формой протеста против тех, кто хотел бы изолировать еврейство от светских интересов и забот и погрузить его в духовный вакуум». Разрыв с гетто не должен был приводить к отказу от еврейских национальных ценностей… Черниховский говорит своему народу:
  «И от Стены Плача направились к будущему, которое богато тем, чем наделил Бог человечество, – красотой и силой».
  Многие десятилетия – свидетели крупнейших событий в истории еврейского народа – подтвердили величие и непреходящую ценность поэзии Черниховского. Два имени стоят рядом – Бялик и Черниховский. Общепризнанным национальным поэтом нашего века является Бялик, однако, некоторые критики считают Черниховского самым крупным поэтом периода возрождения еврейской литературы, признавая в то же время значение поэзии Бялика как выразителя духовных процессов еврейского народа и его национальных стремлений.
  Черниховский получил светское образование. В семилетнем возрасте его начали учить ивриту. В семье говорили только по-русски. В десять лет Черниховский открыл для себя мир поэзии на иврите. И это открытие потрясло его. Он сам начал сочинять стихи, пробовал делать переводы на иврит, написал пьесу. Подростком Черниховский составил русско-ивритский словарь, работал над романом и над историей еврейского народа. К сожалению, эти ранние рукописи не сохранились.
  Одесса в ту пору, когда там учился Черниховский, была одним из центров еврейского духовного возрождения в России. В юности Черниховский познакомился с Иосефом Клаузнером, впоследствии выдающимся ученым и литературным критиком. И дружба с этим человеком сыграла огромную роль в творческой судьбе поэта. Своими советами Клаузнер помог ему ориентироваться в море еврейских книг, впервые ввел его в еврейские литературные круги и еще больше усилил в Черниховском желание писать на иврите. При содействии Клаузнера произведения Черняховского впервые увидели свет. Американское издательство на иврите «Ха-писга» в Балтиморе опубликовало в 1892 году два стихотворения Черняховского, возможно, без ведома автора. Клаузнер, восхищенный поэтическим дарованием своего друга, всегда настойчиво советовал ему хранить верность древнему языку еврейского народа. В дальнейшем Черняховский никогда ее писал стихов по-русски и не переводил свои стихотворения на русский язык.
  Живя в Одессе, Черниховский уделял много времени изучению языков. Он овладел английским, французским, немецким и итальянским, перевел на иврит и опубликовал произведения многих поэтов, среди них Шелли, Берне, «Лонгфелло. В эту же пору возникло страстное увлечение античными авторами. В коммерческой гимназии не преподавали классических языков, и Черниховский начал изучать их самостоятельно.
  Ряд стихотворений, проникнутых глубоким национальным чувством, был откликом Черниховского на возникновение сионистского движения.
  Возможности публикаций на иврите были в те годы крайне ограничены. Лишь в 1808 году ему удалось издать первый сборник своих стихов. Книга «Хе-зионот у-мангинот» («Видения и мелодии»), вышедшая благодаря помощи друзей Черниховского – И. Клаузнера и А. Сегала, – насчитывает всего 86 страниц. В ней 46 оригинальных стихотворений и 14 переводов на иврит произведений греческих, немецких, английских и русских поэтов.
  Писатель Реувен Брайнин написал предисловие к этому сборнику и представил читателям поэзию Черниховского как большое литературное событие. Многие еврейские писатели сурово отнеслись к молодому поэту. Так, Равницкий утверждал, что стихи Черниховского лишены всякой оригинальности и напоминают скорее переводы, что палитра поэтических образов в его стихах чрезвычайно скудна и что молодой автор плохо владеет ивритом. Очевидно, выступления Равницкого было голосом консерватора против авангардистских веяний. Ранние стихи Черниховского действительно страдают многими недостатками. Арсенал поэтических средств очень небогат, обороты зачастую однообразны, иногда отсутствие живого поэтического образа приводит к прямолинейности. И все же выход этого сборника Черниховского был замечательным событием в истории поэзии на иврите. Сам Равницкий впоследствии изменил свое мнение о поэзии Черниховского и издал сборник его стихов.
  Попытка Черниховского поступить в университет в России не увенчалась успехом. Его как еврея не приняли. 1899 году он уехал учиться в Германию и поступил на медицинский факультет Гейдельбергского университета.
  В этот период началось его серьезное увлеченно немецкой литературой, одним из результатов которого были переводы стихотворений Гете на иврит. Это было время расцвета его лирического и эпического дарования. Тогда были написаны лучшие любовные стихотворения Черниховского. Многие из них посвящены его будущей жене, с которой он познакомился в Германии.
  С 1903 по 1906 год Черниховский жил в Лозанне, где в 1905 году получил диплом доктора медицины. Постоянная материальная нужда тяжело отразилась на его творчестве. И все же Черниховский продолжал писать. Самые известные стихи этого периода – «Бейн гарим» («В горах»), «Ал ха-маим» («Над водой») и «Кехом хайом» («В знойный день»).
  Вернувшись в Россию, Черниховский занялся медицинской практикой – сначала в деревне, потом в Петербурге. В это время поэт написал цикл идиллий и ряд других стихотворений, в том числе получившие широкую известность «Ле-Ашторет шир у-ле-Бел» («Песнь Астарте и Белу») и «Мет ха-тамуз» («Смерть Тамуза»).
