free web hosting | free hosting | Web Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
СЕРГЕЙ КАЛЕДИН
ТАХАНА МЕРКАЗИТ

1

  Ну, перетеплился малость, что поделаешь. А с другой стороны, если как Мерцалова велела – в шортах да майке, – уж лучше совсем без порток, чтобы прямиком дурдом.
  Так рассуждал Петр Иванович Васин, спускаясь трапу на летное поле аэродрома Бен-Гурион. Первое, он увидел за пределами аэродрома: пальмы натуральные, будто в Сочах. И жару увидел – марево над бетоном колыхалось, как прозрачный желей.
  Одет Петр Иванович был по-солидному: черный костюм, джемпер, сорочка – с галстуком, разумеется, на голове шляпа. В одной руке плащ, в другой – портфель(пожрать на первое время, мыло, то-се…).
  На транспортерной карусели уже крутились оба чемодана. Один деревянный, сработанный специально под плотницкий инструмент; второй обычный, фибровый там инструмент электрический: лобзик, рубанок, точило.
  Мартин, дурак, все смеялся, зачем ты с собой такую тяжесть прешь, там все дадут. Дадут, куда кладут! Кто ж это, интересное дело, свой инструмент чужому человеку даст? Пришлось Мартина маленько осадить: ты в своей яме садишь и сиди, палочкой дирижерской маши, я тебя не учу. А в мое дело не суйся.
  Петр Иванович подхватил чемоданы. На специальных столах шмонали багаж. Не у всех, на выборку. К Петру Ивановичу подошла девушка, блондиночка рыжеватенькая. На левой грудке у нее табличка на прищепке, написано не русскими буквами, но и не местными крючками, а, может, по-немецки. Петр Иванович все-таки разобрал имя – Сара.
  – Это ваш багаж? – по-русски, но как-то чудно спросила девушка.
  – Мой, – кивнул Петр Иванович.
  – Вы уже посещали Израиль?
  – Первый раз, Сарочка, – улыбнулся Петр Иванович, но, видать, рановато.
  – С какой целью вы предприняли свой путь?
  – У меня родственница есть непосредственно, сватья мне, Ирина Васильевна Мерцалова. По всему миру поет. Ей тут у вас один еврей, муж бывший, дом подарил. Она просила меня его взглянуть. Я сам-то строитель.
  – Вы читали Тору?
  – Тору?.. – опешил Петр Иванович. – Это Евангелие, что ли? Читал.
  – Вы посещаете синагогу?
  – Зачем она мне надо? В церковь хожу иной раз… Может вы не поняли… Я ж не в евреи приехал записываться. Я в гости. Русский я. В командировку как бы…
  – Откройте ваш багаж.
  Петр Иванович заволок оба чемодана на операционный стол и отомкнул деревянный.
  – Зачем вам это? – строго спросила таможенница.
  – Инструмент мой, – недоуменно пробормотал Петр Иванович и сразу,вспотел. – Я плотник… .Таможенница не стала его слушать, подозвала уже на своем толстого дядьку, видать, начальника.– Плотницким инструментом толстый остался доволен, а на электрический – набычился.
  – Кто компоновал ваш багаж? – чистым русским, без примесей, спросил он. – Через посредника или лично? – Сам собирал. – Зачем вы везете это в Израиль?
  – Ты что, издеваешься?! – Петр Иванович почувствовал острое желание слегонца заехать жиду в волосатое ухо. Он полез за папиросами, наткнулся на письмо Мартина по-английски, написанное на всякий случай для израильских властей. Таможенник заглянул в письмо. – Мерцалова – это кто?
  – Мерцалову не знаешь?! Да она же у вас тут была! Вы ей премии сами надавали!.. – Релакс, – сказала Сара. – Спокойно. Отвечайте только на вопросы. Петр Иванович аккуратно поплевал на незажженную папиросу, замял для верности о ладонь и сунул в карман.
  – Чего вы от меня хотите, черти? – произнес он потухшим голосом и присел по-плотничьи на корточки, считая разговор законченным. Теперь ментов ихних ждать, говорить без толку. А он еще в самолете выпил на халяву – могут и в трезвиловку засунуть… Постой, постой… Он встал, пошарил в пиджаке и протянул толстому фотку.
  – Вот она.
  На зарубежной фотографии мэр Тель-Авива вручал Ирине Мерцаловой приз. Она стояла возле белого рояля. Но самое главное было на обороте: «Желаю тебе, Петя, счастья в прекрасном Израиле. Ирина».
  Толстый повертел фотку, только что не понюхал, вернул ее Петру Ивановичу, прижав руку к сердцу:
  – Шабат Шолом! Наклюнулось было у Петра Ивановича желание развернуться: и улететь назад, благо билет на полгода безразмерный… Ладно! Он плюнул на мраморный пол, теранул по плевку черным, специально для Израиля купленным полу ботинком. Будем считать типа анекдота непосредственно!
  Стеклянные непрозрачные двери бесшумно отворились. Петр Иванович вышел за пределы таможенной зоны. В Израиль!
  Мог ли он подумать месяц назад, что окажется вдруг на этой ихней земле обетованной?..

2 

  Месяц назад перед участком номер один садового товарищества «Салют» притормозил, чиркнув низко посаженным брюхом по разбитой дороге, белый «Мерседес» народной артистки бывшего Союза Ирины: Васильевны Мерцаловой.
  На бревнах, сваленных вдоль забора, сидел невеселый ханыга в меховой шапке с ушами и в синих милицейских галифе, Ирина Васильевна шагнула во двор. Посреди участка возвышалось грандиозное сооружение. Строение до половины было выполнено из красного кирпича, выше – сруб. Далеко, однако, сруб не ушел: три венца ощерялись поверху мощными кантами. Вокруг были навалены готовые к кладке бревна с выдолбленнымм пазами. Меж бревен блуждали куры, поклевывая опилки, нервно дергал башкой цветастый петух, недовольный появлением нового человека.
  В углу, у забора, притулилась крохотная времянка, обитая драным рубероидом. На оторванной дверце холодильника «Север» был сервирован стол. Ирина Васильевна Подошла, заглянула в кастрюлю, вилкой поддела содержимое… Это оказался разваренный бычий хвост, опутанный водорослями петрушки. Окружали кастрюлю мутные стаканы, штук пять чесночин, две полубуханки черного хлеба я несколько яиц с прилипшим сором.
  Рядом со столом, на земле, убранной щепой и завивающейся душистой стружкой, лежал сват Ирины Васильевны Петр Иванович Васин, Три года назад сын Петра Ивановича Игорь женился на дочери Ирины Васильевны Наташе. Знакомство их состоялось по вызову. Игорь работал врачом на «Скорой помощи». Ложный приступ аппендицита у Наташи оказался судьбоносным, и, как результат, Петр Иванович чохом – хоть и не сразу ладом – приобрел кучу родни. Оперную певицу с мировым именем, невестку, тоже певицу, но без имени, и внучку Машку – дочь Наташи от первого брака с молодым полузнаменитым балеруном. А также назревающего в настоящий момент во чреве невестки внука, однозначно обнаруженного неопасным рентгеном. Да еще свата, Мартина, дирижера музыкального. Его, правда, Ирина на Васильевна как неродного держала в черном теле – он и не высовывался.
  Ирина Васильевна достала из сумочки дымчатые очки на золотой цепочке, пригляделась к свату. Лежал Петр Иванович бескровно. Она выбрала из яиц которое почище, отшелушила соломинку, расковыряла макушку и выпила.
  – Курям кинь! – крикнул с бревна мужик в ушанке.
  Ирина Васильевна послушно бросила скорлупу петуху под ноги и, обернувшись к ханыге, кивнула в сторону свата.
  – Живой?
  – Вчера освежались, – ответил тот и, помолчав, должил странно: – Просыпаюсь – ничего не слышу, посмотрю – ничего не вижу… Вот братан галифе подарил. Из милиции. Говорит, носи, Евгений, менты не загребут. Слушай, у меня комбикорм для курей кончился, давай на твоей машине в Глухово сгоняем, а? Пока он спит.
  Ирина Васильевна не удивилась.
  – У тебя ноги есть? – ласково спросила она своим знаменитым на весь мир контральто. – Ходить умеешь?
  Мужик безропотно снялся с бревна и, придерживая рукой галифе, поплелся прочь.
  Ирина Васильевна поддернула на коленях тесные джинсы, склонилась над распростертым родственником и пропела ему в ухо: – Вставать пора! Именинник! Царство небесное проспишь!
  Петр Иванович зашевелился, оторвал голову от земли: – Не понял. – И снова уронил лицо в стружку.
  Ирина Васильевна мотанула вокруг шеи длинные концы шарфа и направилась к «Мерседесу».
  Сват между тем поднялся. Провел расщеперенными ладонями по распавшейся густой волосне и – порядок; какой тебе пьяница-пенсионер; спортсмен на параде из пятидесятых годов. Одну за другой он принялся подымать с земли пустые бутылки – смотрел их на свет, переворачивал и снова кидал на землю. Гостью он не видел.
  – Было, – убеждал он себя густым басом. – У, Женька, паразит!.. Забью, как муху на стекле!..
  – С днем рождения, Петр Иванович! – укрощая голос, все равно раскатисто приветствовала свата Ирина Васильевна.
  Петр Иванович мотанул похмельной головой, пытаясь стряхнуть наваждение: к нему направлялась Ирина Васильевна Мерцалова, держа на плече большую картонную коробку.
  – Помоги, – она протянула коробку свату..– Дары-подарки.
  Петр Иванович озадаченно напрягся.
  – Ты как тут оказалась? Ничего не случилось? Сразу говори непосредственно.
  – Все в порядке. Все живы-здоровы, просто в гости к тебе. Поздравить с днем рождения.
  Петр Иванович поставил глухо звякнувшую изнутри коробку на дверцу «Севера-6», силясь осмыслить ситуацию. Да, она, Мерцалова Ирина Васильевна, собственной персоной… Надо же! Года полтора морду воротила, не только зрить, слышать не хотела ни о каком Игоре, тем более Петре Ивановиче. Но и Наташка, даром что на вид фитюлька, с норовом девка оказалась. Год скрипела-терпела материно выкобенивание, а потом уперлась, и ни в какую. Это, мол, моя судьба теперь. И муж, и тесть, а для Машки он вдобавок еще и дед. Не принимаешь всех – нас с Машкой не принимаешь… Смирилась Ирина Васильевна – никуда не денешься, дочь дороже. Да и то то сказать; за год Машка так к новому деду прикипела водой не разольешь. Ну, и он к ней, старый дурак, сотвестственно. Больно уж ласковая девчонка оказалась. «Деда», – все, – «деда»… Каково родной бабке слышать такое на каждом слове? Познакомились, встретились, Раз, два… А там как-то само покатилось-поехало. Сроднились непосредственно, сами как не заметили. Своя баба оказалась Ирина Васильевна, несмотря что знаменитость, по всему миру песни распевает. Но чтоб вот так – сама, сюда к нему, на участок, – такого еще не случалось. Петр Иванович был озадачен, даже чуток растерян.
  А Ирина Васильевна, словно не замечая растерянности свата, собирала уже стаканы, споласкивала их под рукомойником, ставила обратно на дверцу холодильника и безмятежно вела свой рассказ:
  – …Мотаюсь с раннего утра. Сперва в консерваторию потом в театр…
  Петр Иванович выкопал из-под ног чинарик и безуспешно пытался его запалить.
  – …в театре устроила разнос, так, для острастки, профилактически. Совсем распустились. Трудовой коллектив, трудовой коллектив!.. Я вам покажу трудовой коллектив! Демократы вшивые! Ишь ты, забастовкой они грозятся!.. Я говорю директору: забастовку объявят – в шею гони!.. Что ты никак не прикуришь? Спичку ближе поднеси. – Она надела дымчатые очки. И сразу помолодела. – Без очков красивше, – отметил Петр Иванович хотя и постарше чуток. Ресницы-то у тебя! По очкам изнутри шоркают. Не приклеенные?
  Ирина Васильевна засмеялась, сняла очки.
  – Подергай,
  – И так вижу, – кивнул Петр Иванович. – И зубы тоже хорошие, – добавил он одобрительно. – Как у Борисовны. У Пугачевой.
  – Сказал! – Ирина Васильевна обиженно дернула головой, свернутая в пучок коса упала на плечо. – Алка-то какого года? Да и у нее, небось, искусственные. Она ж из косметических лечебниц не вылезает. То жир снимать, то еще чего. Молоденького себе завела!..
  – Васильевна-а! – пробасил Петр Иванович. – Аллу Борисовну не замай. Я ее уважаю.
  – Виски, джин, пиво… – хмуровато перечисляла Ирина Васильевна, выставляя дары на крышку холодильника. Похоже, сильно задело ее сравнение с Пугачевой. Достала из коробки стеклянную банку, протянула хозяину. Петр Иванович подозрительно оглядел ее, поморщился.
  – Это что за гады?
  – Креветки очищенные, не смертельно. К пиву. Да сядь ты, не суетись. – Ирина Васильевна потянула свата за карман брюк. – Ты ж именинник.
  – Какие тут именины! Стройка вконец зае… Ладно, – отрезал Петр Иванович. – Гулять так гулять! – И свернул у джина крышку. – Будешь?
  – Немножко, я за рулем… Ну, ты уж совсем, будто корвалол льешь – сорок капель… Вот та-ак. Не зовет сват, думаю, надо самой нагрянуть. За три года ни разу не пригласил!..
  Петр Иванович промолчал. «Не пригласил!..» – хитра баба.
  – Поехали, – Петр Иванович поднял стакан. – За все хорошее… Легко пошла, мягонькая, словно мышка… Как Там молодые-то, бываешь у них? Или, может, Игорь опять Чего… не в строчку? – не удержал-таки себя Петр Иванович, уколол.
  – Оставь, Петя, проехали уже, – с досадой махнула рукой Ирина Васильевна. Но, помолчав, тоже не удержалось: – Конечно, я-то хотела, чтоб кто-нибудь из наших – театр, музыка, балет… : ; – У тебя уже один балет дома был, – проворчал Петр Иванович. – Завели дома пидора, как хорошо! А нормальный мужик, значит, врач, уже не подходит, не в строчку?
  – Да подходит, подходит! Не заводись, сказала же. Сам знаешь – хороший парень, зря нос воротила. Признаю. Нет, честно, Петь! Я даже не ожидала. И Наташка другая стала, не узнать. Это она ведь меня сегодня к тебе отправила. Поезжай, говорит, у деда сегодня день рождения, а он на даче застрял. Сюда, видно, не приедет. Проведай хоть, поздравь, приятно деду будет… А, Петь! Или, может, я не ко времени? – Ирина Васильевна засмеялась, довольная.
  Петр Иванович встал, освежил стаканы.
  – Ну, ладно, – проговорил он растроганно. – Поехали, За сказанное!.. За тебя, за молодых! – Он выпил, постоял несколько секунд с закрытыми глазами. Поправился непосредственно. – Ты чего ж на «Мерсе»? По нашим дорогам – джип в самый раз…
  – Сперли джип. Мартин сигнализацию забыл включить. Сейчас у всех угоняют. Уланову зимой остановили на шоссе, забрали машину. Чуть не замерзла старуха.
  Петр Иванович выждал паузу из уважения к знаменитой балерине, кашлянул для перебивки темы.
  – А у меня катер… слышала? Сожгли…
  – Да я уж знаю, ребята сказали. Не повезло тебе, Петруша.
  – А почему должно везти? Сам живешь, сам и вези.., Главное, десять лет строил. Движок от «Волги». Авиационный охладитель масляного редуктора. Длина семь метров… Короче… Прям у пирса. Белым днем…
  – Денег хотели?
  Петр Иванович кивнул.
  – Откуда у меня деньги? Был бы прикуп – жил бы в Сочах! Да и были бы, не дал!
  Они помолчали.
  – Так один и живешь, Петь? – Ирина Васильевна решила отвлечь свата от грустной темы, но переехала неудачно, тоже на невеселую.
  – Да я вроде как, Васильевна, уже придолбился в одинаре-то. Хотя иной раз и скучновато, врать не стану… Ладно… Надо успех закрепить.
  Ирина Васильевна накрыла свой стакан ладонью. Петр Иванович закрепил в одиночку, заел креветкой.
  – Как Машка?
  – Горюет, – вздохнула Ирина Васильевна. – Хомяк у нее сдох. Реву было,,.
  – Давай я ей петушка молодого подарю, – предложил Петр Иванович, – кукарекать будет…
  Он извлек из кастрюли хвост, раздербанил его, кости кинул кошкам, похлебку – на плиту. Пока он кухарил, Ирина Васильевна зашла внутрь недостроенного дома Походила, вернулась.
  – Небоскреб!.. Не справиться тебе, Петя, с ним. Нанял бы мужиков…
  – Кого?! Женьку?.. – неожиданно разозлился Петр Иванович. – Рвань эту. Уж лучше я Машку подожду, Она говорит, погоди, дед, я вырасту – помогать тебе буду.
  – А я все понять не могу, чего ее сюда тянет?.. У нас в Пахре дача с бассейном, а ее отсюда за уши не вытащишь, – Здесь природа живая: пруд, курочки, кот Полкан, Мурка с котятами… Андрюха вон, сторожа сын – жених, – Петр Иванович мотнул головой в сторону калитки.
  Ирина Васильевна обернулась. Возле забора стояло странное существо – лысое, толстое, с полуоткрытым ртом. Андрюха блаженно улыбался, катая на ладони пинг-понговый шарик, и помыкивал.
  – Бабка его покойница, – продолжал Петр Иванович, помешивая варево, – на участке у себя поебень-траву выращивала. Вроде жень-шеня, только наоборот – людей изводить. Она Андрюху, бывало, на все лето из дурдома брала. Хворостиной его стегала за непослушание. А как таблетку ему забудет дать, он на нее кидается: то доской, то зубом непосредственно. Озорной.
  Поспел суп-кондей, Дымящееся варево Петр Иванович разлил по кружкам. Ирина Васильевна не совсем уверенно приняла свою порцию.
  – До Чикаго-то долечу после него?..
  Под ногами мяукнула пестрая полусиамская кошка с впалыми боками. Петр Иванович мельком взглянул на нее, Потом наклонился.
  – Ну-ка, Ну-ка, Мурка, иди сюда… Так. Точно. Ощенилась утром непосредственно. Теперь все, Мура, хана тебе. В лес отвожу, на пенек ложу – разрубаю надвое: пусть бежит в разные стороны! Три раза в год! Никакого прокорма не хватит! Да плюс полушку сегодня обгадила, сучонка! Хотя это вроде Полкан…
  – А где котята?..
  – Котята!.. Дура она тебе! Попрятала. Знает, сучка, что пока слепые, я их запросто купну.
  – Топишь?!
  – Мя-мя-мя, – напомнил о себе Андрюха.
  – Вот тебе и «мя-мя-мя», – Петр Иванович побарабанил ложкой в кружке, попробовал, не горячо ли, и протянул Андрюхе. – Ну, ступай. Отцу привет пионэрский. Кружку вернешь.
  – А дом ты свой, Петя, никогда так и не достроишь, – задумчиво сказала Ирина Васильевна.
  – Не дострою, – покорно согласился Петр Иванович.
  – Вот что, Петр Иванович! У меня ведь к тебе разговор. – Ирина Васильевна решительно закрутила косу пучок и воткнула в голову костяную шпильку-рогатку. –Оставь-ка ты пока свою стройку века. Тебе денег надо заработать?
  – Ну, надо.
  – Так вот, ты знаешь – мой первый муж, отец Наташки был еврей…
  – Знаю. Бывает.
  – Странный у нас был брак, по молодости. Да и странный был товарищ. В университет пешком ходил туда – два часа, обратно – два, А по дороге думает работает. И дома спросишь его что-нибудь, а он: «Не мешай, Ирочка, запомни свою мысль, я думаю». Ученый, солнечные батареи все выдумывал. А у меня, с понимаешь, жизнь совсем другая… Развелись. Ему, правда, ходу не давали. Не печатали, на симпозиумы не пускали. Когда мы развелись, он уехал в Израиль. Больше не женился. Живет один с экономкой. Ну вот – в прошлом году была я в Израиле на гастролях, он меня нашел и, представляешь, дом подарил! Дачу на озере. Я ему говорю: мне таких подарков, Наум, не надо, я сам богатая. Хочешь, запиши дачу на внучку. Так он взял переписал на Машку… – Ирина Васильевна помолчала. Надо бы поглядеть, что там. Я не знаю, попаду еще когда в Израиль… У меня гастроли на два года вперед расписаны. И жару я не переношу, да и евреев, если честно, не очень-то. Съездил бы туда ты, Петь, а?.. Взглянул, что за дом. Может сделать что надо… И вообще там люди с хорошими руками нарасхват. Страну заодно посмотришь. Колыбель христианства… Ты в Бога-то веришь?
  – Вот сподобился, – Петр Иванович достал из кармана брюк бечевку с крестиком, надел на шею.
  – В прошлом году вместе с Женькой крестились. С будуна пошли… Когда отдыхаю, – он кивнул на бутылку, – снимаю, грех как-никак.
  – Вот и грехи свои замолишь. В Иерусалиме. Поедешь?
  Петр Иванович выкопал в щепе бычок, раскурил.
  – Там же все по-еврейски говорят.
  – По-русски тоже.
  Петр Иванович в раздумьи взял трущуюся о его штаны Мурку за голубой хвост и со словами «не мешай» кинул кошку за дрова.
  – Петь! Мужик ты или нет?! – Ирина Васильевна пошла в наступление. – Съезди, помоги сватье, беспомощной, слабой женщине!.. – Она рассмеялась. – Поезжай, Петь! Отдохнешь, поглядишь, что за дом, может и подзаработаешь… Там хорошие руки в цене.
  – В пустыню загнать хочешь?..
  – Да, на озере у него дом! На Тивериадском озере. Где Иисус ходил. На яхте покатаешься. У Наума яхта с мотором.
  – С мотором?..
  – Ага. Да и мужик он хороший. Только старый очень и больной.
  – Чем?
  – Чем-чем. Тем самым. Только у стариков это все дольше тянется. Ладно, думай, а я разомнусь немножко.
  Ирина Васильевна пошла по участку. Петр Иванович залюбовался ею. Тоже ведь под шестьдесят, а выступает – пава. Взгляд его сполз вниз по ее статной фигуре и вдруг запнулся: за ажурным высоким башмачком что-то волочилось, как портянка из худого солдатского сапога. Пригляделся: бинт эластичный.
  – Ирина Васильевна, – окликнул он, не зная, как подступиться, – на левой ноге у тебя, не споткнись… – И подхваьил ведро – воды набрать якобы.
  Ирина Васильевна поставила ногу на бревно, задрала брючину.
  – Вот так, Петенька. Звезда, знаменитость. А ты постой тридцать лет у рояля. Булавки маленькой нет?
  Петр Иванович нашел булавку и, присев на корточки, сам заколол бинт. И даже захотелось ему погладить больную ногу. Но не погладил.
  Ирина Васильевна спустила брючину.
  – Ну, поедешь?
  Петр Иванович улыбнулся.
  – А споешь мне?
  – Что, сейчас?
  – Непосредственно. А то ведь я здесь так тобой и не похвастался. Скажут, врет Васин с похмела…
  Гори-и, гори-и… моя звезда!,.
  Председатель садового товарищества прервал подкормку смородины элитного сорта «Минай Хмырев» и замер с вонючим черпаком в руках.
  – Это у кого ж радио в такую силу?! – крикнул он через забор сторожу.
  – Васин развлекается, электру жгет. А ведь киловатт – сто двадцать целковых с августа… День рождения у него, вот и куролесит.
3везда-а любви… Звезда заветная-а!..
  Председатель, заслушавшись, рассеянно пролил пенный раствор себе на ноги.
  – Знаешь, кто поет?
  – Мерцалова, – слегка обиделся сторож. – Ирина Мерцалова. У меня с ней пластинки есть…
  – Погоди, дай послушать,
  Умру ли я, ты над могилою
  Гори-сияй, моя звезда-а!..
  – В Большом театре выступает, – сказал сторож, – Мы с супругой еще на балет с ней ходили.
  – На оперу, – поправил председатель задумчиво.
  Накидано, насоломлено,
  На меня, на атаманку, наговорено.
  Что хотите, говорите – будет все по-моему, А твои штаны в полоску оболью помоями!..
  -То есть?.. – пробормотал ошалевший председатель. – В смысле? Это не радио…
  Возле участка Васина стоял белоснежный «Мерседес». За забором на ошкуренных бревнах восседала не очень молодая красавица. Она пела, простирая роскошные руки к Петру Ивановичу. Тот стоял перед ней со стаканом желтого питья. Ах тын-перетын, Перетыннина, Любовь, как огонь, Перекинется!
  Красавица закончила свою партию. Петр Иванович плесканул из граненой бутылки в ее стакан, они чокнулись, выпили и поцеловались. И только тогда она небрежно заметила:
  – Петя, к тебе гости.
  Петр Иванович обернулся.
  – Заходи, мужики. Сватья моя – Ирина Васильевна Мерцалова.

