free web hosting | free website | Business WebSite Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
АЛЕКСАНДР БОВИН
ПОЛИТИК И ПОЛИТИКА
Предисловие к русскому изданию книги Ш.Переса "Новый Ближний Восток", 1993
  Боюсь, что до "Нового Ближнего Востока" еще далеко, очень далеко. Но если – вернее, когда – мечта о таком Ближнем Востоке станет реальностью, Шимон Перес, книгу которого вы сейчас открыли, будет, несомненно, назван одним из ведущих, главных проектировщиков и создателей нового политико-экономического ландшафта на Ближнем Востоке.
  Для того чтобы получить главную роль в обычном театре, необходимо сочетание по крайней мере трех условий: таланта, работоспособности и везения. Это справедливо и для политического театра, в котором Ш.Перес играет уже более полувека, то есть всю свою, как принято говорить, сознательную жизнь.
  Ш.Перес (его «исходная» фамилия – Перский) родился в городке Вишнява (Польша, ныне – в Беларуси) в 1923 году. Через полвека, оказавшись впервые в России, сжатый железными тисками программы визита, Ш.Перес вырвал несколько часов, чтобы поклониться родным местам…
  В 1934 году вместе с семьей Ш.Перес приехал в Палестину. Поначалу учился, если говорить нашим языком, в сельскохозяйственном техникуме, работал в кибуце. Лет с четырнадцати начал активно участвовать в молодежном движении левой, социалистической ориентации. Уже в 1943 году он становится секретарем «Трудящейся молодежи».
  Образование Государства Израиль, война за независимость вывели Ш.Переса на «взрослую» политическую орбиту. Близость к Бен-Гуриону – непререкаемому авторитету тех лет – позволила молодому политику не задерживаться на старте. Его посылают в США с важной миссией – закупка оружия для нарождающейся израильской армии. Вернувшись домой, он возглавил морскую службу Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). В 1952 году Ш.Перес получает назначение в министерство обороны и с 1953 по 1959 год является Генеральным директором этого министерства. С именем Ш.Переса связаны создание авиационной промышленности Израиля, а также формирование ядерного центра в Димоне.
  В 1959 году Ш.Переса избирают в кнессет (парламент). Одновременно он остается (до 1965 года) заместителем министра обороны. Свой первый министерский пост (министр иммиграции и абсорбции) Ш.Перес получил в 1969 году. А затем – в разное время и в разных правительствах – министр транспорта и коммуникаций, министр информации, министр обороны, министр иностранных дел, министр финансов. Дважды – вице-премьер. В 1984 – 1986 годах – глава правительства.
  Параллельно Ш.Перес тянет тяжелый воз партийных дел. В 1977-1992 годах – он бессменный председатель Партии труда («Авода»). В 1978 году его избирают заместителем председателя Социнтерна.
  После парламентских выборов в июне 1992 года Ш.Перес становится министром иностранных дел.
  За словами этой сухой биографической справки – насыщенная драматизмом, борьбой, интригами, взлетами и падениями жизнь профессионального политика, человека, без которого трудно представить себе современный Израиль. В одной из посвященных Ш.Пересу газетных статей говорится, что ему «поразительно не везет. Сколько раз он, как Сизиф, доносил свой тяжкий груз до вершины горы, но вдруг все срывалось и приходилось начинать сначала!» Можно сказать так. Но можно и иначе: Ш.Пересу поразительно везло. Ведь каждый раз после срыва он вновь поднимал свой груз и доносил его до вершины.
  По долгу службы мне довольно регулярно приходится встречаться с министром иностранных дел «страны пребывания». Бывают встречи чисто протокольные, бывают, выражаясь на дипломатическом жаргоне, и «субстантивные», то есть содержательные. Министр всегда приветлив и внимателен. Он безукоризненно владеет материалом. Четко выражает свои мысли. Не лишен чувства юмора. Знаком с русским языком и неизменно встречает меня словами «Здравствуйте!» и «Как поживаете?» Живо интересуется происходящим в России.