  Побывав в Финляндии, Черняховский занялся переводом финского эпоса «Калевала». В Первую мировую войну Черниховский был мобилизован и служил военным врачом. К числу самых известных стихотворений этого периода относится «Миманганот га-зманим» («Из современных мелодий») и «Мангинати» («Моя мелодия»). В 1917 году Черняховский приступил к переводу на иврит «Илиады» и «Одиссеи» Гомера. Эта работа продолжалась шесть лет.
  Послереволюционные годы были для Черниховского периодом скитаний, нужды и голода. И все же творческая активность поэта не ослабевает. Он написал идиллию «Хатуната шел Элка» («Свадьба Эльки»), сонеты, продолжал работу над переводами гомеровского эпоса, перевел на иврит и опубликовал произведения Анакреона и Платона.
  В 1922 году Черниховский навсегда покинул Россию. Некоторое время он пробыл в Константинополе, откуда хлопотал о месте врача в Палестине, но эти старания не увенчались успехом, и поэт переехал в Берлин. Там Черниховский не смог заниматься медициной, так как по немецким законам он имел право лечить только иностранцев.
  В эти годы его литературная деятельность становится особенно интенсивной. Черниховский обращается к прозе: пишет повести, фельетоны; публикует новый сборник стихотворений и отдельную книгу стихов для детей. Все это время он продолжает много переводить. Но нужда по-прежнему преследует поэта, заработки его ничтожны. Друзья помогли Черниховскому издать его книги. В течение двух лет он жил у своего друга студенческих лет Шалома Ривкина.
  Здесь Черниховский закончил перевод «Калевалы», написал много баллад и любовных стихотворений, создал свою единственную пьесу «Бар-Кохба» и закончил еще один замечательный труд – полный перевод древневавилонского эпоса «Похождения Гильгамеша»,
  В конце 20-х годов Черниховский редактировал статьи по биологии и медицине в энциклопедии «Эшкол», выходившей в Берлине под редакцией Якова Клячкина. Он также вел литературный отдел журнала «Ха-ткуфа». Постоянным желанием Черняховского было жить в Палестине, но не было никакой надежды найти там работу. В конце 1928 года Черниховский провел несколько месяцев в Соединенных Штатах. Там он был восторженно принят еврейской общественностью и получил материальную поддержку. Лишь в 1931 году осуществилась мечта поэта – он переехал в Палестину. Воспользовавшись предложением Клаузнера, Черниховский стал редактором словаря медицинских терминов. Эта работа давала ему средства существования целых четыре года. Затем Черниховский был назначен врачом городских школ в Тель-Авиве.
  Широко было отмечено сорокалетие литературной деятельности Черняховского. Тогда же были изданы сочинения поэта в семи томах. Бялик приветствовал своего собрата как выдающегося мастера современной еврейской литературы. Произведения Черниховского стали переводить на другие языки. Слава пришла к нему, и материальное положение несколько, поправилось. Договор с издательством Шокена сроком на восемь лет дал возможность его жене и дочери приехать в Иерусалим.
  Написанные в эту пору новые стихи вошли в сборник «Рэи, адама» («Смотри, земля»). Были переизданы ранние стихи, повести, детские рассказы и переводы. Последняя книга стихов Черниховского «Кохвей шамаим рехоким» («Звезды далеких небес») была издана посмертно в 1944 году.
  Последние семь лет своей жизни Черниховский прожил в Иерусалиме. Его стихи этого времени проникнуты глубоким национальным чувством. Вторая мировая война и катастрофа европейского еврейства получили отражение в его стихах о трагической истории евреев в странах изгнания. В этих произведениях поэт пытается, осмыслив прошлое, понять настоящее.
  Поэт умер 13 октября 1943 года после продолжительной сердечной болезни.
  Вклад Черняховского в новую литературу на иврите необычайно велик. Он не только исключительно плодотворно писал чуть ли не во всех литературных жанрах, но и расширил возможности этих жанров. Черниховский постоянно экспериментировал в области поэтической формы, обогатив поэзию на иврите новыми художественными средствами. Он впервые ввел в современную поэзию на иврите сонеты, баллады я идиллии. Для средневековой еврейской поэзии сонет чрезвычайно распространенная форма, но в новое время благодаря Черняховскому произошло второе рождение сонета. Лучшие циклы его сонетов «Ал ха-дам» («На крови») и «Эл ха-шемеш» («К солнцу»). Первый цикл вызван чувством безысходности, отсутствием надежды и по настроению близок стихам Бялика, написанным после кишиневского погрома. Второй цикл сонетов проникнут языческими мотивами в духе одного из ранних стихотворений Черняховского «Перед статуей Аполлона». Так в поэзии Черняховского синтез еврейской национальной, античной и европейской культур достиг наиболее полного выражения.
  Лучшие переводы стихов Черняховского на русский язык сделаны русским поэтом Владиславом Ходасевичем. Несмотря на свое еврейское происхождение, Ходасевич не знал иврита, и его поэтические переводы сделаны по подстрочникам Льва Яффе, Хаима Гринберга и самого Черняховского. Многие переводы рождались в результате долгих бесед автора и переводчика. Эта совместная творческая работа, начавшаяся в Петербурге, продолжалась в Берлине.
  Кроме Ходасевича, стихи Черняховского переводили В. Брюсов, О. Румер, Л. Яффе, К. Липскеров и другие поэты.
  В настоящем сборнике переводы даны в том виде, в каком они впервые появились в печати на русском языке. Изменена только орфография.