3 

  …И зря он сомневался насчет экипировки. Встречающие – в основном, мужики – все были в черных костюмах, в шляпах. Только у евреев шляпы черные, а у Петра Ивановича – беж. И рубашки у них почему-то без галстуков. Зато волосня какая-то по бокам. Может, это пейсы и есть? Скорей всего. А у некоторых еще из-под пиджаков бахрома белая вылазит… Так. А кто ж меня встречает?.. Должны с плакатом…
  – Васина кто встречает?! – гаркнул он.
  Из толпы выпростался запыхавшийся лысый бородатый мужик лет сорока пяти в толстых очках. На груди у него висела табличка: «Встречаю Васина Петра Ивановича». Петр Иванович никогда еще не видел свою фамилию, написанную такими большими буквами.
  – С приездом, Петр Иванович! – Лысый без разговоров перехватил у него чемодан с электричеством и, к немалому удивлению Петра Ивановича, не помер тут же на месте. Похилился малость, но попер без особой натуги.
  – Может, тележку взять? – предложил Петр Иванович.
  – У меня машина рядом, метров триста.
  «Дает еврей!» – улыбнулся Петр Иванович, и настроение у него пошло на поправку. Он кивнул на окружающую среду:
  – Тель-Авив?
  – Он самый. Не люблю, Жлобский город. На Бескудниково похоже. Иерусалим увидите, это да!
  В зарубежной машине, иномарке, сидела баба, помоложе лысого, но тоже в очках, правда, не таких толстых. Малость вислоносая.
  – Алка, жена моя, – сказал лысый и только сунул гостю вялую руку. – Миша. По-здешнему, Моше. Так ведь и она по-тутошнему не Алка…
  – А чего, Алла – очень красивое имя, – сказал Петр Иванович, загружая чемоданы в багажник. – Вот Пугачева Алла Борисовна…
  – Петр Иванович, – перебил гостя лысый, – тут вот какие у нас осложнения, не знаю, говорила вам Ирина Васильевна, Наум бен Арон, ну, в смысле Наум Аронович, он… болен. Сейчас ему хуже, положили в больницу. Остановитесь пока у нас, потом разберемся. Алка, падла невеселая моя, врубай, поехали! Кушать хочется.
  Алка устало улыбнулась. Петр Иванович сразу просек, что балабона своего она любит.
  – Курить можно?
  – У нас все можно. Алка, включи мазган. Он же кондиционер.
  – А разве жарко? – искренне удивился Петр Иванович Алка взглянула на него с такой страдальческой завистью что ему стало неловко: – Припекает вообще-то… Как в Сочах.
  – Мишке вот жара хоть бы что, – вздохнула Алка, выруливая на шоссе. – А я помираю. С мая по сентябрь ни одного дождя.
  – Полукровка, одно слово. Лучше скажи, пожрать приготовила? Алкоголь есть в доме?.. Молчит, зараза. Значит пусто.
  Петр Иванович деликатно перевел тему.
  – Природа здесь как в Крыму непосредственно?..
  – Какое! Там рай! Алка сама из Ялты кстати, я ее там на пляже отловил…
  – Ну вот же – вроде пальмы?..
  – Так не росло ж ничего! Посадили. Ничего не было – каменная пустыня… На севере в Галилее получше, Алка, ты мне не ответила на поставленный вопрос: есть в доме жрачка с питьем или нет?
  – Я ж сутки дежурила, – уныло отозвалась Алка. – Но отвлекай меня, а то врежусь. Я работаю, понимаешь?
  – Она работает, а я?
  – Тоже мне работа!.. Сидит до двух в университете, с девками треплется!..
  – Это – да, – скромно подтвердил Мишка, кивая лысой головой. – Очень девок люблю. И они меня, отдать должное, тоже.
  – С такой-то лысиной? – усмехнулась Алка.
  – Борода компенсирует. И вообще: укороти метлу, женщина, следи за базаром.
  Петр Иванович приятно оторопел, уж больно лексикон знакомый. И вопросительно взглянул на Алку.
  – Да не сидел он, не сидел! – засмеялась она. – Он просто книгу пишет по бандитскому языку, по жаргону.
  – И, между прочим, спецкурс веду в Иерусалимском университете, прошу не забывать.
  – А кому ж ты его ведешь, этот курс? – поинтересовался Петр Иванович, само собой перейдя на «ты».
  – Студентам-славистам. Они русский язык всесторонне знать должны. Алка, у нас газета есть? Когда сегодня звезда взойдет?
  Алка достала из бардачка газету и, не оборачиваясь, протянула мужу. Мишка зашуршал бумагой.
  – Та-ак… можно не спешить. Звезда сегодня в семнадцать тридцать две. А сейчас семнадцать тридцать семь. Всё! Спасибо тебе, золотушница моя. Поясняю гостю наши туземные порядки. Вы, Петр Иванович, попали в гости к мудакам. До завтрашнего вечера все магазины закрыты. Алка, тормози у танка, я тебя убью, ты будешь моей прошедшей женой.
  Действительно, на каменистом откосе, поросшем колючим кустарником, стоял крашенный суриком допотопный броневик. Рядом на камне была табличка. Алка останавливаться, разумеется, не стала.
  – Памятник войне сорок восьмого года, – сказал Мишка.
  – Кто победил? – поинтересовался Петр Иванович.
  Мишка на секунду примолк, внимательно разглядывая гостя в зеркало заднего вида. – Как кто? – стараясь погасить в себе удивление, ответил он. – Евреи, конечно. Арабы воевать не умеют.
  – Ну, не скажи-и… Я на Кавказе служил, там грузины…
  – Так то грузины, – перебил Мишка, – а здесь – арапы. Кстати, о грузинах. Вот Иосиф Виссарионович умный был человек, а дурак. В сорок восьмом году своей собственной рукой организовал государство Израиль. Вернее, не запретил, не наложил вето. Хотя евреев, как известно, люто ненавидел. Уверен был, что разреши Израилю сегодня возникнуть, завтра коалиция арабских стран объявит Израилю войну и сметет его с лица земли до основанья, а затем… А перед всем миром Ёся, значит, будет интернационалист и миротворец. Не вышел фокус. Евреи размолотили арабов за себя и за того парня…
  Петр Иванович понимал, конечно, – тюлю порет лысый, однако осаживать Мишку не решался, в гостях как-никак. Только морщился незаметно.
  – А что если нам к арабам заехать? – вслух подумала Алка. – У них все и купим. В Вифлееме?
  Петр Иванович вздрогнул.
  – Да, да! – закивал в зеркале Мишка. – Туда, где Иисус родился! Сейчас там арабский город, одни арабы живут. Машину нашу камнями закидают, а нам отрежут яйца…
  – Поедем в Вифлеем, – твердо сказала Алка, притормозила и стала разворачиваться.
  Мишка покорно сложил руки на животе.
  – Господи Иисусе, спаси, сохрани и помилуй!
  Вифлеема никакого не оказалось. Был прокаленный пыльный пригород без единого кустика. Грязно-белые одинаковые двухэтажные дома с плоскими крышами. Пацаны на замызганных улицах гоняли в футбол. О стену терся осел, и минарет торчал на площади. Поехали дальше и уткнулись в некрасивую кубастую церковь.
  – Храм Рождества, – сказал Мишка.
  – Это… где Иисус родился? – неуверенно предположил Петр Иванович.
  – Точно. Хотите, зайдем?
  Храм Рождества больше был похож на крепость. Двое из трех ворот были замурованы. Алка осталась в машине. Петр Иванович с Мишкой вошли в храм.
  – Шестнадцать веков церквушке, – заметил Мишка.– Остальное все покрушили, поломали, кому не лень, а этот вот не тронули почему-то.
  Они подошли к алтарю. Петр Иванович, не заметив, чуть не наступил на заделанную в пол серебряную звезду. Рядом со звездой надпись. Мишка перевел: «Здесь Девою Марией рожден Иисус Христос».
  Слева от алтаря была большая икона Богородицы. Под иконой стеклянный ящик для пожертвований. Петр Иванович достал портмоне. Засомневался: в одном отделении доллары, в другом – рубли. Мишка помог:
  – Не надо доллары, рубли нормально.
  Петр Иванович вытянул все русские деньги и сунул в ящик.
  Машину за время их отсутствия камнями не закидали, Алку не изнасиловали. Правда, сидела она с поднятыми стеклами.
  Остановились у какой-то лавчонки.
  – Садите в машине, – вдруг приказал Петр Иванович. – Я сам. Нужно будет, кликну. Он зашел в магазин,
  – Салям алейкум!
  Пожилой, обычно одетый араб – костюм, рубашка – перебирал четки. На приветствие кивнул.
  – Из Москвы я, – сказал Петр Иванович. – Русский. Поесть надо. А у них шабат назревает. И выпить. – Петр Иванович выразительно пощелкал себя по горлу и пожевал вхолостую.
  Араб вышел из-за стойки и повел его по магазину. Ткнул пальцем в круглые лепешки: «Пита?» Петр Иванович кивнул, ткнул пальцем в пиво: «Бира?» Опять кивнул Петр Иванович и дальше уже обходился без поводыря. Забуксовал он только на алкоголе. Араб снова пришел на помощь, стал предлагать одну бутылку за другой. На каждой из них был нарисован плод, а водку на растениях Петр Иванович отвергал в принципе. Араб наконец достал с полки большую прозрачную бутылку, на которой по-русски было написано «Водка».
  – Годится, – кивнул Петр Иванович, – Две.
  Расплатился он долларами и подарил арабу притаившуюся в дальнем отделении пятитысячную русскую денежку. Араб от себя кинул в пластиковый мешок Петра Ивановича зажигалку «Крикет» и пакетик орешков. Белозубо улыбнулся.
  – Бай-бай.
  Петр Иванович в знак дружбы пожал сморщенную коричневую лапку араба.
  – Чудеса, – только и сказал Мишка, заглядывая в набитую доверху суму Петра Ивановича.
  Но настоящие чудеса ждали Петра Ивановича позже, уже в Иерусалиме.
  Проезжая часть улицы была перегорожена.
  – Ремонт? – предположил он.
  – Шаба-ат, – плохо скрывая застарелое раздражение, проскрипел Мишка. – Ехать нельзя. Камнями кидать начнут.
  – Арабы? – озабоченно спросил Петр Иванович.
  – Да нет, евреи. Религиозники, хасиды. В шабат ничего делать нельзя. Работать нельзя. На машине ездите нельзя, По телефону нельзя. Дурь, короче. – Мишка поморщился. – Одну войну из-за этого чуть не просрали. Воевать-то тоже нельзя. Евреи молиться ломанулись, тут арабы к налетели. Еле выкрутились. Алка, давай в объезд!
  Машина развернулась.
  – И давно у вас эта канитель?
  – Давненько, – сказал Мишка. – Три тысячи лет, А может, и все четыре. Раньше-то от этого хоть прок был: неделю работаешь, а в субботу хочешь-не хочешь отдыхаешь, сил набираешь, помолишься, подумаешь, как дальше жить…
  -Из машины они вылезли за километр от дома: дом был в полурелигиозном районе.
  – Чего ж вы так не продумали, когда квартиру брали?.. – удивился Петр Иванович, вытягивая из багажника чемоданы.
  Мишка пожал плечами: – Так я же вам сказал; вы приехали к мудакам. Мы сперва квартиру купили, а потом только и стали соображать, что к чему. А продавать вроде жалко, принюхались…
  Возле подъезда карабкалась вверх виноградная лоза с гроздьями черного винограда. Петр Иванович отщипнул – сладкий, типа нашей «Изабеллы».
  Лифт не работал. Почтовые ящики висели косо. Дверка одного была оторвана.
  – Лифт мог бы и работать, – пояснил Мишка, взволакивая чемодан на пятый последний этаж. – Говорю это как профессионал – пять лет в Москве лифтером сидел в отказе. Есть шабатные лифты: кнопки не нажимаешь, лифт сам останавливается на каждом этаже. И Богу хорошо, и грыжи не заработаешь. Это в дорогих домах. А у нас евреи экономят. Выключают на шабат, и все дела.
  Алка потянулась к звонку. В это время из квартиры напротив вышла дама с выводком детей. Алка резко отдернула руку от кнопки.
  – Шабат шолом!
  – Шабат шолом, – ответила дама без особой радости, обозревая подозрительно всю компанию. Потом, слава Богу, стала спускаться. Алка раздраженно повела головой – видать, все это крепко ее доставало.
  За дверью послышался ор.
  – Мири, открой! – крикнула Алка.
  Дверь распахнулась – на пороге стояла маленькая зареванная девочка.
  – ама, набей Пашку. Он меня бьёт!.. Петр Иванович замешкался. Алка махнула рукой:
  – Идите, ничего…