  О человеке, о политике можно судить по его окружению. Тот, кто не верит в себя, как правило, приближает к себе посредственностей и подхалимов. Вокруг Ш.Переса много молодых, интеллигентных, напористых, неординарно мыслящих людей…
  В израильской прессе писали и пишут о соперничестве, противоборстве Ш.Переса и нынешнего премьера Израиля И. Рабина. Их даже называют «заклятыми друзьями». Отношения между этими людьми действительно складывались далеко не идеально. Тем более хочется отметить мужество и мудрость И. Рабина, который, несмотря на предостережения «доброхотов», пригласил Ш.Переса в свое правительство на роль первой скрипки. Но не менее важно сказать о мужестве и мудрости самого Переса, который, достаточно высоко оценивая свое значение и возможности, согласился вместо дирижерской палочки взять в руки скрипку, хотя и первую. Разум победил эмоции. Чувство ответственности взяло верх над личными амбициями. В результате – впечатляющий прорыв на мирных переговорах, прорыв, позволяющий не только мечтать, но и всерьез говорить о Новом Ближнем Востоке, который был бы невозможен, если бы не тандем Рабин – Перес.
  Но прежде чем от политиков перейти к политике, мне хотелось бы обратить внимание на одно существенное обстоятельство, помогающее Ш.Пересу в трудные минуты жизни сохранять пусть относительное, но все же душевное равновесие. У него очень прочный тыл. Я имею в виду прежде всего его жену Соню. Вспоминая о своей юности, Ш.Перес писал: «Я влюблялся легко. Помню, постоянно был в кого-то влюблен. Будучи наделен богатым воображением, я приписывал девушке, нравившейся мне в данный момент, всевозможные достоинства. Та, которую любил, всегда была для меня верхом совершенства. Отсюда с неизбежностью следовал вывод: я ее не достоин. Чем сильнее я скрывал своп чувства, тем больше мучился. Однажды все-таки решился и во всем признался объекту моей любви. Девушка, к моему изумлению, не отвергла меня. Она стала моей женой и спутницей на всю жизнь».
  В отличие от многих других высокопоставленных дам Соня Перес не стремится ни блистать в свете, ни заниматься политикой. Удивительно скромна. Избегает журналистов и фотографов. Она – выражаясь высоким штилем – настоящая хранительница семейного очага. В этом качестве очень нужна не только внукам (их шестеро) и детям (трое), но и мужу. Нужна и в спокойные времена, но особенно – во времена политических (и психологических) кризисов. Так что и здесь Ш.Пересу удивительно повезло.
  Теперь – о политике. Для Ш.Переса главной и решающей проблемой политики, точнее, политики внешней, была и остается безопасность Израиля. Безопасность, которая опирается не только на военную мощь ЦАХАЛ, но и на нормализацию отношений Израиля со своими арабскими соседями, на справедливое, устойчивое решение палестинского вопроса.
  Еще предыдущее правительство, правительство блока «Ликуд», стало понимать, что линия на продолжение конфронтации бесперспективна, губительна. Отсюда – Мадридская конференция 1991 года и начало многоплановых, комплексных переговоров об условиях возможного мира. Хотя, пожалуй, мир как цель переговоров располагался для прежнего правительства Израиля где-то за видимым горизонтом.
  Правительство «Аводы», принципиальные установки и политика Рабина – Переса вдохнули в переговоры новую жизнь, сделали их гораздо более интенсивными. Позиция израильтян стала более конструктивной, более гибкой, что позволило им требовать соответствующих перемен в позициях партнеров по переговорам.
  Для читателей, не следящих за движением ближневосточного сюжета, хочу напомнить содержание «мадридской формулы». Переговоры ведутся на трех направлениях (трех «треках», если воспользоваться все тем же жаргоном дипломатов): иордано-палестинском, сирийском и ливанском. Для каждого направления была создана своя группа переговорщиков. Встречи происходили в Вашингтоне. К началу 1994 года состоялось 11 раундов переговоров.