4 

  В большой, изуродованной боем комнате Мишка, нелепо жестикулируя, доказывал что-то огромному – за метр восемьдесят – румяному толстому балбесу в военной форме. Пилотка торчала у балбеса под погоном. Вопил он не по-русски. На просиженной до пружин зеленой тахте валялась незнакомая Петру Ивановичу винтовка, похожая на удлиненный автомат. Покрывало сбилось на каменный пол.
  – Немедленно прекрати, Павел! – орап Мишка. – У нас гость из Москвы! Васин Петр Иванович!
  Павел замолк. Стало тихо. Мерно гудел, поматывая зарешеченной головой, голубой вентилятор на длинной ноге. Мири, точь-в-точь московская его внучка Машка, такая же зубастенькая, высунув от старания язык, на цыпочках подобралась к братану и со всего размаху заехала ему ногой чуть не по зубам. Пашка взвыл, кинулся за сестрой, но та уже нырнула в кухню к матери.
  – Каратэ занимается, – не без гордости пояснил Мишка, – Третий год.
  В комнату заглянула Алка.
  – Петр Иванович, идите сюда, пускай сами разбираются,
  Кухня была такая же, как у него в Чертанове. Гарнитурчик едкого для глаз салатного цвета, плита чистая, без прижарок, посуда на полочке… Но вот тараканы!.. Отдан должное, у него тараканов не было, а здесь расхаживали по-хозяйски.
  Мири сидела в углу кухни на табуретке, разглядывала комикс и одновременно ошкуривала банан.
  – Хочешь? – спросила она Петра Ивановича, протягивая ему фрукт. Петр Иванович отрицательно помотал головой.
  – А кошки нету?
  – Тут и без кошки зоопарка хватает, сами видите, – отламывая у дочери полбанана, сказала Алка.
  Петр Иванович не случайно спросил про кошку. Уж больно Мири похожа была на Машку, внучку Ирины Васильевны, ну и его выходит, непосредственно, несмотря что от первого брака. Когда Машку привозили к нему на садовый участок, обычно вечером в пятницу, Петр Иванович прекращал стройку, и они шли на пруд. Машка с разбегу кидалась в черный, неприветливый, холодный от ключей пруд, проныривала его насквозь, потом долго не отзывалась на его крики. Это была их игра в водяного, хотя каждый раз Петр Иванович был не до конца уверен, что Машка откликнется.
  Потом шли домой. Петр Иванович варил суп-кондей и учил Машку кухарить: кидал в кипяток все, что было в доме и росло в огороде: вермишель, картошку, капусту, репу; морковь, свеклу, лук, чеснок, зелень, крапиву, лебеду, яблоки ветхие, горсть ягод. Туда же разбивал три яйца. Варился кондей на свиной голяшке, либо на обрывке свиной же кожи, или за основу шла часть свиной башки. Короче говоря, Машка уплетала варево только так. А привезенный припас оставался почти нетронутым. Вечером Машка укладывала спать Полкана, рыжего старого кота, бессменного отца всех Муркиных детей. Петр Иванович смастерил для него тюфячок, одеялко. Машка укладывала старого кота на матрасик, покрывала попонкой и выпрастывала ему лапку поверх одеяла. Полкан вяло выбирал лапку. Машка снова выкладывала лапку поверх. Полкан опять прятал ее. Через некоторое время Машка своего добивалась – обессилевший Полкан засыпал с лапкой поверх одеяла.
  Настал черед доставать гостинцы. Петр Иванович выложил на стол буханку бородинского, розоватое сало с прохилками, три банки килек пряного посола. От приятного занятия его отвлек непривычно крупный таракан, который дойдя до края стола, вдруг взял и полетел. Петр Иванович возмущенно проводил его взглядом.
  – Это ладно. Насекомых мы ликвидируем, – решил он вслух. – Это я умею.
  – А вот она не умеет! – поспешно выпалил Мишка. – Биолог, кандидат наук!.. Мало того, пять лет уборщицей ишачила, когда в отказе сидели! Все без толку!
  Алка молчала, устало сгорбившись на табуретке, собираясь с силами.
  – Алла, – не удержался Петр Иванович, – ты меня; извини, конечно, но детей твоих, Алла, надо лупить. Посмотри на себя: заморенная, как морская свинка. Куда же это к черту?.. Так ведь можно и ласты склеить непосредственно.
  – Как-как? – оттопырил ухо Мишка, выдергивая из-за ворота майки ручку. – «Ласты склеить»? – и записал на ладони, потому что Алка успела вовремя вырвать у него журнал мод.
  – Помереть, в смысле, – кивнул Петр Иванович, а про себя подумал, что если дело пустить на самотек, то пожрать сегодня не придется.
  – Аллочка, давай курячьи ножки в духовке зажарим, Духовка работает? – И, не дожидаясь ответа, вытянул из духовки противень. Достал ножки – он их приметил, когда водку клал в холодильник для охлаждения. Отсчитал пять штук по количеству едоков.
  – Почему так мало? – озабоченно спросил Пашка, неожиданно появившись на кухне. – Я много буду кушать, тебе разве мама не говорила?
  – Не успела, – сказал Петр Иванович, посыпая курей незнакомыми приправами. – Перец где? Пашка отыскал перец.
  – Ты, Павел, если в кендюх будешь харч кидать непосредственно, такой пупин отрастет, что башмаки зашнуровать не сможешь.
  Но Пашка не отставал.
  – Положи мне, Васин, пожалуйста, еще две ноги. Пожалуйста.
  Мири оторвалась от комикса.
  – Васин, не дай ему, пожалюйста, есть ноги. Он ест все наши шекели.
  Петр Иванович удивился, с какой легкостью этот толстый и соплявка эта стали называть его на «ты» и «Васиным». Главное, почему-то не было обидно. Уж больно Пашка вежливо слова произносил. По-иностранному как-то, а у пигалицы вообще смешно получалось.
  Петр Иванович положил на противень еще одну ногу.
  – Всё. И чтоб без претензиев. У тебя родители не миллионеры. Машину взяли, квартиру купили, а ты еще жрешь, как потерпевший. Ясно?
  – Спагеттей побольше, пожалуйста, – твердил свое Пашка. – Если в шкафу не имеется, у нас есть резерв. Мама, где у нас резерв?
  – Не трог мать! – Петр Иванович укоризненно покачал головой, но полпачки макарон все же дозасунул в кипящую кастрюлю. – Всё.
  Но Пашка продолжал нависать над кастрюлей.
  – Я смолоду тоже здоров был жрать, – сказал Петр Иванович, помешивая макароны. – В войну пацаном наголодался… У нас в деревне немцы стояли. Охотиться любили. А зайцев несмотря почему-то не ели. Повар у них Макс в нашей избе поселился. Сварит ведро супа перлового и на помойку волочит – солдаты, мол, с зайчатиной жрать отказываются. А мне мигнет. А вместо, чем на землю, мне в кастрюлю перельет. Потом узнали – за Можай Макса загнали.
  – Зачем?
  – За суп. За то, что меня с матерью тишком подкармливал. Не положено. А вообще у нас немцы были люди, как люди. Матушка моя, если б грамотная была, ушла бы с ними. У нас много с немцами ушло…
  – Врешь! – крикнул Пашка.
  – Рад бы, Павел, поднаврать малку, только это голая правда.
  – Павел, немедленно извинись перед Петром Ивановичем – взвизгнула Алка.
  – Да ладно, Аллочка. Мне бы сказали, я бы тоже не поверил. Было, куда денешься. Люди как люди. А вот ваших они несмотря передушили сто миллионов.
  – Десять…
  – Какая разница, где десять, там и сто. Вот как это понять, не знаю… – И, чтобы перебить тему, сказал Пашке: – У тебя вон синячина под глазом. Только тройным одеколоном. Слушай лес, что дубрава говорит…
  Петр Иванович вскрыл банку, выложил кильки на тарелку, посыпал лучком.
  – Васин, – сказал Павел, озабоченно наблюдавший за действиями гостя. – Голову у рыбы сними и хвост сними – так кушать нельзя.
  – Иди-ка ты, Павел, лучше стол накрой, – отправил его Петр Иванович. – И туда и сюда – один не управлюсь. Водка, вынутая из морозильника, текла медленно и тягуче, как жидкий кисель. Пока выпивали и закусывали, Пашка умял две куриные ноги и сейчас приноравливался к недоеденной отцовой. Наконец, выбрав удачный момент, сдернул с отцовой тарелки недоедок. Мишка в это время отвлекся на телевизор, где арабам собирались передавать Голанские высоты. Не отрываясь от экрана, он ткнул вилкой в пустую тарелку, близоруко склонился над ней и заорал:
  – Пашка; сволочь, верни отцу мясо!
  Петр Иванович уступил хозяину свою неначатую еще ногу.
  – Кильку без водки не есть! – скомандовал он, заметив, как Павел, умявший курей, нацелился на кильку. – Не положено.
  – Васин, – робко сказала Мири, – а можно мне кильку без водки?
  – Возьми, – разрешил Васин. – А тебе, Павел, со всей апломбой заявляю: будешь притеснять сестру, увезу ее к себе на дачу. У меня там кот Полкан, Мурка с выводком. Умная такая кыса эта Мурка: поймает грызуна и несет свою жертву детям, а ведь ничего не кончала. Машка, внучка у меня есть. Скоро внук будет.
  – А у тебя дети есть, Васин?
  Петр Иванович опешил.
  – Если внуки есть, стало быть, и дети есть. Игорь. Врач на «Скорой помощи». Кто заболеет, любого вылечит. И еще у меня сватья, певунья знаменитая. Ох, баба! Красавица!.. Живем все дружно, только по-разному нитку сучим.
  – Васин, а тебе сколько лет? – вдруг спросила Мири,
  – Мне? Шестьдесят один.
  – Ты тоже имеешь красивую жену?
  Задумался Петр Иванович. !
  – Не очень-то.
  – Странно, – задумчиво сказала Мири по-взрослому. – Ты имеешь сексопиль. Ты знаешь, что такое сексопиль?
  – Мири! – одернула ее Алка. – Не приставай к человеку. – Она сунула Петру Ивановичу колесико ананаса. Но Петр Иванович ананас отверг.
  – От ананаса у меня узда зажевывается. Во рту заеда получаются, кислота теребит… Лучше я покурю, пожалуй. Мири пододвинула к нему пепельницу.
  – Рассказывай, пожалюйста.
  – Да что рассказывать? Один я остался, как сундук с товаром. Шутка такая. В общем это все ерунда непосредственно. Катер вот у меня сгорел – это жалко…
  Поели-попили. Алка, нарушая шабат, ушла в ванную включить стиральную машину. Отключится она сама по себе, все выстирав, отжав и просушив. Так что если навредит шабату, то самую малость.
  Петр Иванович сытый, довольный откинулся на спинку дивана. Растегнул рубаху.
  – Мири, мне Машка заказала привезти лошадь для Барбия. Кто такой Барбия?
  – Это просто, – кивнула Мири, – это мы купим. А что у тебя висит на шее? – Она пересела поближе. – Покажи, пожалюйста.
  – Крест православный. Павел, включи!
  Пашка, кряхтя, включил вентилятор. Но прохлады он не добавил, только месил жару.
  Петр Иванович снял с шеи крест.
  – Каждый человек русский должен носить крест. Ты, например, Мири, человек еврейский, тебе крест тоже подходит…
  – Ну, не совсем, – улыбнулся Мишка, не отрываясь от Голанских высот.
  – А ты чего не разливаешь, Михаил? Ты что, с водкой «на фе»? Смотри, приходить не будет.
  – Где ручка, Пашка? – крикнул Мишка. – И бумагу.
  – И еще: убить – гасить в шубу, – довольный своей нужностью, сказал Петр Иванович. – Записывай, Павел, подмогни отцу.
  – Я не умею писать по-русски, – виновато опустил голову Пашка, протягивая отцу ручку. – И читать по-русски не умею. Не ругай меня, Васин, пожалуйста.
  Петр Иванович опешил. Такого он не ожидал.
  – Не понял. Раз просишь, ругать не буду. Но все равно – не понял. А эта, мелкая? – он кивнул на Мири.
  – Я тоже не умею, – радостно отозвалась девочка, вылизывая остатки мороженого из коробки. – И читать, и писать. Мишка разлил водку.
  – Не впрягайтесь, Петр Иванович, – он чокнулся с гостем. – Мы с Алкой ничего не можем поделать. Не хотят, сволочи. Может, убить?
  Петр Иванович молча выпил и крякнул как положено.
  – Ну, ладно. Так на чем тормознулись? Насчет креста?
  – Я вот что ношу для Бога, – Мири вытянула из-за ворота маечки серебряную шестиконечную звезду на цепочке. – Мой могендовид. Хочешь, он будет твой? Но ты ведь не еврей, ты можешь иметь проблемы с твоим Богом…
  – Бог, Мири, запомни, один на всю хиву, – наставительно сказал Петр Иванович и для серьезности разговора даже застегнул рубашку на последнюю душную пуговицу. – У одних он – Будда, у русских – Христос, у чурок – Аллах… Тут главное – вера.
  Мири стянула с себя цепочку.
  – На. Петр Иванович, не ожидавший такого поворота, вопросительно взглянул на Мишку. Мишка зевнул, лениво пожал плечами. Петр Иванович прицепил могендовид на одну бечевку с крестиком.
  – Ну, тогда будем здоровы!
  – Лэ хаим!

5 

  Суббота. Шабат в разгаре.
  С утра опохмелялись, но не слишком.
  – А что, музей открыт сегодня? – поинтересовался Петр Иванович. – Достопримечательности непосредственно?,, – «Метро закрыто, в такси не содют…» – пропел Мишка. – Шабат во всем околотке. Алка в лаборатори сегодня дежурит. Пашка! Будешь поваром.
  – Ага, – въедливо усмехнулся Петр Иванович. – В лаборатории, выходит, можно. Не возбраняется. Гляди-ка: интересно: то понос, то золотуха. А музей, значит, аля-улю По правде-то говоря, Петру Ивановичу не больно хотелось на экскурсию. Это он скорее, чтоб хозяев не обидеть. Тем более, где Христос родился, он уже видел. В Вифлееме Где харч покупали.
  – А что если Петр Иванович у нас на крыше позагорает? – предложил Мишка. – Павел, отнеси гостю матрац.
  Настроение у Петра Ивановича было отличное. Да у него всегда было хорошее настроение, кроме когда живот с перепоя гудел или остеохондроз в руки стрелял. Или – не к стол; будь сказано – в мошонку. От хребта туда боли иной раз отдавались. Но, это все чепуха, так сказать непосредственно Главное, жив. В оккупации не подох; после войны голодуха – снова живой; отец в штрафбате сгинул, матери на переезде «кукушкой» голову отсекло – обратно живой! И на зоне не пропал. Там, правда, уже взрослым был. Бога гневить не надо Главное, чтоб из жопы пыль не шла!
  – Ладно, Михаилу не мни водку! – весело призвал он хозяина. – По последней, и – на крышу!
  Плоская крыша, залитая раскисшим от жары гудроном была густо заставлена солнечными батареями: их-то, оказывается, и выдумал на весь Израиль, а также для. всех арабов Наум Аронович, первый муж Ирины Васильевны. Ячеистые стеклянные щиты батарей уставились в синее прокаленное небо. В некоторых ячейках стеклышки были выбиты, в пробоинах валялись окурки, смятые «пачки сигарет и даже пустые банки из-под пива. На веревках между солнечными батареями сушилось разноперое белье. Рядом стояло несколько стульев из белого пластика, такой же столик на невысоких ножках.
  Петр Иванович, покуривая, облокотился о заграждение – обозревал субботний иерусалимский двор. Пашка притащил на крышу матрац, пепельницу и зачем-то еврейскую газету. Он стоял рядом с гостем, готовый комментировать происходящее внизу и вокруг.
  – Дай я покурю из твоей сигареты, – робко попросил он, поглядывая на дверь.
  Петр Иванович удивился, но оторвал у беломорины обмусоленный конец, сунул папиросу Пашке.
  – А мать узнает?..
  Пашка задымил отчаянно и башкой замотал: не узнает.
  – Васин, а что ты ешь, чтобы от тебя не пахло с водкой? – поинтересовался он, выпуская дым колечками.
  Петр Иванович пожал плечами.
  – Ничего такого не ем. Закусываю активно и все. Лучше суповину, похлебочку… Хватит тебе курить, дурака валять! – Он перегнулся через парапет. – Рассказывай, чего тут? Куда это они? В церкву, грехи замаливать? Пускай, дело Хорошее.
  Внизу евреи, все в черном, все как один в очках, шли в синагогу. Вернее, – как объяснил Пашка – в пять синагог, помещавшихся в одном длинном, похожем на барак строении с разными входами.
  – А рядом что? – Петр Иванович отобранным у Пашки окурком показал на непонятное сооружение, напоминавшее перевернутый горшок.
  – Миква. Бассейн для женщин, когда водой так делают.
  – Баня, что ли?
  – Только без мыла. Баня для религии.
  Петр Иванович вспомнил правила гигиены на Кавказе, где он служил пять лет, и, чтобы не конфузить дальше парня, остановил расспрос.
  – Ясно. Почему все в очках? По религии?
  – От книг зрение уменьшается.
  – Отец и мать у тебя почему в очках обоя?
  – Они ученые были в Москве, кандидаты наук.
  – А здесь, выходит, не заладилось? – посочувствовал Петр Иванович.
  – У папы с работой проблемы, – Пашка кивнул чуть виновато: – нагрузка маленькая и кончается грант в университете… А мама имеет работу в больнице, но – анализы: кровь, моча…
  – Кал, – продолжил; перечень Петр Иванович. – Выходит, глаза-то они себе еще в Москве посадили? Ясно. Ну, они-то хоть ученые, а эти? – он потыкал вниз мощным прокуренным пальцем. – Чего эти вот под мышкой с собою целую библиотеку тащат? Дома почитать не могут?
  – Им везде положено читать, – сказал Пашка, явно думая о другом. Чего-то он хотел, но стеснялся сказать. Потом все-таки решился: – Ты кушать не хочешь, я могу нести сюда? Скажи, Васин.
  Петр Иванович рассмеялся.
  – Ну и проглот ты, Пашка. Поясни мне еще чуток, и покушаем. Почему кто в шляпах, кто в тюбетейках. А вон и вовсе в малахае меховом пилит?
  – Все хасиды, но все по-разному.
  – А вон с мальцом в халате стеганом, этот кто?
  – Опять хасид.
  Петр Иванович агрессивно закряхтел и стряхнул пепел не в пепельницу, стоявшую на ограждении, а вниз, где возле подъезда сидели с детьми бабы в одинаковых прическах.
  – Это знаешь, как называется?! Это сектанты называется! Непосредственно. У нас их на кол сажали и в избах жгли, чтоб не баловали!
  Пашка, не желая включаться в компрометирующий его страну разговор, сделал вид, что углубился в газету. А может и правда, читал.
  – Чего там? – буркнул Петр Иванович, недовольный что на старости лет сцепился с мальчишкой.
  – Голаны арабам отдают, – повторил Пашка фразу, сказанную вчера отцом.
  – Ну и что? На всех земли хватит, ладно уж вам чурок пригнетать. Я вон когда в армии служил, в дивизии Дзержинского, у нас поперву-то тоже над чурками мудровали. Мне не понравилось. Пару раз в клюв кое-кому дал и прекратил безобразия. У меня с левой хорошо идет.
  Пашка тяжело, как взрослый умудренный жизнью человек, вздохнул и сложил газету.
  – Васин, ты этого не поймешь, Они стрелять начнут. Или взрывы делать. Как раньше.
  – Ну уж так уж?
  – Васин… Когда первые поселенцы землю, как это по-русски, – делали?
  – Обрабатывали, – подсказал Петр Иванович.
  – …обрабатывали, арабы стреляли по ним. Пришлось ездить в тракторах с броней. Землю делать. А когда делали землю руками, томаты и прочее так дальше – рядом был автомат. У мужчин, у женщин, у детей даже. И старые тоже имели вооружение. Так было.
  – Не врешь? – Петр Иванович почему-то безоговорочно верил этому жирному балбесу. – Ну, так нельзя. Та люди не делают. Война войной. А крестьян на поле зачем! Тут арабы не правы. За это надо наказывать.
  Петр Иванович совсем не собирался вступаться за евреев, но за них вступалась деревенская его душа.
  – Ладно! – оборвал он неприятную тему. – Скажи лучше, почему вот у баб лица, в основном, приятные, одеты чисто, даже, можно сказать, модно, а прически одинаковые? Опять религия?
  – Опять, – засмеялся Пашка. Почему-то здесь, на крыше, с Петром Ивановичем он стал говорить по-русски нормально, не как вчера. – Это не прически. Это парики. Из волос.
  – А под париком?
  – Бритвой так делают – Пашка погладил себя по голове.
  – Броют? – ахнул Петр Иванович. – Налысо? А… мать твоя?.. Алка, в смысле, тоже?..
  Пашка, заливаясь хохотом, схватился за живот.
  – И нечего ржать… – недовольно пробормотал Петр Иванович, понимая, что сказал что-то не то, но не понимая – что. – Ладно, иди уж, жратву тащи…
  Пашка, продолжая хохотать, мигом скатился с крыши. Но, похоже, не за одной жратвой, а чтоб и семью посмешить. Только чем вот?..
  Вслед за Пашкой, который минут через пять приволок обед с ледяным пивом, показались на крыше и Мишка с Мири. Они весело лопотали что-то между собой по-ихнему и, смеясь, поглядывали на Петра Ивановича. Мири сразу бросилась к парапету, выискала внизу какую-то товарку и тоже начала лопотать ей что-то смеясь, на своем еврейском. Петр Иванович, которого не оставляли сомнения, подошел и наклонился над ее головой, пристально изучая макушку. Потом протянул руку и, погладив девочку по голове, несильно дернул ее за волосы.
  – Ай! – взвизгнула Мири.
  Пашка с Мишей, молча наблюдавшие за действиями Петра Ивановича, опять покатились с хохота.
  – Да парики – это только у хасидок, когда они идут жениться!.. – задыхаясь и вытирая проступившие от смеха слезы, проговорил Пашка.
  Посмеялись уже все вместе. Потом принялись за обед.
  – Миша, объясни ты мне, Христа ради, – сказал Петр [Иванович, нарезая окостеневшее в холодильнике сало. – Вот все талдычут у вас про терроризм. Да и меня вчера два с чемоданами шмонали. Ну, когда война, это я понимаю. А сейчас? Да и кого взрывать, скажи на милость? Этих? – Петр Иванович, брезгливо сморщившись, простер руку в сторону двора, где внизу мельтешили евреи. Он за ними опять успел понаблюдать, пока Пашка отсутствовал. Спешили они по своим делам молча, сосредоточенно, и эта их повышенная деловитость производила какое-то несерьезное впечатление. Будто придуриваются, в бирюльки играют. – Ну кому их взрывать?!
  – В общем-то да-а… – протянул Мишка. – Эти-то, может, и не очень нужны. Но…
  Но что «но», так и не сказал, а принялся за курицу. Петр Иванович решил, что опять сунулся куда-то не туда, и не стал допытываться. Помолчав, он тоже выломал у холодной курицы ногу, полил ее кетчупом. Закончив с курицей, заел картофельной служкой – чипсами. Допил пиво.
  После обеда посидели еще, покурили. Мири опять отправилась к парапету, свесилась вниз, что-то выискивая там глазами. Но Петру Ивановичу крыша уже осточертела, а загорать – так у него и на даче загара хватает.
  – Слушай, Миш, – сказал он, – если транспорт не работает, так ведь можно и пехом, по карте? А?.. Я думаю, просмотреть маршрут поточнее непосредственно и вперед с песнями… Как считаешь, Миш?..
  – Попаля, попаля! – радостно завопила вдруг Мири. –Я в мальчика внизу плювала и попаля. Я несла Гюле уроки, был шабат, он меня биль.
  – Нормально, – недовольно сказал Петр Иванович, думая о своем. – Взрослых перебиваешь…
  – Васин, ты не любишь теперь меня?
  – Люблю, люблю… Понимаешь, Миша, своими силами хочу добраться до Гроба Господня. Ты мне адресок черкани по-русски и по-жид… по-еврейски. Не заплутаю. А заплутаю, прогуляюсь.
  Мишка почесал лысину.
  – Пашка?
  – Папа, я очень устал. Оставь меня, пожалуйста, в моем покое.
  Мири подняла руку как школьница.
  – Можно я с Васиным пойду в Старый Город?
  – Ты? А почему бы и нет? – Мишка положил руку на плечо дочери. – Значит так. Идете в Старый Город. Покажешь Гефсиманский сад. Крестный путь. Стену Плача. Повтори.
  – Мы покупим…
  – Вы ничего не покупите, – нахмурился Мишка. Мири тоже нахмурилась и, по-отцовски повторяя интонацию, сказала мрачно:
  – Мы ничего не покупим. Васин будет молиться в Стену Плача…
  – Не надо ему молиться в Стену Плача! – рассердился Мишка. – Просто покажешь. Потом где Иисус ходил…
  – Не надо ему молиться в Стену Плача! – воскликнула Мири. – Просто покажешь! Так?
  Мишка кивнул. Потом почесал свою наморщенную лбину:
  – Жалко, черт… Там по пятницам монахи-францисканцы ходят по Крестному пути. К ним хорошо бы пристроиться. А, может, и сегодня кого нелегкая занесет, почему нет?!
  – Главное, где Иисус с мучениями ходил непосредственно, – уточнил на всякий случай Петр Иванович. – Не устанет она? А то я и в одинаре могу без проблем.
  – Я сильная! – Мири сердито погрозила ему кулачком и, не говоря ни слова, встала на руки. Прошла по крыше туда-обратно, лавируя между солнечными батареями: возвращаясь, угодила в пододеяльник, но, потоптавшись немного, выпуталась и затихла в сторонке, покусывая ноготок.
  Петр Иванович захлопал в ладони.
  – Прошу прощения.
  Подозрительными, напряженными взглядами Провожали Васина с Мири дворовые евреи. Очаровательный рыжий пацаненок лет пяти, еще без очков, но уже с длинными до плеч пейсами, подбежал к Мири и что-то залопотал ей угрожающее. Мири показала ему язык. Пацан, явно озадаченный, запихал палец в нос и тоже высунул язык.
  – Ми-ри-и! – донесся сверху голос Мишки.
  – Чего?! – крикнул Петр Иванович, задрав голову. – В арабском квартале поаккуратней как-нибудь!..