  Объединение палестинцев и иорданцев в рамках одного «трека» объяснялось тем, что Израиль, настаивая на террористической природе ООП, не хотел иметь никаких дел с Я.Арафатом и категорически отказывался признать палестинцев самостоятельной стороной в переговорном процессе. Однако в конце концов нереалистичность, иллюзорность такого подхода к палестинцам была осознана в Иерусалиме. Соглашение, подписанное в Вашингтоне 13 сентября 1993 года, обмен рукопожатиями между И.Рабином и Я.Арафатом означали сенсационную перемену декораций на ближневосточной сцене. В качестве первого шага Израиль предложил палестинцам план автономии «Сначала Газа и Иерихон». Палестинцы согласились. Но проработка конкретных деталей плана сталкивается (я пишу это 21 декабря) с большими трудностями. Израиль, сказав «А», не всегда готов сказать «Б». Что же касается ООП, то она сравнивает предложения Иерусалима не с существующим положением, а со своей программой-максимум. Что вызывает ненужные трения. Но чем бы ни кончились ведущиеся ныне переговоры на новом «треке» – между палестинцами и израильтянами, – возврат сторон на прошлые позиции невозможен.
  Может возникнуть вопрос – как объяснить, что, несмотря на стену ненависти, которая разделяет Израиль и его арабских соседей и которая пока гораздо выше и прочней стены берлинской, переговоры начались и продолжаются? Думаю, что здесь сработал «эффект разбитого корыта».
  С одной стороны, политика тех арабских кругов, которые рассчитывали уничтожить, «сбросить в море» «незаконное сионистское образование», по очевидным причинам явно зашла в тупик. С другой же – зашла в тупик и политика тех израильских лидеров, которые рассчитывали подавить сопротивление палестинцев и обеспечить безопасность исключительно военной силой. И те и другие, кажется, осознали, что чувствовать себя в безопасности можно лишь в том случае, если в безопасности чувствует себя сосед. А раз так, то компромисс, обмен территорий на мир (или мира на территории) становится неизбежным.
  Понятно, что Ш.Перес, как глава внешнеполитического ведомства и опытнейший политик, находится в центре всех перипетий ближневосточного мирного процесса и во многом определяет его темпы и содержание. И вместе с тем он мыслит гораздо более широкими категориями. Двусторонние переговоры – это расчет с прошлым, попытка избавиться от проблем, тревог, конфликтов прошлых лет. Это нужно, но этого недостаточно. Социально-экономическая отсталость региона, бедность огромных масс населения – вот питательная среда для агрессивности, фундаментализма, фанатизма. Следовательно, расставаясь с конфликтами прошлого, необходимо уже сейчас думать о будущем, заботиться о том, чтобы перекрыть пути для возобновления, регенерации конфликтных ситуаций.
  На будущее, по идее Ш.Переса, работают, руководствуясь мадридским мандатом, многосторонние переговоры, которые охватывают пять групп вопросов:
  – сотрудничество и экономическое развитие, – региональная безопасность и контроль над вооружениями, – использование водных ресурсов, – экология, – беженцы.
  В соответствующих рабочих группах могут принимать участие не только страны Ближнего Востока, но и государства любых регионов, которые хотят внести вклад в «облагораживание» Ближнего Востока.
  У министра просто глаза загораются, когда он выходит на свою «коронную» тему – совместными усилиями всех стран региона создать промышленную и транспортную инфраструктуру, сформировать общее для всего Ближнего Востока рыночное экономическое пространство, спасти и Израиль, и его ближних и дальних соседей от экологической катастрофы, остановить наступление пустыни и т.д. и т.п. Реализация конкретных проектов, меняющих «качество» Ближнего Востока, международное сотрудничество на этой основе – таков, как убежден Ш.Перес, кратчайший из всех длинных, долгих путей, ведущих в будущее, к Новому Ближнему Востоку. Но здесь я уже вторгаюсь в содержание самой книги.
  Позволю себе в заключение лишь сформулировать главную, на мой взгляд, мысль работы Ш.Переса: пока существуют войны, конфликты, конфронтация, не может быть Нового Ближнего Востока.
  Вместе с тем лишь тогда, когда будет превращен в реальность проект Нового Ближнего Востока – без нищих, без фанатиков, без диктаторов, – мир в регионе станет прочным, устойчивым, необратимым.
  Я верю в такой мир! Правда, я не уверен, что доживу до него.
А. БОВИН, Посол России в Государстве Израиль, 1993 год