6 

  Ну и город! Что за город! Улиц не было вовсе. Они шли по проезжей части шоссе, серпантином спускавшегося с верхотуры в котловину, к центру. Правда, и машин не было. Солнце лупило в темя, но Петр Иванович предусмотрительно надел шляпу. Пальм не было, зато по обочинам росли кактусы в человеческий рост, колючие, как положено.
  – Здесь можно раздеть себя, – сказала Мири, – а в Старом Городе надеть.
  Петр Иванович послушно снял рубашку, сложил ее, как в прачечной, убрал в пакет. Мири тем временем достала из красного рюкзачка пластмассовую бутыль с водой, принялась жадно пить, косясь на татуировку полуголого своего спутника. Потом завернула на бутыли крышку, спрятала, отобрала у Петра Ивановича пакет с рубашкой и аккуратно сложила в рюкзачок, «Бабенка маленькая», – усмехнулся Петр Иванович.
  – Зачем тебе это? – она ткнула пальцем в плечо Петра Ивановича, на котором красовалась роза.
  – Это когда я был в неволе, мы так делали. В тюрьме,
  – Зачем ты быль в турме?
  – Негодяя побил.
  Жара была не жаркая, с ветерком, прям-таки курортная. Иерусалим раскинулся по далеким оплывающим холмам бело-розовыми домами, похожими на россыпь камешков. Дома иной раз вырастали из ущелий, возле обрывов. Петр Иванович шел легко, насвистывая романс Ирины Васильевны.
  Неожиданно из-за поворота завиднелся Старый Город. В самом центре его горел на солнце золотой купол.
  Петр Иванович остановился.
  – Гроб Господень, – хрипло пробормотал он, засовывая незажженную папиросу в карман.
  – Мечеть Омара, – бесстрастно поправила его Мири, продолжая рассматривать пронзенное сердце на другой плече. – У нас тату делают цветные. Хочешь, и тебе сделают? Я буду делать на моей ноге здесь. – Она задрала юбочку. – Посмотри. Я буду делать тут, у-у, как это по-русски?.. Батерфляй. С крылами такую… бабочку.
  – Ляжку-то зачем портить? – буркнул Петр Иванович, – Где ж Гроб Господень?
  – Я не знаю, – пожала плечиками Мири. – Храм царя Соломона сломаль Навуходоносор… Посвистуй еще…
  – Насвистелся уже. Ладно, хрен с ним, с Соломоном. Гроб Господень должен быть непосредственно…
  Странное дело, они были уже недалеко от центра города, а где-то совсем рядом блеяли овцы, козел вроде замекал. Петру Ивановичу хотелось передохнуть перед дальнейшей экскурсией, но на травке не больно-то посадишь: с виду зеленая, а на самом деле – опять колючки.
  – Пойдем через Львиные ворота, – сказала Мири. – Здесь наши парашютисты на танках в Старый Город поехали и катались шесть дней всю войну…
  – Здесь Иисус Христос на осляти въехал! – наобум перебил ее раздраженно Петр Иванович. – А вы его распяли непосредственно…
  – Не знаю, – капризно изогнула губы Мири. – Танки катались и победили арабов…
  – Чего вы все: арабы, арабы? Арабов они победили…
  – Потому что евреи самые умные и самые сильные. Как ты. Ты рубашку сделай. – Она достала из рюкзака пакет.
  – Самые умные, главное дело, – бурчал Петр Иванович, заправляя рубашку. – Арабы вон математику выдумали, спирт, порох…
  – У тебя рубашка сзади не так. – Мири обошла его и засунула в брюки незабранный кусок. – Порох китайцы выдумали. Ты покупишь мне айскрим?
  – Кого?
  – Лед сладкий. А себе ты покупишь биру, пиво.
  На площадке перед воротами с львиными мордами лежал плешивый оседланный верблюд. Он жевал вхолостую, по привычке.
  – Близко не подходи, – Петр Иванович взял Мири за руку, – Оплюет.
  К верблюду подошла толстая туристка с фотоаппаратом. Эх, забыл фотоаппарат попросить! Верблюд даже башки не повернул в ее сторону. Туристка забралась на него, верблюд по частям поднялся и, покачивая худыми, развалившимися в разные стороны горбами, медленно побрел по пыльной площади, ведомый под уздцы арабом в белом длинном плаще.
  Петр Иванович огляделся. За столиком пили пиво мужики европейского вида в шортах, в панамках с козырьками; араб соломенной метлой шоркал улочку; две пожилые туристки с розовыми воздушными прическами тыкали пальцами в карту – выбирали маршрут.
  В стороне во что-то играли чернявые парни, окруженные любопытствующими. Петр Иванович подошел поближе. Точно, в наперстки. Как в Москве грузины. Лихая бригада! Все то же – он сразу понял. Бугор гоняет наперстки, а двое подставных выигрывают без перерыва, заманивая лохов. Вот и свежий дурак попался, не турист, из местных. Выиграл раз, выиграл два, а потом стал проигрывать.
  Невдалеке остановился джип. Из джипа вышли два молодых парня, тоже туристического типа, тоже в шортах. Здоровые. Какие-нибудь скандинавы шведские. Неспешно поозирались, закурили и подбрели к играющим. Неужели и эти дураки? Постояли, посмотрели. Потом один без особой поспешности заехал бугру по затылку, схватил его руку и замкнул на ней браслет. Второй браслет он даже не стал раскрывать, просто держал пустое кольцо в кулаке. Подручные бросились наутек. Полицейский лениво крикнул им вдогонку два слова, показывая на арестованного; мол, все равно же он вас заложит. Парни остановились к понуро поплелись к джипу. Туда же пошел и второй полицейский – принимать товар.
  Держа в поводу бугра, полицейский ногой расшвырял наперстки, выплюнул сигарету, снял черные очки, презрительно оглядел собравшихся и процедил сквозь зубы: «Фра-ерин!» Потом он отомкнул бугра и без слов заехал ему по загривку, сильно, но лениво, будто паута надоедливого хлопнул. Фраер припал к земле, немного поверещал пошел к машине своим ходом.
  Петру Ивановичу стало немножко не по себе, неудобно. Ловят их, для нашего же блага, а мы, как олухи, потакаем, смотрим. Правильно сказал мент: фраера.
  – Мы можем идти, где Стена Плача, или где ваш Иисус Христос гуляль с мучениями, – перебила его невеселые мысли Мири.
  – Куда ближе?
  – И туда, и туда, – Мири сосала розовое прозрачное мороженое и, глядя на него снизу вверх, терпеливо ждала ответа. Петр Иванович решил посмешить девчонку, устала ведь. Присел на корточки спиной к туристам, плюнул на ладонь, ребром другой ударил по плевку – слюна метнулась вправо.
  – Мы в ремеслухе так вопрос решали непосредственно. Куда летит, туда идем.
  Мири вытерла задетую плевком щеку и сама повторила процедуру. Маршрут опять лег вправо.
  – Стена Плача, – сказала она. – А на верблюде гулять не будешь?
  Дорога к Стене Плача шла кривенькими улочками. Мимо сновали туристы, то и дело сворачивая в бесчисленные лавчонки, набитые медной посудой, побрякушками, сластями, кожаными изделиями, преимущественно ярко-рыжими. Лавки располагались не на самих улочках, а в выдолбленных стенных нишах. Снаружи висела только мелочевка, чтоб не мешать проходу: цветастые платья, косынки, шарфы…
  Продавцы зазывали покупателей, но невесело как-то зазывали, будто трудодень отрабатывали. Никакой ожидаемой Петром Ивановичем восточной активности. С чего же они тогда навар делают? Может, наркотой приторговывают?..
  От запахов пряностей, приправ, маринадов, кофейного духа пощипывало ноздри. Петр Иванович старался держаться солидно, особо не балдеть. Хотя, конечно, неплохо было бы распросить Мири, что за приправы в таком изобилии, чему соответствуют по-русски. Может, и прикупить чего-нито. Его так заинтересовали маслины всех сортов и размеров, что он остановился, забыв про сдержанность. И еще лучки маринованные, маленькие, беленькие, с ноготь величиной в ушате у араба медном плавали. Тоже бы спросить рецепт, наверняка не сложно. Соления у Петра Ивановича круглый год, но можно было бы разнообразить. Хохла-соседа позлить, думает, один он умеет.
  Народ тек тугой струей по улочкам, в основном туристы, но иногда и местные мелькали. Вон две бабы пошли в длиннополых темных платьях, головы обмотаны белыми татками, как у наших баб на сенокосе. Один турист навел на них фотоаппарат, а они – хоп и увернулись. И правильно, тут тебе не моды Слава Зайцев показывает, не театр.
  Стену Плача сторожил солдат. Он стал проверять Петра Ивановича машинкой. Тот усмехнулся.
  – Зачем вы смеетесь? – по-русски спросил солдат. – У нас есть террор.
  – В кого террор? – презрительно спросил Петр Иванович и прошел вместе с Мири на территорию Стены.
  Стена была с трехэтажный дом. Серая, изъеденная временем, ноздреватая, как пемза. Слева молились мужики, справа, за оградой – женщины. По Стене расхаживали автоматчики. Чуть в стороне из выкопанных котлованов высовывалась опалубка: историки искали старину. За Стеной горел купол мечети Омара.
  – Там арабский Иерусалим, – сказала Мири притомленным от затянувшегося гуляния голосом. – Я буду ждап тебя там, – она показала на крытую галереечку.
  Петр Иванович подошел ближе к Стене, остановился метрах в десяти перед ней, возле ограждения. Дальше не пошел: не хотел менять шляпу на дурацкую картонную кипу-тюбетейку, которую брали посетители в коробе с той стороны забора при входе. Хотя в черных шля вон молятся за милую душу. Но у него же не черная – беж. Может, на цвет убора тоже регламент непосредственно?
  – Курить можно?! – крикнул он вдогонку Мири. Та кивнула.
  Петр Иванович закурил, облокотился на заборчик.
  Разный возраст стоял у Стены, кто с книжками, кто без. Но все, как один, подергивались верхней половиной туловища туда-сюда, вперед-назад, даже смотреть неловко. Причем, песен, псалмов там, не пели. Всухомятку дергались. Ихнее дело. А у нас в церквах, когда бате руку лижут или на полу валяются грязном, или иконы всем гамузом мусолят? Тоже ведь не каждому по нраву. А этим вот подергаться; может, хочется, ну и пусть себе…
  В Стену, на высоте человеческого роста, в трещины выбоины вставлены были свернутые бумажки. Наверное, как у нас: за здравие, за упокой? Типа молебна. Только здесь без попа, прямо Господу Богу адресуют непосредственно. Это правильно. И короче. : ..
  Насмотревшись на Стену, Петр Иванович неспешно побрел, закинув руки за спину, в сторону Иисуса Христа, Рядом плелась Мири. Она совсем, видать, притомилась Петр Иванович взял ее за руку.
  – Поговори со мной, – попросила она. – Ты не злой?
  – А зачем мне на такую хорошую девочку злиться? – Петр Иванович погладил Мири по голове. – Вспотела, – вытер ладонь о брюки. – Про что рассказать?
  – Про русское.
  – Про русское?..
  Петр Иванович помолчал. Вспомнил, как он решил сходить на Пасху в церковь. Пришел вечером. Глазам не поверил: не церква – дискотека. В ограде парни поддатые, девки курят… Матерятся в голос. Вдруг топот. Казаки. Бабка рядом: «Артисты приехали». А тут еще староста церковный прожектор над папертью врубил. Ну точно, киносъемка! Одного «казака» он узнал. Парторг бывший в ДРСУ-5. Он у него песок, гравий для фундамента брал слевака, без квитанций. Батюшка вышел в облачении, говорит «казаку»: «В нашем храме сложился хороший дружный коллектив». Плюнул Петр Иванович, ушел. Даже Пасхи не дождался. Потом все переживал, что крестился у этого бати вторично, наверняка ведь мать в детстве крестила. С будуна был, на гвоздях, вот и повело креститься по второму заходу…
  – Значит, про русское. А ты совсем там не была, в России?
  – Меня моя мама родила в Иерушалайме. Десять лет назад.
  – Хм.., А у меня прошлой осенью три козленочка родились непосредственно. Две ярочки и один барашек. Жили в ящике фруктовом, бумажкой я им там застлал. Когда они родились, я пленочку им с головы снял и посыпал солью…
  – Зачем? – испуганно спросила Мири.
  – А затем. Посыпал солью и дал матери, козе, она соль любит, она их вылизала до полного блеска. Барашка-то я на семена оставил, а ярочек…
  – Где живут сейчас ярочки? – заподозрив неладное, спросила Мири и остановилась. – Ты их ель? Петр Иванович понял, что влип.
  – Упаси Господь, – соврал он. – Подарил там… соседке одной…
  – А главную козу. Маму?
  – Козу продал, – с облегчением сказал Петр Иванович, ибо козу он действительно продал в Можайске. – Отвез на рынок и продал.
  – Сколько шекелей ты получиль? – не унималась Мири.
  – Не помню уж, когда дело-то было… Сколько стоит, столько и получил…
  – Хм, – сказала Мири, но допрос закончила. – Мы – уже. Иисус здесь.

7 

  Пройти сегодня, в неурочный день, Крестным ходом собралась большая разноперая толпа. В основном японцы-христиане. Самолет у них задержался на сутки, и они не поспели к пятнице, когда отцы-францисканцы устраивают шествие по Скорбному пути. В связи с этим экскурсия начнется не от Гефсиманского сада, объяснили им, а по укороченной программе. Экскурсовод по-английски извинился перед группой за японцев, Мири переводила. Оказывается, она и по-английски секла, вот девка! Машку его, правда, тоже английскому обучали. Японцы почему-то все время виновато кланялись. Потом японцы разложили привезенный с собой металлический складной крест. Экскурсовод с неудовольствием рассматривал его.
  Пройти Крестным ходом стоило десять шекелей – по-нашему, три доллара. Петр Иванович заплатил положенное, за девочку вполовину, и покуривая, ожидал команды.
  – Экскьюз ми… – обратился экскурсовод к нему, но присмотревшись, тут же перешел на русский. – Можно вас?
  Петр Иванович затушил папиросу и растерялся – все же Иисус Христос, а урны мусорной нет. Сунул окурок Мири.
  – Подержи.
  Экскурсовод завел его в подсобку, где давали напрокат кресты деревянные в человеческий рост, если не больше. Петр Иванович подошел к крестам.
  – Кипарис, по запаху чую.
  – Кипарисовый быть не может, – возразил экскурсовод. – Кедровый, наверное, – из Ливана…
  – Кедровый тяжелее был бы в два раза. Кипарис, как отдать… Вот этот, думаю, сосна. Не наша сосна, но сосна! Советую его.
  Экскурсовод согласился. Петр Иванович взвалил крест на плечо.
  – А японский не подошел?
  Экскурсовод поморщился:
  – Галантерея.
  – Почему? Я смотрел – титановый, крепкий. И полегче… Больше ничего брать не будем?
  – А что еще? – удивился экскурсовод.
  – Ну, венец там?
  – Креста достаточно. Это ж символика.
  Петр Иванович вышел из подсобки. Подскочила Мири.
  – Крест руками не трог, – окоротил ее Петр Иванович. – Символ непосредственно.
  – Лэдис энд джентельмен!.. – загундосил экскурсовод. – Виа Долороза…
  – Не понял, – пробормотал Петр Иванович, поудобнее укладывая крест. – А я?
  – Идем, идем. Я тебе все буду переводить, – .дернула его за рукав Мири. – Будешь понимать.
  Пошли. Той самой дорогой, которой Петр Иванович с Мири перли от Стены Плача. Только обратно, выходит. Те же лавки, та же небойкая торговля… Вот он в Баку был в командировке – насосы авиационные для МИГ-21 отрабатывали, – его дружок на базар водил, вот это да, базар! Каждый к себе зовет, пробуй, дорогой, на части рвут, мамой-хлебом клянутся, по рукам колотят – звон стоит…
  – Стой, – сказала ему Мири. – Кури свой сигарет. Петр Иванович опустил крест на землю, вытер пот, достал «Беломор».
  – Про что говорят?
  – Здесь Иисуса били, когда он шел на Гольгофу.
  – Понятно, – Петр Иванович закурил, потер натруженное плечо.
  Японцы во всю щелкали фотоаппаратами. Жестами они вежливо просили попозировать с крестом на плече. Петр Иванович, не вынимая папиросы изо рта, взвалил крест на плечо. Защелкали фотоаппараты. Японцы, сложив руки на груди, – как чурки молятся Аллаху – благодарственно покланивались Петру Ивановичу. Петр Иванович сдержанно кивал им: «Ничего, ничего, пожалуйста…» Собой он остался недоволен. Проверял со стороны: смешон он был или все нормально? Да вроде ничего.
  Невдалеке старый араб жарил шашлыки, кебабы. Вентилятор раздувал угли. Готовое мясо шашлычник упаковывал в лепешки, добавляя зелень и соус. Кусок мяса съехал с шампура на землю. Араб поднял его, обдул и сунул в лепешку. Петр Иванович протянул Мири деньги.
  – Поди купи две штуки.
  – Уже надо идти, – помотала головой девочка. – Потом еще будет.
  Петр Иванович взвалил крест на другое плечо, сбил шляпу с головы. Шляпа укатилась к часовне, где, оказывается, бичевали Христа. С алтарной стороны светились мудреные витражи. Пока Мири догоняла шляпу, Петр Иванович хотел узнать у экскурсовода про технологию изготовления витражей, но тот уже забарабанил по-английски. Вернулась Мири, принесла шляпу. Петр Иванович повлек крест дальше.
  Возле одной из четырнадцати станций – остановок на последнем мученическом пути Христа – у маленькой часовенки пацанята играли в футбол. Экскурсовод отогнал их. Группа остановилась. Петр Иванович тяжело вздохнул: и здесь они с Мири уже были.
  – Здесь ваш Христос упаль первый раз, – прошептала Мири.
  – Почему?
  – Крест тяжелый несет. Он усталь. Он идет на свою Гольгофу.
  Петр Иванович невольно подергал плечом: действительно тяжело.
  – А где Голгофа?
  Мири пожала плечами.
  – Мешаете, господа, – экскурсовод недовольно посмотрел на них. – Вопросы потом.
  Солнце уже не висело над головой, но жара и не думала униматься.
  На следующей станции Петр Иванович курить уже не хотел – в горле пересохло. Он кивнул Мири: чего здесь?
  – Ему пот вытерла проститутка.
  – Мария Магдалина? – Петр Иванович сглотнул слюну.
  – Нет, другая, Вероника. Он на Гольгофу идет.
  Петр Иванович разочарованно вытер пот свободной рукой.
  – Вероника какая-то… Магдалины мало им… Голгофа где? Спроси у него, где Голгофа?
  – А зачем ты его сам не спросишь? – испуганно прошептала девочка. – Он знает русский язык. Будешь пить? – она достала бутыль с водой.
  Петр Иванович смочил волосы под шляпой, поправил крест. Затем дождался паузы.
  – Извиняюсь, товарищ. Я, конечно, плохо знаю по религии. Я сам-то христианин… – В подтверждение своих слов он вытянул свободной рукой из-за ворота бечевку, на которой висел его православный крест. Рядом с крестом болтался могендовид. Петр Иванович несвойственным ему суетливым движением запихал крест обратно. – Но не в этом дело непосредственно.!. Я хотел…
  Экскурсовод великодушно улыбнулся, вежливо оттеснил его в сторону, нажав на перекладину креста. Петра Ивановича под силой рычага как миленького развернуло от разговора к стене часовни.
  – Лэдис энд джентельмен…
  – Нет, ты погоди! – Петр Иванович вместе с крестом рванулся к экскурсоводу. – Я тебя только спросить хотел, где Голгофа? А то хожу, как пешка…
  Группа недовольно зашумела. Только японцы на всякий случай виновато улыбались, не забывая при этом щелкать фотоаппаратами. Экскурсовод что-то объяснял группе и, раздраженно жестикулируя, кивал в сторону Петра Ивановича.
  – Ты руками-то не меси! – окрысился вдруг Петр Иванович, слизывая каплю пота, дотекшую до рта. Достали они его все – евреи эти, японцы, прочие чурки… – Я сам месить умею. Ты скажи, где гора? Голгофа где?
  – Так ведь и нет, собственно, никакой Голгофы, – меняя тон, сказал экскурсовод. – Это легенда… Символика. Может, ее и вообще не было…
  – Как не было?! – опешил Петр Иванович. – И не будет?! А какого ж хера я эту балалайку таскаю, народ смешу?!
  Он мощным движением плеча скинул тяжелый крест, крест, с грохотом упал перед входом в монастырь.
  – Полис!.. – послышались голоса из группы. – Полис!..
  Мири дергала его за рукав.
  – Васин, я боюсь! Идем домой… Петр Иванович потянул девочку к себе. Рука его дрожала.
  – Салям алейкум! – крикнул он взбудораженной толпе. – Дуй до горы непосредственно! – И наклонился к Мири. – А ты не тушуйся.
  – Домой не пойдем еще, – сказал он строго, уводя Мири в глубь Старого Города. – Надо еще этот пренцидент заесть. Забыть, короче, чтоб. Где здесь кофу можно, лед твой мороженый?..
  Мири нашла кофейню. Молодой красивый араб вешал на стену цветной фотопортрет мальчика лет пятнадцати. Хорошая фотка, и пацан красивый, волоокий такой, на девушку похож, только ретуши многовато…
  – Он хозяйник, начальник кафе, – сказала Мири, когда араб подошел, улыбаясь, к их столику.
  – А мальчик кто? – Петр Иванович показал на стенку, где висела фотография.
  Мири спросила.
  – Его сын, – перевела она. – Он умер от пули; На территории. Это где живут арабы. Там стреляют пули. Не всегда.
  – Скажи ему, что я из Москвы и все такое прочее.., Соболезнование непосредственно сыну…
  Мири залопотала. Араб сдержанно улыбался и благодарственно кивал, уважительно поглядывая на Петра Ивановича. Потом принес кофе, пиво, мороженое… На прощание он вымыл кофейную тоненькую чашечку, из которой пила Мири, красиво завернул ее в кулечек, перевязал ленточкой с бантиком и, вопросительно взглянув на Петра Ивановича, с поклоном вручил девочке.
  – …Я же ничего против вашей истории не имею, пойми меня, Михаил. Я сам за Иисуса Христа жизнь отдам непосредственно. И за Феликса Эдмундовича. В дивизии его имени даже служил… Но ты мне голову не морочь. Скажи прямо – так, мол, и так: нет Голгофы. И – по рукам!
  Мишка почесал лысину, пошебуршил бородёнку, помычал чего-то невыразительное и потянулся к бутыльцу.
  Но Петр Иванович не мог успокоиться.
  – Выходит, театр разыгрываем под открытым небом непосредственно?! Кресты таскаем?! Может, еще разок распнем кого-нито для хохмы?!
  – Может и распнем, – Мишка бубнил чего-то непонятное, Петр Иванович напрягся. – Если из цивилизации исключить художественную ложь, цивилизация рухнет…
  Вот те на-а! Петр Иванович лихорадочно припоминал нужные слова.
  – Это знаешь, как называется?.. Это цинизьм называется!
  А Мишку будто Подменили. Уже не балабон лысый, а прямо лектор политграмоты на их заводе:
  – Тот, кто испытал на себе цинизм в квадрате, имеет право на цинизм в третьей степени.
  Матушки ты мои, совсем рехнулся парень!..
  Дальше, правда, Мишка серьезности не выдержал.
  – Да черт с ними, Петр Иванович! А в остальном нормально сходили?
  – Нормально.
  Мири достала свой кулечек с подарком. Мишка повертел чашечку на свет.
  – Плохи твои дела, Мири. Продам в гарем, когда с работы выгонят. Кстати, через год, наверное, наша лавочка закроется в университете. Чего тогда делать? Пускай Алка, падла, тогда кормит.
  – А саму Алку кто покормит? – послышалось из прихожей. Незаметно как и пришла.
  – Мама! – вскричал Пашка. – Нам всем очень хочется кушать. Васин очень хочет. Он устал.
  Ужинали под телевизор. Телевизор как раз показывал новости из России – заседание в Думе. В Думе шла драка. Похабная, неумелая – один козел сдернул с попа крест, другой душил немолодую тетку. Отдушив, еще потаскал за волосы.
  – Глаза б не смотрели! – сердился Петр Иванович, стыдясь за отечество. – Павел, переключи лучше на баб голых!
  Пашка голых баб не нашел, зато накрутил какой-то сериал типа «Богатые тоже плачут». Индейский вроде.
  – Сегодня заходил ко мне в лабораторию Наум, – сказала Алла. – Ему получше. Предлагает завтра поехать на Кинерет, дом Петру Ивановичу показать. Вот ключи. Вы езжайте с утра, он тоже подъедет. Его на денек отпустят из больницы.
  – Слава тебе, Господи! – воскликнул Петр Иванович. – А то знай, кресты таскаю без толку, а с человеком до сих пор не познакомился! А он мне родня непосредственно. Сват.
  – Васин, возьми меня на Кинерет! – взмолился Пашка. – Я тебя очень прошу. Я прошу тебя как старшего друга и русского человека!
  – Тебе же в армию завтра поутряку! – опешил Пет Иванович. – А самоволку я лично не одобряю…
  – Мири, я запрещаю тебе раз и навсегда смотреть эти поганые сериалы! Сосульку эту стометровую! – Алка с хрустом выключила телевизор. – А ты, Павел, не сходи с ума!
  – Мама, папа! – не отступал Пашка, решив зайти другой стороны. – Кто поможет Васину завтра нести его тяжелые чемоданы? Больной старый человек Наум?
  – Не суетись! – отрезал Петр Иванович. – Не возьму я никакие чемоданы. На кой они мне сейчас?
  Мишка налил жене вина.
  – Много работы было?
  – Дури вашей еврейской много было! –раздраженно бросила Алка. – Шабат. Анализы-то шабат не отменяет, к аппаратуре я прикасаться не могу. Автоклав открыть не могу, препараты из холодильника достать не могу, в гистологию звонить не могу… Полный идиотизм, – Алка безнадежно махнула рукой. – Завязывать нужно с этим Израилем!
  – Винца попей, винца, – Мишка подлил ей красненького.
  – У нас начальник религиозник, не хуже этих, – объяснила Алка, кивнув на стену, за которой громко кончали субботу соседи.
  – И как же ты управляешься? – спросил Петр Иванович, сочувственно взглянув на стену. Все у них не по-людски, все через хвост по-волчьи.
  – Они араба на субботу берут, – пояснил Мишка. Он за ней как привязанный ходит: она велит – он делает.
  – А сегодня его понос пробрал, – рассмеялась Алка,: То и дело убегал – все анализы пропали. Пашка! Ладно, черт с тобой. Позвони своей командирше, пока спать не легла – скажи, на пару дней задержишься. Будут проблемы, дашь трубку мне. Если будут проблемы, – с нажимом добавила она и поднялась.– Устала я, как собака.
  Через пять минут вопрос об увольнении Пашки на двое суток был решен положительно.
  – По телефону? – не поверил Петр Иванович. – Баба – командир? Сколько же ей лет?
  – Двадцать три.
  Петр Иванович помотал головой, как мотал всегда, стряхивая похмелье. Но ни хмеля, ни похмелья не было, голова была ясной. Климат такой, курортный…

8 

  Воскресенье – рабочий день. Встали рано: Мишке в университет, Алке в больницу, Мири – в школу; Васин с Пашкой – на автовокзал. А дальше на Кинерет, то бишь на Тивериадское озеро. Куда Иордан впадает и откуда вытекает и течет дальше до самого Мертвого моря. И где Иисус Христос.
  Утренние сборы шли споро, пока вдруг Пашка не забился в истерике. На этот раз, похоже, всерьез.
  – Мама! – вопил он сиплым басом. – Подумай, мама! Твой сын Павел будет мучиться в военной тюрьме!..
  Мири спрятала куда-то рожок с патронами от Пашкиной М-16. Это Пашка обнаружил, когда прятал винтовку подальше на время поездки.
  – Прекрати, Павел! – Алка топнула ногой. – Мири, где патроны?
  Мири молча собирала ранец.
  – Мири, зачем ты это сделала?
  Вместо ответа Мири по-прежнему молча принесла свинью-копилку. Донышко у нее было аккуратно выбито.
  – Я не дам Пашке патроны. Пусть он идет лежать в военную турму. Ты будешь отдыхать два года. Папа будет отдыхать два года. Я буду отдыхать два года. И Васин будет отдыхать.
  – Миша, – простонала Алка, – не пускай ее в школу! Накапай мне кардиамин. Пашка, сейчас же верни деньги!
  – Нет, мама, – твердо сказал Пашка. – эти деньги мне нужны более. Ей их не надо. Сейчас я деньги не имею.
  Мишка накапал жене лекарство. И встал на страже у двери.
  – Что будем делать, сволочи? – проникновенно спросила Алка.
  – Я иду в свою школу, – предложила Мири, – Пашка идет с Васиным смотреть дом. Потом Пашка идет лежать в военную турму. Два года.
  Пашка рыдал, но за деньгами, гад, не шел.
  – Пашка, не доводи мать, – не выдержал Петр Иванович. – Отдай бабки. Не отдашь, ей-Богу врежу. Непосредственно.
  Пашка взвился. От такой несправедливости у него даже слезы высохли.
  – Васин! – вскричал он. – Скажи мне, Васин. Я ношу тебе холодное биру на крышу? Соленые чипсы, горячий картофель и матрас с сигаретами? Я хочу сегодня носить для тебя тяжелые чемоданы. Я прошу тебя, Васин, не ходи в мою личную жизнь!..
  – Черт вас разберет… – Петр Иванович махнул рукой И побрел на кухню.
  – Алка, – робко подал голос Мишка, – опоздаю, у меня сегодня кафедра.
  – Мири, – тихо сказала Алка, – я могу умереть. Я не шучу. У меня нет больше сил вас разнимать.
  Мири, демонстративно не слушая ее, окликнула Петра Ивановича:
  – Васин! Я уезжаю с тобой в Москву. Я решиля, – и, обернувшись к матери, сообщила: – Патроны в помойке.
  Пашка вывалил помойное ведро на каменный пол кухни: масло от шпрот, остатки соуса, окурки, недопитый йогурт.,. С урчанием он извлек из общей пакости магазин с патронами и, подвывая от счастья, стал бережно омывать его над раковиной.
  – Ты забыл отдать сестре деньги, – Алка отобрала у него рожок, вытерла его вафельным полотенцем и машинально сунула в сушилку с тарелками. – Деньги верни.
  Пашка побрел к себе в комнату. Мири спокойно с ранцем за плечами ждала, когда он принесет награбленное, сресчитала деньги, открыла дверь и уже с лестничной клетки влепила Пашке ногой поддых. Пашка с воплем свалился на пол.
  Петр Иванович, хотя и сидел перед открытым чемоданом, в зеркале углядел финал. И даже головой покачал.
  – Надо же: третий год всего в каратэ, а наловчилась! Он перебирал инструменты. – Рубанок взял, зензюбель забыл. Ладно, прикупить придется. Ты, Павел, чем лежать вставай помаленьку. Ехать пора. И не вой, ты свое заработал по-честному, как коммунист. В чем поедешь, в военном или гражданке? Лучше военное, у вас вояк уважают.
  Пашка кряхтя поднялся с пола. На шею повесил солдатский жетон, где, оказывается, вся о Пашке информация кто он; откуда, какая кровь. Такой же жетон Пашка сунул в правый башмак в специальный кармашек, Башка отлетит – по башмачному жетону найдут, нога с жетоне уйдет – на шеяке бирка. Все предусмотрено.
  Воскресенье – ну, рабочий же день! – нет! евреи опять с книгами под мышкой. Напротив автобусной остановки группа хасидов читала в ожидании транспорта свои талмуды. Подошел специальный автобус, и без того уже набитый до отказа, местные погрузились, поехали.
  – Куда опять? – Петр Иванович уныло проводил взглядом, – Чего дома-то не сидится?
  – Учиться надо, – улыбнулся Пашка. – В иешиву поехали. Они всю жизнь учатся. Это ж наши мудрецы, он хохотнул.
  – Не обоссысь, – очень серьезно и задумчиво посоветовал Петр Иванович. – Куда ж их столько? Страна маленькая, я по карте глядел. Ископаемых нет. Вокруг арабы, того и гляди война. Парни, девки под ружьем. А эти… Кто ж их кормит?
  – Америка. Она богатая.
  Подошел еще автобус. Оказалось – их, годится. Доехали до центрального автовокзала, пошли по подземному переходу, чтобы пересесть на загородный. В переходе Петр Иванович еще издалека заметил смуглую красавицу, которая шла навстречу. Шла, не меняя курса, шла рассеянно устало, но одновременно и томно, не забывая ни на секунду, что она красавица. Спешивший на работу люд расступался перед нею, мужики оборачивались, бабы фыркали. Когда она прошла, обернулся и Петр Иванович. Красавица, покачивая бедрами, удалялась на длиннейших ногах, воздетая дополнительно на огромные каблуки. В минимальной юбчонке, грудь, конечно, большая, как здесь на Востоке принято, но без признаков лифчика. И с гаманком – кошельком на ремешке вокруг талии. Черные волосы распущены по спине до самой попы. Петр Иванович по мере удаления девушки все больше выкручивал голову, пока не врезался во встречного хасида. Тот уронил книгу, но ругаться не стал.
  – Красавица, – пробормотал Петр Иванович, когда девушка скрылась из вида.
  – Проститутка, – согласился Пашка, кусая мороженное. – Марокканка. Пятьдесят шекелей. Я у нее был. Ты хочсшь, чтоб я с ней говорил для тебя? – Пашка собрался по дернуть вдогонку за девушкой, но Петр Иванович придержал его.

9 

  Автобус три часа катил меж полей. Один раз только речку переехали, выяснилось – Иордан. Иордан оказался маленьким, шустрым и коричневым на цвет. Никакой солидности в священной реке Петр Иванович не узрел.
  Пейзаж походил на наш среднерусский. Даже, лесочки кое-где проносились мимо. Правда, приглядеться, лесочки все выровнены по струночке – посаженные лесочки. Так же пальмовые рощи: разбиты на квадраты, шашечками. Но поля-то, поля какие!.. Даже отсюда, из окна видно, как кусты ломятся от помидоров. А вот людей не видать – не шибко корячатся.
  А где поля нет, бедуины скот пасут. Где пасут, там и живут – в огромных драных шатрах, похожих на залатанные солдатские палатки. Жилища необихоженные, на живую нитку. Хотя антенны телевизионные торчат над халабудами. И машины – иномарки. А рядом осел стоит, о бампер чешется. Грузовик без колес, раскуроченный вон загорает… Под него баба из таза помои выплеснула…
  У самого шоссе высокий дед в белом балахоне с белой обжатой обручем тряпицей на голове пас овец. Дед-пастух постоял, потом сел на бугорок, развернул газету. Что твой Иисус Христос. Поднял голову – и этот в очках! как сговорились! – проводил взглядом автобус и снова уткнулся в газету. Тут к шалашу их цыганскому подкатил желтый автобус, из него россыпью прыснула пацанва с яркими ранцами за плечами, как у Мири…
  Да-а… виллочка оказалась, как на картинке. Маленькая, одноэтажная, ощекатуренная розовой шершавой шубой.
  По приметам, понятным только ему, опытному строителю, Петр Иванович, еще не заходя во двор, определил, что дом в идеальном порядке, ловить здесь нечего. Взять хотя бы оградку. Кованая, из крученого квадрата. А цоколь! Без единой выбоинки, раковины. А черепичины на крыше: глянцевые, прямо пряники тульские глазированные…
  Рядом с домом голубой бассейн в форме кляксы, вокруг него – гаревая площадочка, красные цветки по периметру, качалка под голубым навесом. Столик круглый пластмассовый, креслица… Тут не.заработок ему, тут санатория!.. И прекрасно это Ирина Васильевна знала. Отправила она его, выходит, погулять в Израиль на свой кошт. Мир в семье закрепить. Сделать его вечным своим должником и в себя влюбить навсегда. Ох, хитрая баба! А он и не против. Он согласен.
  Пашка открыл калитку, вошли за ограду. Под каждым кустом по выжженной каменистой земле змеились мокрые шланги, из которых сочилась вода. Петр Иванович уже знал, что это не простая вода, а витаминизированная, управляемая компьютером чуть ли не по всему Израилю, Знал, но уразуметь эту фантастику не мог.
  Из соседней дачи с тряпкой в руках вылезла тетка. Без парика – растрепанная, нормальная. Пашка покричал ей, тетка улыбнулась, смахнула упадшую на лицо седую прядь, помахала рукой…
  – Они нам в бассейн воды сделали, – перевел Пай-ка. – Можно плавать.
  Вошли в дом; Пашка отпер двухстворчатую дверь, на которой вместо ручки была приделана бронзовая морда с кольцом в зубах, включил свет в передней. Потом – в салоне. Раздраил окна. Одно – огромное – выходило на Тивериадское озеро. По озеру порхали разноцветные бабочки – молодняк резвился на серфингах. Барышня без лифчика неслась вдоль берега на водных лыжах. Все, как у нас на Икшинском водохранилище. Только кроме лифчика, ну в смысле, с лифчиком. Картинка была так хороша, что даже сожженный катер, пришедший на память, ее не испортил.
  Между ног белого рояля в корзине на искусственных яйцах сидела искусственная утка. На единственной без окон стене висел портрет Ирины Васильевны – молодой еще в полный рост. А напротив, в проеме между окон, – детская картинка в скромной рамочке: кривобокий гусь тащит мужика носатого с книгой под мышкой по желтому небу. Ущемил его клювом за ворот пиджака и прет по небесам. Машкина, скорей всего, работа. Такие точно рисовала она, когда шел дождь и нечем было заняться.
  Рядом с музыкальным агрегатом – полочка, на полочке пластинки. Петр Иванович вытянул одну. Мерцалова. Все пластинки с Мерцаловой. Ишь ты, как ее еврей любит.
  Тараканов он не обнаружил нигде. Почему-то именно они более всего беспокоили Петра Ивановича. Не мог он сопоставить вальяжную, белую, в драгоценностях Ирину Васильевну и здоровую усатую пакость, которая вдобавок еще и летает.
  Пашка уже разделся и, тряся жирами, искал плавки. Плавки он, как выяснилось, забыл, а потому затрусил в бассейн в белых растянутых трусах.
  – Слышь, Павел! – крикнул Петр Иванович. У вас в религии жертвоприношения есть?
  – Раньше были. Авраам сына своего хотел принести…
  – Принес?
  – Бог передумал, сказал: не надо сына.
  – Ясно. Я вот что подумал: может, Наум ей как приношение дом отписал?
  Пашка согнулся на краю бассейна, намереваясь нырнуть, солдатский жетон на цепуре, раскачиваясь, хлопал его по сиське.
  – Ох, Пашка, ты и жирен! К Рождеству колоть будем.
  – Я пойду скоро жир срезать.
  – Ты что! Я пошутил! Сойдет со временем, рассосется.
  – Он ее любит! – крикнул Пашка, – Он скоро умрет! – и нырнул в бассейн. Вынырнул. – Она будет сюда приезжать! И ты будешь сюда приезжать! Васин, принеси, пожалуйста, покушать.
  Петр Иванович взял из холодильника ледяную биру для себя, Пашке воду коричневую, паштетик открыл индюшиный, сухарики достал, стружку эту ихнюю – чипсы, маслинку подцепил к пивку. Благодать!..
  И пошел купаться.
  Он долго сидел на дне бассейна, задержав дыхание сколько мог – охолождался. Когда воздух кончился, вынырнул, поплавал, снова нырнул. А когда вынырнул окончательно и открыл глаза, увидел, что от дома к бассейну мелкими шажками, опираясь на палочку, медленно движется крохотный старикан – ну, прямо, гном из машкиной сказки…
  – Приветствую! – сказал Петр Иванович и полез на берег.
  – Купайтесь, купайтесь на здоровье! – Наум Аронович замахал на него палкой, загоняя обратно в воду. – Мы никуда не спешим…
  Но Петр Иванович вылез-таки и, слегка стряхнувшись направился к старичку здороваться. Тот протянул руку.
  – С приездом вас, Петр Иванович! Рад познакомится. Вы уж извините, что так сразу: у Ирочки все в порядке?
  – Нормально, Наум Аронович.
  – Ну, и слава Богу. Присаживайтесь…
  Они сидели с Наумом Ароновичем на краю голубого бассейна, отделанного мрамором, и вели неспешную беседу – два солидных, умудренных жизнью человека. Пашка все еще бултыхался в бассейне. Наум Аронович уселся под грибком от солнца в удобном пластмассовом белом креслице, Петр Иванович расположился радом, только не под грибком, а на солнышке. На столике перед ними стояли пиво, орешки, еще какая-то дребедень. Как в кино. Благодать!..
  – …Ну, какой я ей был муж, Петр Иванович, посудите сами?.. – продолжал Наум Аронович свой рассказ об ихней Ириной Васильевной молодости. Хороший старикан, это Петр Иванович сразу усек. А что разоткровенничался так сразу с незнакомым человеком, тоже понятно– из Москвы человек, от Ирочки, с кем еще поделиться? Не с этими же, как их… хасидами. Да и осталось уж ему, видно, недолго…
  – Я Ирочку-то практически и не видел: днем на работе, по ночам все сижу печатаю. Почерк у меня ужасный, машинистки не разбирали, приходилось самому, – пояснил Наум Аронович. – Допечатался до того, что пальцы стер до крови. Ходили с Ирочкой в «Галантерею», наперсток покупали. В наперстке и печатал. Какая ж это семейная жизнь?.. – Старик вздохнул. – А потом она на гастроли уезжать стала…
  Помолчали.
  – А как у Ирочки с ногами? Когда сюда приезжала, я, заметил, бинтует?
  – Бинтует, – подтвердил Петр Иванович. – На концертах стоять тяжело… Но не смертельно.
  – Это у нее давно, еще после родов… А Наташенька, я слышал, второго ребенка ждет?.. Я еще и первого-то не видел, Машеньку… Как она?
  – Красивая, – пробасил Петр Иванович. – В бабку. И на пацана похожа. Хомяк вот у нее помер. Я ей петуха подарил, правда. Достойного, не клювачего…
  – Значит, в доме все более или менее?
  – Нормально… А ведь мы с вами тоже, выходит, родня, Наум Аронович? – Петр Иванович подмигнул старику. – Родственники непосредственно…
  – Самые натуральные, – кивнул тот. – Сваты, – он прикрыл глаза. Долгая дорога сюда сильно, видать, его утомила. Хоть и ехал он не в автобусе, как они, а в такси. Прямо из больницы. Самое главное – сидела в нем страшная болезнь, о которой он все знал по ихним израильским врачебным правилам. Скоро он, по всему видать, и правда то… С крыльца двинется… Да…
  Петр Иванович поднялся, постоял, выпил пива. – Пойти что ли еще купнуться?.. – подумал он вслух негромка Но Наум Аронович услышал.
  – Конечно, купайтесь, не обращайте на меня никакого внимания! – сказал он, открывая глаза. – Мне так приятно смотреть на вас с Павликом…
  Петр Иванович поставил стакан на столик и присоединился к Павлу, который так и не вылезал из бассейна. Не вылез и когда Петр Иванович, всласть накупавшись уже по второму разу, стал выбираться на берег, чтобы опять присоединиться к Науму Ароновичу. Неудобно все-таки.
  Но тут он неожиданно столкнулся нос к носу с павлином, невесть откуда возникшим.
  – Цып-цып… – Петр Иванович протянул нерусской куре сложенную в щепоть мокрую ладонь.
  Павлин закричал благим матом, с негодованием отвергая такое обращение, и с легким шелковистым треском распустил хвост опахалом. Петр Иванович испуганно отдернул руку.
  Старик в кресле согнулся пополам.
  – Наум Аронович! – заорал Петр Иванович. – Плохо тебе? Лекарство?
  Наум Аронович распрямился, лицо его было в слезах.
  – Смешно, не могу!.. – дохохатывал он, по-стариковски мешая смех с кашлем.
  – Ну ты, Ароныч, ей-Богу, – одним махом выдохнул испуг, Петр Иванович подошел к столику и налил себе ледяного пива. – Напугал.
  – Вот так бы и помереть от смеха, – сказал старик. – Как вы говорите, непосредственно. Это же счастье.
  Павлин тем временем наорался и важно отступил к забору, в колючие кусты. Петр Иванович за ним – посмотреть, – чего у него там, гнездо? Гнезда не было. Павлин не торопясь, сквозь решетку пролез на соседний участок; оставив на земле нежное волнистое перо. Петр Иванович подобрал его…
  Петр Иванович стоял со стаканом ледяного пива в руках на краю голубого бассейна. Солнце палило вовсю, на небе не было ни облачка, вдали виднелся Кинерет. Пол– Евангелия, объяснили Петру Ивановичу, провел там, Иисус Христос…
  – Хорошо здесь, – сказал он раздумчиво. – Лучше всякого Крыма.
  – Да, это так, – откликнулся Наум Аронович. Он сидел в своем креслице, ковырял палочкой кирпичный песок. – Мы с Ирочкой и отдыхали-то один-единственный раз вместе в Пицунде, а я весь отпуск только и думал, как бы поработать… Так уж получилось, вечно времени не хватало. Так вот, были мы в Пицунде. Тридцать пять лет назад… Да, тридцать пять. Представляете себе Ирочку?
  – Тут и представлять нечего, хм, – сказал Петр Иванович
  – …И вот я ее спрашиваю, чего б ты, Ирочка, хотела? – Дом, говорит, на море и яхту. А ты, думал, мороженое? – И смеется. Вот, через тридцать пять лет и купил ей дом и яхту…
  – С мотором? – с повышенным интересом спросил Петр Иванович.
  – Разумеется.
  – Дизель?
  – Этого я вам не могу сказать… Да сами все увидите. Ключи у вас. Яхта там… – Он указал на озеро ветхой незагорелой рукой.
  – А у меня катер бандиты сожгли, – вздохнул Пе Иванович, – Узнаю кто, персонально, – а уж я узнаю! – бить буду беспощадно. Око за око!..
  – А зуб за зуб?.. – тихо продолжил Наум Аронович. – А знаете ли вы, Петр Иванович, что это значит? Этим законом Моисей много тысяч лет назад хотел освободить людей от мести неправедной. Ведь за обиду тогда убивали. Вот он и решил, что, грубо говоря, за выбитый зуб обидчик отвечает только одним выбитым зубом. Это – справедливость. За два – двумя. Не более того. Это потом люди из формулы Моисея закон мести выдумали. Так им удобнее кажется. А катер вы себе новый купите, Петр Иванович.
  – Ароныч! Извини, конечно, что я так называю…
  – Да не волнуйтесь вы, Петр Иванович, называйте, как нравится. Меня тридцать лет никто не называл по отчеству… Соскучился.
  – Вот ты говоришь – новый! – усмехнулся Петр Иванович. – Это нереальное явление. Я ж его десять лет строил сам. Своими руками, понимаешь. А купить?.. На какие шиши?
  – Я думаю, вы здесь можете неплохо заработать.
  – Ароныч, – Петр Иванович посмотрел на старика, как на слабоумного. – Ну у кого я тут заработаю? Ирина Васильевна говорит: может, дом надо поправить… Починить чего. А дом у тебя с иголочки. И яхта, небось, тоже в ремонте не нуждается. Точно знаю: новая.
  – Новая, – виновато кивнул Наум Аронович.
  Пашка выбрался, наконец, из бассейна, погонялся за павлином, из любопытства опять припилившего с соседнего участка. Павлин с кудахтаньем бегал от него, но два пера Пашка из павлиньего хвоста изъял.
  – Павлик, – сказал Наум Аронович, – ты наверное меня так и не послушался: не учишь арабский язык?
  – Наум, ну… – Пашка переминался с ноги на ногу, теребя павлиньи перья.
  – Перья не мни, – проворчал Петр Иванович, – поставь в стакан на рояле. И русский не учит, Ароныч.
  – Я английский знаю, и французский, – вяло отбрехивался Пашка.
  – А надо еще обязательно знать арабский. Ты же израильтянин. Иначе мира у нас с ними никогда не будет. Ладно, Петр Иванович, не будем его мучить, он мальчик способный, только… вот ленив немножко. А впрочем, все будет у него хорошо. Он добрый мальчик.
  Пашка прошлепал в дом.
  – Павлик! – слабым голосом крикнул вдогонку Наум Аронович; – Принеси, пожалуйста, телефон. И коньяк в шкафу. Пива-то мне нельзя – пояснил он Петру Ивановичу. И, помолчав, добавил; – Так вот. Работу я вам найду. Кругом виллы. Соседи то и дело спрашивают, нет ли хороших строителей.
  – Во! Это то самое!.. – воскликнул Петр Иванович. – В точку, Ароныч.
  – Я вас порекомендую таким людям, которые говорят по-русски. Чтобы без сложностей. Но об одном прошу жить только тут, в этом доме. Мне тогда будет казаться,что вроде Ирочка здесь… – Старик как-то замялся, сиял очки протер их… – Я прошу вас, Петр Иванович…
  – Как скажешь, Ароныч, так и будет, – присевшим голосом пробормотал Петр Иванович. Впервые в жизни видел он человека, который всю жизнь любил одну женщину. – Чего ж ты ее сюда не вывез, повторно с ней сочетался, Ароныч? Может, я не в строчку, тогда не говори… Не обидюсь.
  – Ну куда ее сюда, Петр Иванович? Во-первых, она евреев не очень любит, это раз. Я, кстати, тоже. Во-вторых она… Она же роскошная богемная женщина. Ей нуж шум, блеск, цветы, шампанское!.. Это не причуда ее! Это огромный компонент работы художника…
  – Она же вроде не рисует?
  – Я в широком смысле слова… – Наум Аронов виновато кашлянул. – Здесь ей, к сожалению, делать бы бы нечего…
  Пашка принес бутылку коньяка и радиотелефон.
  Наум Аронович налил себе на донышко и основательно Петру Ивановичу.
  – Ая? – спросил Пашка.
  – Виноват, – сказал старик и плеснул Пашке. – Будьте здоровы, друзья мои!
  Вопрос о трудоустройстве Петра Ивановича решился в момент. Наум Аронович позвонил соседям. Двое из окрестных хозяев ждали его хоть с завтрашнего дня. Наум Аронович говорил с соседями на иврите, потом с Пашкой перебросился парой фраз, тоже на иврите.
  Издалека доносились тихие ясные удары колокола.
  – Это в Капернауме, – сухим пальцем медленно указал себе за спину Наум Аронович. – По преданию, Христос переселился сюда из Назарета и совершил множество чудес… И апостол Петр там жил, – добавил он, улыбаясь. Говорят. – Ароныч! Извини, я вот что хочу спросить. Что вы здесь так религии привержены? Даже жениться еврей на нееврейке не может…
  – Может… – пробурчал Пашка. – Только на Кипр надо ехать регистрироваться.
  – Во! На Кипр! регистрироваться!.. А если я здесь хочу – с друганами, с семьей, с соседями?..
  – В общем-то, если говорить начистоту, – тихо сказал Наум Аронович, – религия иудейская не сахар. И ханжеская в чем-то, подчас и жестокая без особой необходимости… Самое главное, не дает надежды на загробную жизнь. Грехи не прощает. Не дает возможности их отмолить… А раз так, то каждый шаг человека от рождения до смерти строго регламентирован. Все должно быть по правилам. А правил этих около тысячи. Вот правоверный еврей и тратит жизнь на то, чтобы неукоснительно следовать этим правилам. Ну, а когда человек живет по жестким правилам, то свободомыслие, творчество из его духовного рациона исключаются по определению. Конечно, я утрирую, но в принципе это так. Христианство, конечно, посимпатичнее, помягче, что ли почеловечнее. Там и грехи отмолить разрешается, и в рай попасть, – он усмехнулся. – При хорошем поведении…
  Петр Иванович понял, что Наум, говоря это, думает о себе.
  – Да-да. А с другой стороны, Петр Иванович, именно эта тяжелая религия, иудаизм, заключенная в Библии, и объединяла всех евреев три тысячи лет – пока их гоняли с места на место. Да и государства Израиль не было бы… Только благодаря религии, Библии и древнему еврейскому языку ивриту и держится Израиль… Вы же видите: кого здесь только нет – марокканцы, европейцы… Негры тоже – евреи. И ничего общего: ни традиций, ни истории, ни уклада жизни – ничего… Религия, Тора и этот древний язык. Как обручи на бочке…
  – Клепки, – подсказал Петр Иванович. – Вот и у нас сейчас так. Социализм-коммунизм отменили – пустота. Начали везде религию совать!..
  – Вот в том-то и дело… – Наум Аронович устало прикрыл глаза. – Хотя Израиль, который мы имеем сейчас, – это, конечно, не совсем то, что хотелось бы, – Наум Аронович опять открыл глаза, печально посмотрел на Петра Ивановича. – Если иронизировать по этому поводу, можно так сформулировать: Израиль создали умные евреи для глупых евреев… Сейчас, конечно, религия наша в определенной степени тормозит прогресс. Надеюсь, в следующем тысячелетии иудаизм подредактируют. Павлик до этого доживет. Если только так много есть не будет… теперь, друзья, давайте-ка выпьем немножко, и я тронусь. Поеду малой скоростью домой, в больницу к себе. Паша, дружочек, вызови-ка мне такси…
  – Плохо тебе, Ароныч?
  – Наоборот, хорошо. Просто старый я. И больной…
  Пришло такси. Петр Иванович с Пашкой проводили старика до машины. Наум Аронович шел медленно, приволакивая ногу. А когда стал садиться в машину, совсем беда – никак не мог затащить ногу внутрь.
  – Ты не болей, Ароныч, – Петр Иванович несильно пожал ему руку. – Глядишь, дети захотят приехать. Машка… Пацан народится. Я ведь говорил тебе, у Наташи мальчик будет – рентген определил. Соберутся да приедут.
  – Был бы счастлив…
  Водитель завел мотор.
  – Ароныч! У тебя там напротив Ирины Васильевы картинка висит, детская. Интересуюсь, не машкина?
  Наум Аронович улыбнулся.
  – Нет. Это Шагал. Художник.
  Такси уехало. Стало грустновато. Ясно почему: дед болен крепко. Недолго ему…
  – Я их откомандирую! – решительно заявил Пет Иванович. – Как миленькие приедут!
  Снова послышался колокольный звон, но уже с другой стороны.
  – Где Магдалина, звонят, – сказал Пашка, – Васин, ты спагетти хочешь? С тертым сыром?
  – Как ее зовут? – невпопад спросил Петр Иванович.
  – Кого? Магдалину? Мария. – Да нет, эту… На автовокзале?
  – Проститутку? Шуламит.
  – А сколько ей лет?
  Пашка пожал плечами.
  – Двадцать…
  Петр Иванович поскреб затылок.
  – Маловато… Слушай, Пашк, а… постарше нельзя, лет под сорок?
  Пашка задумался, сморщил лоб.
  – Мне кажется, такие уже не работают.
  По дороге в дом Петр Иванович прихватил со столика бутылку коньяка. Пашка взялся варить макароны. Перевесившись через подоконник, Петр Иванович глядел вдаль. На Тивериадское озеро. Никто уже не катался на досках. Пусто, Самое время Иисусу с учениками рыбу удить…
  Справа от окна висел оранжевый живой апельсин. Петр Иванович, не отрывая взгляда от божественного озера, хлебнул коньяка, сорвал апельсин и, не очищая его, выкусил горбушку вместе с кожурой. Апельсин оказался полулимоном и с коньяком сочетался еще лучше.
  – Слышь, Павел! Покупались бы с барышнями… Шашлычки, то-се… На яхте можно покататься… А, Пашк?! Взять барышень и на шабат сюда. В шабат, я так понимаю, мне работать не дадут, где халтура?
  Пашка усердно кивал башкой: ни в коем случае нельзя в шабат работать. Хитрован!
  – Вот и я говорю: взять на выходные барышень. Харч, выпивка у вас дешево. Пивко, кстати, у Наума в заначке есть. Значит, харч да дорога?
  – Еще платить надо, – потупив глаза, сказал Пашка.
  – Хм, – Петр Иванович почесал затылок. – А может, они нам скостят? Тем более, я постарше хочу, а ты солдат. Тебе сбавка официальная положена…. Ладно, поглядим, это я так, предположительно. Уж больно здесь благодать стоит…

10 

  Автобус катил обратно в Иерусалим. Петр Иванович прикидывал в уме дела: во-первых, забрать инструмент, барахло свое, раз шабашка долгая предполагается. Мишку с Алкой поблагодарить, выпить на дорожку. И тараканов обещал травануть. Обязательно! Девочке Мири сказать пару слов, напомнить про лошадь для Барбия. Кто этот Барбий, так и не узнал.
  В автобусе Петр Иванович занял любимое место – переднее. Сбоку прикорнул Пашка. Петр Иванович вынул из кармана завернутую в газету банку пива – холодное! И еще достал маленького подлещика, тоже в газетке, но уже не в еврейской, а в «Московском комсомольце».
  Над дорогой висела арбузная долечка месяца. Не по-нашему вертикально, а лодочкой. И звезды низко над самой крышей бежали. Прохладный автобус бесшумно несся по ночному остывающему Израилю.
  Господи, Боже ты мой!.. Всю-то жизнь твердили ему: жиды, жиды… Стращали Израилем этим, евреями-отравителями. Он и зубы-то, коренники, из-за этого потерял: не ходил лечить, отравы боялся. А выходит, все наврали, коммуняки паскудные! Когда ж им, тварям, конец-то придет? Своей бы рукой удавку намылил… Он посмотрел на Пашку;– не догадался ли тот, о чем он думает, но Пашка тихонько посапывал. Петр Иванович сбавил душевные обороты. Вот ей-Богу, родится у Наташи сын, Наумом велю назвать! А как же еще! Не послушают? Убедю. Скажу, ехайте в Израиль к деду своему Науму, пока он еще с крыльца не двинулся. Поглядите, потолкуйте с ним, на страну полюбопытствуйте! А уж потом решайте, как дите назвать, если у вас совесть есть!..
  Автобус несся в темноте. Вдруг справа от шоссе заметались спаренные фонарики… Ближе подъехали – антилопы-газели за сеточной изгородью. Глаза ихние так светятся.
  На одной из остановок в автобус вошли молодая красивая арабка в белом платке, в длинной одежде, как положено. На руках у нее был ребеночек, завернутый в легкое одеяльце. Она села за спиной водителя – рядом с Петром Ивановичем, через проход. Петр Иванович растолкал Пашку.
  – Поинтересуйся, чего она так поздно? Может, ребеночек заболел? Пашка вяло спросил: девочка у нее заболела, а машина сломалась.
  – Бог даст, оклемается. У вас тут с вашей лечебой толком и не помрешь.
  Ребеночек в кульке у матери негромко поскуливал. Та стала легонько укачивать его, подмурлыкивая песенку. У Петра Ивановича повлажнели глаза. От чувств, конечно, да и коньячок свое оказал – добавляет доброты, ясное дело, непосредственно.
  Пробил рыбий час. Петр Иванович достал подлещика. Укрыл газетой колени и аккуратно, чтобы шуршать потише, извлек рыбку из «Московского комсомольца». Подлещик лежал на фотографии министра. Тот развалился в кресле, а холуй в мундире, три звезды, полковник, надевал ему на ножку бареточку. Петр Иванович поспешно передвинул подлещика на лицо министра, чтобы, не дай Бог, кто из окружающих не узрел позор его родины. Потом вздохнул и стал безжалостно обдирать рыбку. Отодрал рёбра, вытянул из брюшка икру с пузырем. Самые вкусные кусочки со спины протянул Пашке. Пашка, не открывая глаз, принял подношение и стал мерно жевать. Два аккуратненьких кусочка Петр Иванович протянул арабке. Та улыбнулась и помотала отрицательно головой.
  Мирное занятие по расчленению рыбки прервал какой-то глухой ропот, Петр Иванович поднял голову, обернулся. Ворчали пассажиры сзади, демонстративно зажимая носы.
  – Чего они? – Петр Иванович толкнул Пашку в мягкий бок.
  – Рыбой им пахнет. Ругаются.
  – Ну, рыбой! – с нажимом сказал Петр Иванович. – Не говном же!
  Ропот пассажиров волной пробежал вперед к достиг водителя. Он обернулся к Петру Ивановичу и что-то сказал.
  – Просит не есть рыбу, если можно терпеть, – перевел Пашка с закрытыми по-прежнему глазами…
  – А по закону я могу есть воблу или не могу?
  – По закону можно, но он просит.
  – Если просит, ладно, потерпим, – Петр Иванович завернул разделанного подлещика в газету.
  Женщина с ребенком молчала, убаюкала своего. Песенку спела и – отключился малой. Везде они одинаковы. И матеря, и дети. Взять вон Машку и Мири – сестренки тоже…
  – Скажи, чтоб не орали – дитя разбудят! Пашка пробормотал просьбу назад. Остатки шума смолкли. Черт с ними! Может, правда, по природе рыбный дух переносят?
  Автобус уже крутился в центре Иерусалима.
  – Тахана мерказит! – наконец объявил в микрофон водитель. Центральный автовокзал.
  Пашка встрепенулся, зевнул. Пассажиры ожили. Автобус зарулил в свою нишу, спустил пар – дверь медленно отворилась.
  В автобусе зажегся свет. Ребеночек в кульке заплакал. Петр Иванович перегнулся через проход, потянулся рукой к сморщенному смуглому личику, отвлекая дитя от плача, но женщина резко оттолкнула его руку и встала. Мгновение смотрела на пассажиров огромными сумасшедшими невидящими глазами, губы ее кривились…
  – Аллах акбар!– выкрикнула она, И сорвала с ребенка одеяло.
  Петра Ивановича, разодрало на месте.
  В проходе, отброшенный взрывом назад, помирая, меленько сучил ногами Пашка.
  1995